История

Для чего Гитлер хотел напасть на Турцию

2019-08-20 14:55:01

В планах Гитлера значилось и силовое подчинение Турции своей воле. Осуществиться этим планам помешало только упорное сопротивление Советского Союза нацистской агрессии.

Англо-турецкое сближение

В большинстве отечественных работ по истории Второй мировой войны роль Турции упоминается исключительно в негативном ключе. Обычно указывается, что эта страна охотно шла на сближение с гитлеровской Германией, даже собиралась в 1942 году напасть на СССР, чтобы принять участие в захвате Кавказа совместно с вермахтом. В действительности всё не так однозначно.

Правящие круги кемалистской Турции стремились дистанцироваться от разворачивавшейся схватки мировых гигантов. Они старались извлечь наибольшую выгоду из нейтралитета, а примкнуть только к победителю, причём желательно без потерь. Вполне понятная позиция.

Понятно также, что в планах как Германии, так и Великобритании, Турции отводилась важная роль. Причём если Гитлер был готов довольствоваться дружественным нейтралитетом Турции, то лондонский кабинет Уинстона Черчилля с осени 1940 года предпринимал отчаянные усилия, чтобы втянуть Турцию во Вторую мировую войну на своей стороне. Его мечтой в этот период было создание балканской коалиции в составе Югославии, Греции и Турции, нацеленной на союзную Третьему Рейху Болгарию.

26 ноября 1940 года Черчилль проинструктировал своего министра иностранных дел Энтони Идена насчёт целей Великобритании в отношении Турции:

«Мы хотим, чтобы Турция вступила в войну как можно скорее... В случае, если германские войска будут переброшены через Болгарию при помощи последней или без таковой, было бы важно, чтобы Турция сразу же вступила в войну».

Объектом угроз и, при необходимости, военных действий Турции должна была стать Болгария, через территорию которой Германия могла напасть на Грецию. Пассивность Турции, предупреждал Черчилль, обернётся пагубно для неё, так как тогда «она окажется в абсолютном одиночестве, Балканские страны будут проглочены одна за другой, а мы не в силах будем ей помочь».

Черчилль возлагал надежды на то, что Советский Союз в это же время собирался с помощью Германии предъявить территориальные претензии к Турции. На встрече Молотова с Гитлером и Риббентропом, состоявшейся в Берлине 12-14 ноября 1940 года, глава советской дипломатии заявил, среди прочего, о жизненно важных интересах СССР в проливах Босфор и Дарданеллы, о желании иметь там военные базы и контролировать эти проливы. Поскольку СССР и Германия в тот период ещё придерживались почти союзнических отношений, это усиливало вероятность сближения Турции с Великобританией, причём, прежде всего, на антисоветской почве.

В начале 1941 года Черчилль не раз в инструкциях британским военным и дипломатам повторял свою установку на обеспечение вступления Турции в войну. Оно мыслилось в форме нападения Турции на Болгарию. Черчилль предупреждал, что падение Греции окажет роковое влияние на позицию Турции – она может примкнуть к прогерманскому блоку.

Но, в конечном итоге, правящие верхи Турции скептически отнеслись к способности Англии оказать ей достаточную помощь в войне, и оказались правы. Британцы не смогли помочь и Греции. Немцы захватили её в апреле-мае 1941 года. Если бы турки поторопились внять науськиваниям Черчилля, то их страна подверглась бы тогда же, по меньшей мере, бомбардировкам люфтваффе.

Тем не менее, Турция не приняла сторону Германии. В мае 1941 года Германия отправила свои самолёты на помощь правительству Ирака, выступившему против Англии. Французские власти в Сирии и Ливане, по требованию Германии, предоставили свои аэродромы для посадки этих самолётов. Турция же отказалась выполнить подобное требование Гитлера.

Директива Гитлера No 32

Строго нейтральная позиция Турции вызывала раздражение в Берлине. 11 июня 1941 года Гитлер подписал директиву No 32 о действиях после завершения войны с Советским Союзом (после «Барбароссы»). На военные операции против СССР отводилось около пяти месяцев. Директивой ставились задачи вермахту «на конец осени 1941 г. и зиму 1941/42 г.».

Одной из задач определялось «продолжение борьбы против английских позиций на Средиземном море и на Ближнем Востоке». Оно должно было осуществиться «путём концентрического наступления» из Северной Африки, а также из Болгарии через Турцию и, возможно, из Закавказья через Иран.

Относительно Турции в директиве особо указывалось:

«Необходимо наметить проведение германскими вооружёнными силами операции из Болгарии через Турцию с целью нанести удар по позициям англичан в районе Суэцкого канала, а также с Востока. Для этой цели следует предусмотреть, чтобы в Болгарии как можно раньше [выделено в документе – Я.Б.] были сосредоточены войска, достаточные для того, чтобы сделать Турцию послушной в политическом отношении или сломить её сопротивление силой оружия [выделено автором статьи – Я.Б.]».

Итак, после разгрома СССР приоритетным направлением для переброски высвободившихся германских войск становилась болгарско-турецкая граница. Причём эту переброску планировалось начать «как можно раньше» – очевидно, ещё до завершения фазы активных военных операций на Востоке.

Далее были возможны два варианта. Первый – Турция оказала бы сопротивление, фактически примкнув к Великобритании. В этом случае её сопротивление было бы, скорее всего, быстро сломлено. Страна подверглась бы долговременной германской оккупации.

Во втором варианте правители Турции могли пойти на союз с гитлеровской Германией ради каких-нибудь территориальных выгод. Тогда на территорию Турции вторглись бы, с другой стороны, британские войска.

В любом из двух вариантов вся территория Турции превратилась бы в театр военных действий Второй мировой войны.

Что помешало такому развитию событий? Только одно: Советский Союз не был разгромлен Германией ни в 1941 году, ни позднее.

Читайте также:
Правда ли
Задать вопрос
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках