История

Баронесса Будберг: почему в СССР было запрещено упоминать последнюю любовь Максима Горького

Автор: Игорь Кончаковский  |  2020-03-09 12:41:35

XX век можно смело называть веком авантюристов. Время, надо сказать, было подходящее. Рушились вековые империи, новые государства возникали как грибы после дождя и так же быстро исчезали, революции приводили к власти совершенно неожиданные политические силы. Среди такого немыслимого водоворота событий всегда находились те, кто мог мастерски воспользоваться царящим вокруг хаосом. Кто-то продавал Зимний дворец, кто-то выдавал себя за чудесно спасшихся царевен или царевичей, кто-то работал сразу на несколько разведок. Марии Закревской (она же баронесса Будберг) как раз приписывают тройную агентурную деятельность. Якобы она одновременно работала на СССР, Германию и Великобританию. Сейчас уже невозможно сказать, как все было на самом деле, однако даже если опустить подобные домыслы, биография этой женщины достойна особого внимания. Хотя бы потому, что из-за нее сходили с ума от ревности великие писатели прошлого века — Максим Горький и Герберт Уэллс.

Красная Мата Хари

Мария Игнатьевна Закревская, или Мура, как ее звали самые близкие люди, появилась на свет в 1892 в Полтаве. Происхождение сулило новорожденной безбедную жизнь среди элиты как российского, так и европейского общества. Отец семейства, Игнатий Закревский, был не последним человеком в Империи — сенатор, знаменитый юрист, крупный землевладелец и хозяин сахарного завода. Поэтому Мария, получив лучшее из возможного на родине образования, была отправлена отцом в Лондон, где уже некоторое время жил ее старший брат, Платон. В Лондоне она познакомилась и вышла замуж за дипломата Ивана Бенкендорфа, работавшего в российском посольстве. Казалось, фортуна никогда не изменит молодой паре: приемы в лучших домах британской столицы, светские рауты и сугубо аристократические развлечения. Перевод Бенкендорфа в Берлин также обещал новые знакомства среди высших кругов континентальной Европы.

Однако с началом Первой мировой войны жизнь четы Бенкендорфов драматически меняется. Поскольку лето 1914 года Россия и Германия встречают врагами, русские дипломаты вынуждены вернуться на родину. В это бурное время у Марии рождается двое детей: мальчик, Павел, и девочка, Татьяна. Вслед за войной в России вспыхивают сначала февральская буржуазная, а затем октябрьская социалистическая революции. Общественное напряжение доходит до точки кипения и в стране начинается гражданская война. Для мужа Марии эти события закончатся трагично: в 1919 году в своем эстонском поместье он будет убит взбунтовавшимися крестьянами.

Сама Мария окажется в голодающем Петрограде, где сможет выжить благодаря тому, что станет любовницей британского посла Роберта Брюса Локкарта. По воспоминаниям поэтессы Нины Берберовой, умение соблазнять нужных мужчин было своего рода даром Закревской и не раз помогало не только в непростых жизненных ситуациях, но и спасало от смерти. В 1918 году Локкарт станет главным фигурантом «заговора послов», целью которого было свержение еще неокрепшей советской власти. ВЧК арестует посла и его любовницу посреди ночи, буквально вытащив из постели. Никто тогда не сомневался, что Локкарту грозил расстрел. Не лучше обстояли дела и у классово чуждой для новой власти аристократки Закревской. Тем более, что одним из руководителей процесса был безжалостный чекист Яков Петерс. Однако Закревской удается встретиться с Петерсом после чего ко всеобщему удивлению Локкарта выпускают с условием покинуть Россию в течение двух дней. Именно после прямого столкновения с советскими спецслужбами за Марией и закрепилась слава шпионки. Вероятно, и жизнь Локкарту сохранили лишь потому, что через него можно было получать ценнейшие сведения. Как бы то ни было, вскоре на свободе оказывается и сама Закревская.

Между Горьким и Уэллсом

После истории с Локкартом Закревская устраивается работать в литературное издательство, где через Корнея Чуковского знакомится с Максимом Горьким. Спустя некоторое время девушка становится его личным секретарем, а затем и любовницей (на тот момент писатель был в два раза старше ее). Горький был не только властителем дум молодого советского государства, но и обладал рядом чрезвычайно полезных знакомств среди его руководителей. Надо сказать, что писатель нашел этому весьма достойное применение: ему не раз удавалось вытаскивать из тюрем представителей классово чуждой интеллигенции. После убийства Ивана Бенкендорфа Горький, используя свое влияние, смог организовать фиктивный брак Закревской с обнищавшим бароном Будбергом, что давало ей право на гражданство в то время независимой Эстонии, возможность видеться с детьми и свободно путешествовать по странам Европы.

Дом Горького был всегда открыт для иностранных коллег. В 1920 году с визитом в Россию прибывает английский писатель-фантаст Герберт Уэллс. Горький приставляет к нему Закревскую в качестве гида и переводчика. Сугубо деловые отношения очень скоро становятся романтическими. Как позже вспоминал сам англичанин: «всякий раз, как я видел ее рядом с другими женщинами, она определенно оказывалась и привлекательнее, и интереснее остальных». И все это несмотря на сломанный нос, прокуренный голос и общую неопрятность женщины, которые Уэллс также упоминает в мемуарах.

К 1921 году Горький из певца революции превращается в вольнодумца, заявления которого часто идут вразрез с курсом правительства. Под предлогом лечения туберкулеза писатель отбывает в Италию. В Сорренто он возобновляет сожительство с Закревской (на тот момент уже баронессой Будберг), а время от времени их навещает и Герберт Уэллс. Тем временем умирает Ленин и вся полнота власти оказывается в руках Иосифа Сталина. В условиях «обострившейся классовой борьбы» литературный талант и авторитет Максима Горького оказались весьма ценными и писателя всеми правдами и неправдами начинают склонять к возвращению в СССР. Не последнюю роль (а, возможно, и решающую) здесь сыграла сама Закревская, в чем многие видят косвенное доказательство ее работы на советскую разведку. В 1933 году писатель окончательно возвратился в СССР. Правда, всего через три года страну потрясет новость о смерти Алексея Максимовича в Горках. И вновь мы узнаем, что до самого конца у постели Горького находилась Мария Закревская. Могла ли она ускорить уход из жизни писателя, не оправдавшего доверия Сталина? И в этом случае все, что у нас есть — лишь домыслы.

После смерти Горького баронесса Будберг возвратилась на Запад, где получила право на все зарубежные издания писателя, что позволило ей вести безбедное существование. Не забыл о своей любовнице и Уэллс, завещав ей баснословную по тем временам сумму в 100 000 долларов. В самом же СССР про последнюю любовь великого писателя предпочитали не вспоминать. Слишком уж неудобной персоной она была: непролетарского происхождения, замечена в порочащих связях с британскими подданными (если сочувствующего коммунистам Уэллса еще можно было простить, то откровенного шпиона Локкарта — ни в коем случае), да и непорядочно много времени провела на капиталистическом Западе. А может быть спецслужбы просто не хотели лишних упоминаний о своем тайном агенте.

Любопытно, что за некоторое время до смерти Закревской в 1974 году полностью сгорел ее архив, в том числе и вся личная переписка. Конечно, все можно списать на случайность, неосторожное обращение с огнем и так далее. Однако теперь мы точно никогда не узнаем, кем же на самом деле была Мария Закревская-Бенкендорф-Будберг.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи