История

Шемякина смута: как женский каприз едва не погубил Русское государство

Автор: Ярослав Бутаков  |  2019-11-27 12:50:58

В 1433 году в Московском государстве разразилась междоусобица, едва не погубившая его в самом начале его существования. У историков в XX веке она получила название Феодальная война, а современники прозвали её Шемякиной смутой.

Двадцать лет, до 1453 года, враждовали князья. Неоднократно менялись лица на великокняжеском престоле. Два великих князя поплатились здоровьем, были ослеплены своими противниками – один на один глаз, другой на оба. Люди гибли в сражениях, горели города, а татары между тем неоднократно разоряли Русскую землю.

Этот самый кровавый период смуты был спровоцирован гневным и оскорбительным поступком женщины.

Зародыш смуты

Смута начала тлеть в самый год (1425) вступления на московский престол Василия II, сына Василия I, внука Дмитрия Донского. Великому князю было тогда всего десять лет от роду. Реальной правительницей при нём была его мать Софья Витовтовна, дочь литовского великого князя.

Сын Дмитрия Донского, дядя Василия II князь Звенигородский и Галицкий Юрий не признал прав своего племянника. По его убеждению, великокняжеский престол должен был достаться не сыну последнего великого князя, а старшему в роде. Стороны вооружались, двигали войска, но до войны дело тогда так и не дошло. В 1428 году при посредничестве митрополита дядя и племянник заключили перемирие.

В это время чувствовалось ослабление власти Золотой Орды над Русью. Обычно спор о великокняжеском достоинстве разрешало только одно слово хана. Но теперь не к кому было обращаться – в Золотой Орде происходили перевороты, ханы в Сарае менялись через каждые несколько месяцев. Наконец на золотоордынском престоле утвердился хан Улу-Мухаммед, и в 1431 году Юрий Дмитриевич предложил Василию Васильевичу ехать к нему за решением их спорного вопроса: кому татарский хан (царь, как его звали на Руси) даст ярлык – тому и быть великим князем, как исстари было заведено.

Юрий Дмитриевич приводил Улу-Мухаммеду много доказательств своих родовых прав на московский престол, подкреплял свою речь примерами наследования из истории династии. Василий II по юности лет не мог сам отстаивать свои права, за него говорили его бояре. И вот один из бояр по имени Иван (летопись не назвала его фамилию) умело сыграл на самолюбии хана. Он обратил внимание, что Юрий отстаивает свои права на основании русских законов, но ведь превыше их – слово хана. Василий не требует, а молит о царской милости: Русь – улус хана, и только его слово имеет здесь какое-то значение. Улу-Мухаммеду понравились льстивые речи хитрого московского боярина, и он отдал ярлык Василию.

С тем и возвратились на Русь. Вражда была внешне потушена. Юрий должен был смириться перед ханской волей.

Летописная традиция отрицательно оценивала этого боярина Ивана, выставляя его карьеристом и предателем. Он, оказав такую важную услугу Василию, хотел выдать за великого князя свою дочь, но, получив отказ, оскорбился, выехал из Москвы и в дальнейшем стал врагом Василия.

Как мать великого князя дала повод к войне

Целых два года ничто, казалось, не омрачало установившегося согласия в семье Александра Невского. Великий князь Василий II, войдя в совершенные лета, надумал жениться на внучке двоюродного брата своего деда, прославленного на Куликовом поле князя Владимира Андреевича, Марии. На 8 февраля 1433 года была назначена свадьба. На торжество в Москву была приглашена вся родня. Дядя Василия II не приехал, но его молодые двоюродные братья Василий и Дмитрий почтили великого князя своим присутствием.

В великокняжеской семье было предание о пропавшей драгоценности. Якобы ещё в 1367 году, когда Дмитрий, будущий Донской герой, женился на дочери Суздальско-Нижегородского князя Дмитрия Константиновича, последний дал в приданое за дочерью роскошный золотой пояс. Однако московский тысяцкий, боярин Василий Вельяминов подменил этот пояс на гораздо менее ценный, а настоящий подарил своему сыну Николаю. Тот в свою очередь отдал его в приданое за своей дочерью. Так, переходя из рук в руки почти семьдесят лет, подлинный золотой пояс оказался на Василии Юрьевиче, и тот появился в нём на свадьбе.

По рассказу летописцев, Софья Витовтовна, увидев этот пояс на Василии Юрьевиче, узнала родовую драгоценность, вышла из себя и приказала своим людям снять украшение с гостя. Оскорблённые братья Юрьевичи тут же уехали со свадебного пира, пообещав отомстить. Война началась.

Степень правдоподобности

В рассказе, конечно, много странного. Оставим в стороне сложную цепочку передачи пояса. Каким образом Софья Витовтовна могла узнать в золотом поясе Василия Юрьевича родовую драгоценность своего мужа, если она, во-первых, её никогда в глаза не видела, во-вторых, сам Василий Дмитриевич ею реально не владел, так как его матери, жене Дмитрия Донского, она не досталась?! Это могло быть только подозрением, причём ничем не обоснованным. История о подмене Вельяминовым (этому мятежному тысяцкому задним числом приписали много злодейств) пояса и о его дальнейшей передаче выглядит как сказка, придуманная в оправдание возмутительному поступку матери великого князя Василия II.

Неизвестно, что там в точности произошло на свадьбе. Несомненно только то, что мать великого князя нанесла жестокое оскорбление знатным гостям – сыновьям соперника её сына. Скорее всего, наружу вырвалась семейная ненависть. Очень возможно, что не будь этого эпизода, война всё равно бы разразилась по тому или иному поводу. Однако всё ж таки все летописи (кроме двух) связывают начало Шемякиной смуты со вспышкой гнева Софьи Витовтовны.

Альтернативная версия, тоже повествующая о злополучном поясе, выставляет оскорбителем высоких гостей боярина Захара Кошкина, предка Романовых, который заявил, что это украшение якобы пропало у него, когда его ограбили. Данная версия, вероятно, была сочинена уже после воцарения Романовых, чтобы возвысить их роль в истории прежней династии. На самом деле не таким уж значительным человеком был тогда Кошкин, чтобы нападать на человека из княжеского рода.

К чему привело

А дальше, как известно, князь Юрий взял Москву и умер на престоле. Ему наследовал оскорблённый на свадьбе Василий Юрьевич, которому потом выкололи глаз сторонники Василия II. Василия Юрьевича после этого стали именовать Косым. Войну продолжил его брат Дмитрий по прозвищу Шемяка. Когда уже он в свою очередь сумел взять в плен Василия Васильевича, то выколол ему оба глаза, и Василий II вошёл в историю под прозвищем Тёмный. Перед этим Василий, пока ещё не Тёмный, успел побывать в плену у казанских татар, откуда его выкупили, заплатив огромную дань. А закончилась усобица отравлением Шемяки агентами Василия Тёмного в 1453 году. Смута, вызванная выпадом вспыльчивой женщины, едва не привела только-только складывавшееся единое Русское государство на грань гибели.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках