История

Алена Арзамасская: монашка, ставшая атаманшей в войске Степана Разина

Автор: Ярослав Бутаков  |  2019-11-18 22:33:20

В истории Крестьянской войны 1670—1671 гг. под предводительством донского казачьего атамана Степана Разина много неясного. Прежде всего, непонятно, почему большинство сведений об этом восстании сохранилось именно в западных источниках. Спустя всего лишь после восстания – «бунт Стеньки Разина» стал предметом научных исследований в европейских университетах! Даже революция 1917 года не привлекла к себе внимания зарубежных историков столь быстро. При этом в России не уцелело даже следственное дело предводителя мятежников! Что вряд ли можно считать случайностью.

Восстание в Мордовии

Осенью 1670 года восстание, которое обычно называют крестьянским или казацко-крестьянским, широко разлилось по территории Среднего Поволжья. Оно распространилось быстро, как пожар. Тут и там стремительно возникали многотысячные и неплохо по тем временам вооруженные (еще одна загадка) отряды бунтовщиков, возглавляемые авторитетными и искушенными в военном деле командирами. История донесла до нас имена наиболее известных из них: Михаил Харитонов, Василий Федоров, Максим Осипов, Павел Елушев, Акай Боляев. Среди них – и инокиня Алена, известная лишь по имени да по месту рождения.

Это был регион, лишь недавно подвергшийся поверхностной русификации. Большинство населения, если не всегда по крестильным именам, то по языку составляли крещеные инородцы: мордва, марийцы (черемисы), чуваши, были и некрещеные – мишари (мещеряки), татары.

Восстание бушевало совсем рядом с автономным Касимовским царством. Примечательны показания некоторых пленных разинцев: на допросах они говорили, что целью их отрядов является город Касимов.

Считается, что восставшие потерпели поражение, потому что не смогли объединить действия отдельных отрядов и были поодиночке разбиты царскими войсками. Предводительницей одного из самых многочисленных и удачливых отрядов стала женщина – инокиня Алена из Арзамаса.

Знахарка

На самом деле Алена была родом из Выездной Слободы, что совсем рядом с нынешней городской чертой Арзамаса (сейчас называется Выездное). В те времена это была казачья слобода, основанная во время войн Ивана Грозного против марийцев. Судя по всему, изначально население слободы составляли мещёрские казаки – мишари.

Неизвестно, было ли имя Алена крестильным или уже иноческим именем нашей героини. Выданная, как водилось в крестьянских и казацких семьях, рано замуж, Алёна овдовела. В таком положении многие русские женщины предпочитали уходить в монастырь. Нам неизвестен её возраст к моменту восстания. Неизвестно также, много ли лет она провела в монастыре перед этим.

Единственная достоверная черта биографии – Алёна была знахаркой и лекаркой. Она знала лечебные свойства растений и другого природного сырья, умела их применять. По-видимому, про её мастерство в этом деле было известно в округе. Судя по всему, еще до начала восстания Алёна обладала некоторым авторитетом в округе, что и позволило ей довольно быстро возглавить повстанцев.

С христианской точки зрения, знание лечебных сил растений считалось ведовством. В монастыре оно точно не поощрялось, а за монастырскими стенами едва терпелось властями. Следовательно, Алёна могла получить свои знания только до прихода в монастырь. Вероятно, многое она знала ещё с детства. Для уроженки мещёрских, муромских, мордовских краёв это не удивительно: русские всегда считали «чудь», «мордву» колдунами, знающимися с нечистой силой.

Монашка в бегах

Неизвестно, бежала ли Алёна из монастыря непосредственно перед восстанием или уже давно была монашкой в бегах. Неизвестен в точности даже тот монастырь, где она приняла постриг. Историки говорят о женском Николаевском монастыре под Арзамасом, но это не точно. Ведь даже с местом её рождения выходит путаница. Есть свидетельства, что она была родом из-под Красной Слободы.

Впрочем, она вполне могла там жить перед началом восстания. Её популярность и навыки говорят, скорее, в пользу того, что вооружённые драки и скитания по больших дорогам были для неё не в новинку. То есть, прежде чем в Поволжье распространились вести о Стеньке Разине, Алёна уже какое-то время была «каликой перехожей» и занималась целительством вне монастырских стен. Побег из монастыря да в сочетании с таким колдовским ремеслом это уже двойное преступление против религии, наказывавшееся по Соборному уложению 1649 года сожжением живьём. Становясь во главе мятежников, Алёна практически ничего не теряла.

Лгут ли иностранцы

Дальнейшие события – её руководство восстанием, оборона города Темникова от царских войск, пленение и казнь – хорошо описаны в литературе и популярных статьях. Любопытно, что известия о разгроме Разина и его соратников, об их лютых казнях, появились за рубежом раньше, чем в России. Остается загадкой, кто об этом позаботился и зачем. Известно, во всяком случае, что иностранные наёмники составляли львиную долю московского царского войска при подавлении восстания.

Историки Елена Чистякова и Владимир Соловьёв, выпустившие в 1988 году книгу «Степан Разин и его соратники», считают, что многие иностранные свидетельства об Алёне Арзамасской элементарно могли быть вымыслом. В частности, её исключительная нечувствительность к пыткам была известным европейским художественным приёмом, призванным внушить читателям уверенность в том, что казнённая действительно была ведьмой, обладала какою-то сверхъестественной силой. К таким же средствам относится и упоминание о мощном луке атаманши, который якобы не смог натянуть никто из царских воинов.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках