История

Зачем красные партизаны в 1920 году уничтожили Николаевск-на-Амуре

2019-09-18 18:05:27

Геноцид, тактика выжженной земли, массовые убийства женщин и детей, уничтожение целого города — может показаться, что речь идет о зверствах немецко-фашистских захватчиков. Но все это сделали красные партизаны, которыми командовал Яков Тряпицын — борец за установление советской власти на Дальнем Востоке. Именно его воинское подразделение буквально разгромило Николаевск-на-Амуре, шокировав своей жестокостью весь мир.

Японский гарнизон

Многие участники Гражданской войны, будь то белогвардейцы или иностранные интервенты, часто совершали настоящие преступления и убивали мирных жителей. Драматично складывалась и ситуация на Дальнем Востоке. Далеко не все жители этого богатого края мечтали о советской власти.

Опасаясь большевиков, руководство Николаевска-на-Амуре обратилось к соседней Японии с просьбой прислать войска для защиты города, что и было сделано. Власти Страны восходящего солнца как раз искали повод для военной интервенции на Дальний Восток. Воспользовавшись смутой, охватившей Россию, они планировали захватить часть территории нашей страны.

Николаевск-на-Амуре был старинным многонациональным городом: там жили русские, японцы, корейцы и китайцы. В начале 1920 года в данном населенном пункте насчитывалось 2107 различных зданий, из которых 1165 были жилыми домами. Если не считать административные сооружения и предприятия, а также особняки богатых купцов, большинство построек были деревянными. К тому же благодаря своему географическому расположению этот портовый город имел важное стратегическое значение.

В сентябре 1918 года в Николаевск-на-Амуре с мирно проживающими 450 японцами прибыло 350 военнослужащих императорской армии, командовал которыми майор Исикава. Вместе с белогвардейцами, которых в городе насчитывалось около 300 человек, они должны были защищать привычный уклад жизни местных чиновников, дворянства и буржуазии. Времена были неспокойными, в годы Гражданской войны по всей России орудовало множество банд, придерживавшихся самой разной идеологии.

Яков Тряпицын

Человек, сыгравший роковую роль в жизни Николаевска-на-Амуре, родился в селе Саваслейка Владимирской губернии в 1897 году. Октябрьскую революцию Яков Тряпицын встретил в чине прапорщика царской армии, затем перешел на сторону большевиков. Он был умелым руководителем и талантливым командиром.

Известный историк и краевед Григорий Левкин в своей книге «Волочаевка без легенд» дал собственную оценку этому неординарному человеку: «Представляется возможным оценить роль Я. И. Тряпицына, который из отряда в 19 человек, смог довести численность Красной Армии Нижнего Амура до нескольких тысяч, сформированных в 5 полков, имевшей артиллерию, катера и пароходы, который уничтожил всех японцев в Николаевске и белогвардейцев от Хабаровска до Сахалина».

Автор не уточнил, каким образом красный командир, организовавший собственный партизанский отряд лишь летом 1919 года, за несколько месяцев сумел так существенно увеличить численность своего военного формирования. Но ответ прост. Я. И. Тряпицын принял в ряды красных партизан местных бандитов, уголовников и каторжников, сосланных на Дальний Восток еще царской властью. Этих людей называли «сахалы», поскольку многие из них ранее отбывали наказание на острове Сахалин. В годы Гражданской войны большевики видели в бывших заключенных классовых союзников, которым предоставлялась возможность с оружием в руках бороться за советскую власть. Партизанское соединение численностью около 3000 человек подошло к Николаевску-на-Амуре 21 января 1920 года.

Попытки обойтись без крови

Имея внушительное численное преимущество и обладая достаточным количеством оружия, красные партизаны надеялись избежать бессмысленного кровопролития. 27 января в Николаевск-на-Амуре отправились двое парламентеров: И. В. Орлов-Овчаренко и П. М. Щетников.

Тогда японцы и белогвардейцы совершили роковую ошибку: они жестоко убили парламентеров. Видимо, настолько ненавидели большевиков. По мнению Г. Г. Левкина, этот поступок поставил иностранных интервентов и представителей армии Колчака вне общепринятых законов ведения войны.

Осознав бесполезность переговоров, в феврале красные партизаны завладели стратегически важной крепостью Чныррах, находившейся на окраине города. Оттуда они начали вести регулярные артиллерийские обстрелы по Николаевску-на-Амуре.

4 февраля 1920 года генерал Сироодзу, командир 14 японской пехотной дивизии, чьим непосредственным подчиненным был майор Исикава, подписал декларацию о соблюдении японской армией нейтралитета в Гражданской войне в России. Небольшой военный гарнизон, размещенный в Николаевске-на-Амуре, подчинился своему командованию.

Японцы не могли не понимать, что после убийства парламентеров красные партизаны их возненавидели, но 28 февраля 1920 года после переговоров военное формирование Я. И. Тряпицына вошло в город без боев. Большевики пообещали не трогать мирное население. Жители, опасавшиеся красного террора со стороны партизан и примкнувших к ним бандитов-сахалов, даже украсили улицы красными флажками.

Первым делом сторонники советской власти арестовали и посадили в городскую тюрьму чиновников, дворян и купцов Николаевска-на-Амуре, подписавших петицию к японскому правительству с просьбой прислать военных для охраны города, а также своих идеологических врагов — белогвардейцев.

Бойня и расправа

В городе царила атмосфера всеобщего недоверия, перемирие было очень хрупким. Я. И. Тряпицын был уверен, что как только река Амур освободится от ледового панциря, к японцам придет подкрепление. Поэтому большевики решили разоружить иностранных интервентов. 11 марта начальник штаба красных партизан Т. И. Наумов-Медведь потребовал у майора Исикавы и его подчиненных сдать оружие.

Японцы решили, что их собираются перебить. Поэтому в ночь на 12 марта они неожиданно напали на большевиков. Тогда погиб не только вышеупомянутый начальник штаба, но и еще около 500 сторонников советской власти. Сам Я. И. Тряпицын сомневался в победе, но партизаны продолжали отстреливаться, а 13 числа к ним подоспело подкрепление — из села Керби пришел полк, которым командовал И. А. Будрин.

Майор Исикава с остатками своего гарнизона заперся в магазине, принадлежавшем местной семье Симадо. Партизаны облили это здание керосином, подожгли. Многие японцы заживо сгорели там, а выбежавших расстреляли большевики. В различных источниках утверждается, что тяжело раненого Исикаву застрелил лично И. А. Будрин.

Затем бандиты-сахалы, которых никто не стал удерживать, принялись громить дома мирных японцев. Уголовники насмерть растерзали около 80 женщин, убили всех: стариков и детей. Имущество несчастных было разграблено. Геноцид, учиненный красными партизанами, удалось пережить только двенадцати японкам, которые были замужем за китайцами. Семьи надежно спрятали их.

К тому же в тюрьме были перерезаны все арестанты. Вошедшие в кровавый раж бывшие каторжники убили даже собственных боевых товарищей — слегка проштрафившихся красных партизан, которые находились в тюрьме из-за отсутствия гауптвахты. В такой ситуации никто не стал разбираться.

15 марта 1920 года сдалась в плен последняя группа японцев. 117 мужчин и 11 женщин большевики посадили в опустевшую тюрьму.

Тучи сгустились

После победы Я. И. Тряпицын установил в Николаевске-на-Амуре свои порядки. Все имущество местных купцов, чиновников и дворян было конфисковано. Уголовники-сахалы продолжали измываться над горожанами, грабить и насиловать. Командир им никак не препятствовал.

Это возмутило убежденных коммунистов и некоторых местных жителей, примкнувших к отряду из идейных соображений. Командир полка И. А. Будрин возглавил это протестное движение. Но большинство красных партизан составляли именно вчерашние каторжники, так что недовольные остались в меньшинстве.

Тем временем японское военное командование узнало о геноциде, учиненном в Николаевске-на-Амуре. Власти Страны восходящего солнца решили использовать этот инцидент для оккупации Сахалина и Дальнего Востока. В ночь с 4 на 5 апреля 1920 года части императорской армии осадили Хабаровск, Владивосток, Спасск-Дальний и другие города Приморского края.

Я. И. Тряпицын и его товарищи оказались в незавидном положении. Они понимали, что японцы вскоре неизбежно придут отомстить за убитых соотечественников. В такой непростой ситуации командир вооруженного формирования решил арестовать И. А. Будрина и нескольких его единомышленников, которых подозревали в организации заговора. 23 апреля оппоненты Я. И. Тряпицына пополнили ряды сидельцев местной тюрьмы.

После захвата Хабаровска японские военные направились в Николаевск-на-Амуре. Отчаянные попытки красных партизан допроситься военной помощи у китайцев, чье консульство располагалось в городе, успехом не увенчались.

Взорвали весь город

Публицист и историк Владислав Юзефов написал сборник очерков и новелл «Годы и друзья старого Николаевска», в котором отразил самые трагичные страницы в жизни любимого города. В ночь с 31 мая на 1 июня 1920 года практически весь Николаевск-на-Амуре был уничтожен отступавшими партизанами под командованием Я. И. Тряпицына, а накануне в местной тюрьме были казнены все заключенные: пленные японцы и коммунисты, заподозренные в заговоре против командира. Вместе с И. А. Будриным был расстрелян его 16-летний сын.

Как известно, председатель Иркутского губернского военно-революционного комитета Яков Янсон направил Я. И. Тряпицыну телеграмму: «Вы должны во чтобы то ни стало удержать Николаевск. Этим вы оказываете неоценимую услугу советской России. В противном случае ответственность падет на вас».

Очевидно, большевистское руководство надеялось, что партизаны сумеют удержать город, организовав его оборону, до прихода регулярных частей Красной армии. Но Я. И. Тряпицын и его товарищи решили поступить по-другому. С 23 по 30 мая все население Николаевска-на-Амуре было эвакуировано в соседнее село Керби, а китайцы и другие иностранцы перебрались в поселок Маго при содействии консула Поднебесной Чжан Вэньхуана.

Дальнейшее трудно вообразить. Все каменные постройки города были взорваны, а деревянные дома подожжены. Одновременно заполыхал весь Николаевск-на-Амуре. Уничтожение города бойцы Я. И. Тряпицына проводили до 3 июня включительно. Лишь несколько зданий уцелели после пожара. Это была тактика выжженной земли.

Исследователи сломали немало копий, пытаясь понять причину таких целенаправленных действий красных партизан. Ведь в ходе Гражданской войны многие города переходили от красных к белым и обратно по нескольку раз. И никому не приходило в голову полностью уничтожать все здания, потому что после боевых действий противоборствующие стороны планировали строить новую мирную жизнь, которая почти невозможна на пепелище.

Одни историки утверждают, что Я. И. Тряпицын действовал как великий полководец М. И. Кутузов, не желая оставлять врагу город, где японцы могли бы организовать военную базу. Другие считают, что он пошел на поводу у бандитов-сахалов, которым разграбленный Николаевск-на-Амуре был уже не нужен и они не собирались его защищать ценой своих жизней.

В радиограмме, отправленной руководству партии 1 июня 1920 года, Я. И. Тряпицын сообщил: «Товарищи! В последний раз говорим с вами. Оставляем город и крепость, взрываем радиостанцию и уходим в тайгу. Все население города и района эвакуировано. Деревни по всему побережью моря и в низовье Амура сожжены. Город и крепость разрушены до основания, крупные здания взорваны. Все, что нельзя было эвакуировать и что могло быть использовано японцами, нами уничтожено и сожжено. На месте города и крепости остались одни дымящиеся развалины, и враг наш, придя сюда, найдет только груды пепла. Мы уходим». Ранее командир красных партизан заявил своим товарищам, что уничтожение города будет показательным фактом для иностранных государств.

Суд 103 и расстрел

Жители Николаевска-на-Амуре не простили Я. И. Тряпицыну учиненной им расправы над целым городом. 7 июля 1920 года весь штаб партизанского соединения, скитавшегося по тайге, был арестован группой местных жителей, которых возглавлял бывший белогвардеец И. Т. Андреев.

Николаевцы организовали импровизированное рассмотрение дела, которое осталось в истории под названием «Суд 103». Именно столько человек в нем участвовали. Они проголосовали за высшую меру наказания Я. И. Тряпицыну и четырем его соратникам. В том числе вместе с командиром была казнена и начальник штаба Нина Лебедева-Кияшко, занявшая эту должность после гибели Т. И. Наумова-Медведя.

Вскоре после инцидента товарищи по партии постарались откреститься от человека, уничтожившего целый город. Коммунисты стали называть Я. И. Тряпицына анархистом. А мировая общественность была шокирована учиненным красными партизанами уничтожением целого города.

Николаевск-на-Амуре и его жители

Самоуправство командира красных партизан погубило многих простых жителей Николаевска-на-Амуре, ведь им пришлось провести зиму 1920—1921 годов на пепелище. Бедняки, которым некуда было бежать, вернулись к своим разрушенным домам, ютились в холодных землянках, голодали. По воспоминаниям старожилов, городское кладбище тогда увеличилось почти вдвое.

Николаевск-на-Амуре остался без школ, больниц, транспортной инфраструктуры, культовых объектов, предприятий, жилых зданий. После окончательного установления советской власти молодой республике пришлось потратить огромные средства на восстановление города и всей его инфраструктуры.

Но своей цели И. Я. Тряпицын добился. Японцы действительно прошли мимо пепелища, заняв другие населенные пункты. Окончательно прогнать интервентов с Дальнего Востока удалось лишь в 1925 году.

Читайте также:
Правда ли
Задать вопрос
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках