История

Почему многие поддержали Дантеса после убийства Пушкина

2020-04-25 13:30:04

Александр Сергеевич Пушкин был вспыльчив и участвовал в дуэлях 30 раз, причем пять раз – вызывали на дуэль его. Много раз дуэли удавалось избежать: её отменяли в последний момент, противники не могли договориться о правилах или перед Пушкиным извинялись. Один из оппонентов – французский офицер Дeгильи просто отказался от дуэли.

Пушкин стрелялся с поэтом Кондратием Рылeeвым, со своим другом Вильгельмом Кюхельбeккeрoм и с офицером Генштаба Александром Зубовым. Каждый раз он стрелял вторым и стрелял в воздух. Разрядить пистолет в противника ему привелось дважды: во время дуэли с офицером егерского полка Семёном Стaровым он промахнулся из-за снегопада, а на поединке с вельможей из Молдавии Теодором Бaлшeм ситуация повторилась. Но 27 января 1837 года случилось непоправимое – во время дуэли Пушкина и поручика Кавалергардского полка барона Жоржа Шарля Дaнтеса (Georges Charles de Heeckeren d'Anthès) француз смертельно ранил поэта, и тот скончался от раны спустя двое суток.

Смерть Пушкина не вызвала всеобщего негодования среди знати императорского двора – слишком мало людей понимали значение его творчества и слишком многие «в позолоченных салонах» отнеслись, по словам княгини Екатерины Николаевной Мещерской, «совершенно равнодушно», а некоторые были даже рады.

Князь Барятинский

Князь Александр Иванович Барятинский, которому было 22 года, только что вернулся с Кавказа, где служил в Кабардинском полку и даже был ранен. Отличался нахальностью, на Кавказ попал после скандала, связанного с именем дочери императора Марии Николаевны. По возвращении получил в награду золоту шпагу с гравировкой «За храбрость».
В круг общения офицера входил и Жорж Дантес, с которыми у него были приятельские отношения. Немудрено, что после смерти поэта Барятинский был целиком на стороне приятеля-француза. Когда Дантес находился на гауптвахте, молодой князь написал ему письмо, в котором огорчался, что не может его посетить из-за «строгости караульных нравов», и заверял в самой искренней дружбе, сочувствовал ему и уверял что так думает не только он, но и вся его семья (Карамзина и др. «Из писем 1836—1837 года»). Семья князя тогда состояла из его родителей – англомана князя Ивана Ивановича Барятинского, матери Марии Федоровны (урожденной Келлер) и брата Владимира, которому едва исполнился 21 год и который был сослуживцем Дантеса.
Пушкин для юных офицеров был далек и непонятен, а поддержать своего брата кавалергарда было приятно и почетно.

Граф Нессельроде с супругою

Подозрения в причастности к истории с дуэлью падали и на Министра иностранных дел Российской империи графа Карла Роберта фон Нессельроде, немца по происхождению, одного из самых закоренелых взяточников того времени. Об этом в своих записках делал пометки историк Александр Иванович Тургенев.
Подозревал причастность Нессельроде и его жены Марии Дмитриевны Нессельроде (урожденной Гурьевой, самой богатой невесты Санкт-Петербурга) даже император.
Благосклонности графини поэт лишился в тот самый миг, как написал эпиграмму о её отце Дмитрии Александровиче Гурьеве, в которой были и строки про то, что «Гурьев грабил весь народ». Сама графиня также становилась мишенью эпиграмм поэта. Она оказалась злопамятной, и вряд ли обитатели ее салона сожалели о смерти поэта.
Статс-дама пользовалась своим влиянием, чтобы разрушать и создавать репутации, и имела связи с французской знатью. Она приблизила к себе барона Геккерна, приемного отца Дантеса, а затем и самого Дантеса, была посаженной матерью на свадьбе француза.
Пушкин ненавидел её за бесцеремонность, вмешательство в дела семьи, а однажды прямо нагрубил ей. Он подозревал, что именно она научила кого-то прислать ему «Диплом рогоносца».

Идалия Полетика

Идалия Григорьевна Полетика (урожденная Обертей) была еще одной женщиной, которая поддержала Дантеса и считала, что поэт получил по заслугам.
Внебрачная дочь графа Григория Александровича Строганова, она была троюродной сестрой Натальи Николаевны Пушкиной (Гончаровой) и ненавидела поэта всем сердцем. Причиной стала её отвергнутая любовь и злые шутки Александра Сергеевича: он написал ей письмо с признанием в любви и пометил его 1 апреля. Письмо было зачитано вслух при большом стечении народа, что не на шутку взбесило женщину.
По стечению обстоятельств муж Идалии служил в одном полку с Дантесом. Идалия охотно посещала дом Екатерины Дантес после дуэли, выражая поддержку. В одном из писем к мужу Екатерина писала, что Идалия «плакала как безумная» из-за того, что не смогла проститься с убийцей поэта. Своей ненависти она осталась верна всю жизнь. Когда в Одессе, где она доживала дни, поставили памятник поэту, она поехала к нему, чтобы плюнуть «на изверга».

«Друзья» Карамзины

Оправдывали Дантеса и знакомые поэта. Члены кружка Карамзиных открыто поддерживали авантюриста и поощряли его. Дочь знаменитого историка Софья Николаевна Карамзина писала в письме к близким о том, что она «рада, что Дантес совсем не пострадал», и что если уж Пушкину суждено было стать его жертвой, то пусть это будет единственная жертва дуэли. Она высказывала опасения, что француза теперь могут судить и сурово наказать: «мне бы хотелось, чтобы ему не было причинено ничего дурного».
Еще один член семьи Карамзиных, Андрей Николаевич, знавший Пушкина, Гоголя и Лермонтова, общался с семьей рокового француза в Висбадене летом 1837 года и умилялся, что Дантес находит и среди русских людей защиту, что он «честный и благородный человек», правда тут же Карамзин оговаривался: «насколько мне кажется».

«Золотая молодежь»

Подозревали в написании «Диплома рогоносца» «золотую молодежь» того времени, например, 23-летнего князя Ивана Сергеевича Гагарина, который позже стал иезуитом, и 21-летнего князя Петра Владимировича Долгорукова.
Однако экспертиза XX века показала, что они письма не писали. Но вряд ли богатые прожигатели жизни в 1837 году понимали, кого потеряла Россия, ведь оба водили дружбу с Дантесом, а Долгоруков к тому же имел скандальную репутацию. Позже он опубликовал в Европе книжицу с фактами, компрометирующими русских дворян, которые собирал при дворе.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
  1. 2020-05-10 09:41:54
    Ramzan Churiev
    К сожалению можно быть величайшим поэтом (прозаиком, артистом, танцором, и т.д.), но при этом быть пренеприятнейшим человеком. И что прощать?
  2. 2020-04-27 07:30:19
    Михаил Юрьевич Притуляк
    Для кого вы это пишете? А.С. Пушкин после дуэли с Дантесом был осужден полковым судом, на котором офицеры признали повод для вызова на дуэль Дантеса малозначительным. Высочайшим приговором для Пушкина было применено повешение, не исполнено, поскольку он умер. Приговор не отменен до настоящего времени -хотя генеральный прокурор Чайка пытался это предложить Главной Военной Прокуратуре.
Скрыть комментарии
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи