История

Почему Астраханский регион в Российской империи называли воротами для чумы

Автор: Орынганым Танатарова  |  2020-04-16 19:38:58

После присоединения Астраханского ханства, случившегося в 1556 году, Москва начала активно налаживать экономические связи со своими восточными и южными соседями. Астрахань стала настоящими воротами, через которые в Россию потекли персидские и китайские товары. И никто не знал, что в степях Нижнего Поволжья с древних времен существует природный очаг чумы. В XIX веке многие ученые считали, что эпидемии этой болезни приходят в нашу страну вместе с торговцами и переселенцами из Азии.

Ворота на Восток

Астраханская область расположена в Прикаспийской низменности, на юго-востоке Европы. Через степи Нижнего Поволжья веками проходили караваны с товарами, мигрировали племена воинственных кочевников. Этот регион исторически связывал Запад и Восток. А после его вхождения в состав Русского царства экономическая активность лишь увеличилась. На юг потянулись русские переселенцы: рыбаки, землепашцы и промысловики, они быстро наладили торговлю с соседями.

Вверх по Волге регулярно отправлялись купеческие суда с рыбой, икрой, солью, овощами, иностранными товарами. А вместе с ними в Москву и другие города могли проникать и опасные инфекционные заболевания: чума, холера, тиф и прочие. Поэтому Астрахань считалась не только регионом, открывающим России путь для дальнейшей экспансии на Восток, но и воротами для чумы, эпидемии которой часто бушевали в восточных и южных странах.

Чума XVIII века

Эта болезнь причинила значительный ущерб многим народам. Ее тень на протяжении веков грозно нависала и над Западной Европой, и над Россией. Об этом доктор философских наук, профессор Российской академии народного хозяйства и государственной службы Дмитрий Михель написал в своей статье «Чума и эпидемиологическая революция в России, 1897-1914», которая была опубликована в журнале «Вестник Евразии» (№ 3 за 2008 год).

Ученый вспомнил, например, о страшной эпидемии бубонной чумы, которая началась в Северном Причерноморье в 1770 году. Массовое заболевание вызвало политический кризис в Российской империи, закончившийся Московским чумным бунтом, который произошел в сентябре 1771 года. Это событие серьезно поколебало позиции нашего государства на международной арене, ведь сам факт эпидемии чумы считался свидетельством отсталости медицины.

«Но если западноевропейские страны уже к началу XVIII века от неё освободились, в России дело выглядело совершенно иначе. Продолжающиеся вспышки чумы на подвижной южной границе империи вынуждали верховную власть искать объяснения, снимавшие с неё ответственность», – отметил Д.В. Михель.

Желая продемонстрировать «европейскость» и «просвещенность» своей страны, Екатерина II переложила ответственность на внешних врагов: мусульман, представлявшихся варварами. Так, в одном из писем французскому философу Вольтеру императрица сетовала, что крымские татары «ежегодно заносили в Россию чуму и голод и забирали в плен по 20 000 человек в год».

Как считает Д.В. Михель, еще со времен Екатерины II среди русской элиты укоренилась традиция винить в распространении эпидемий турок и других юго-восточных соседей, представляя просвещенной части общества «этих варваров» как настоящий рассадник чумы и других заболеваний. Государственные комиссии, расследовавшие причины локальных эпидемий, регулярно отмечавшихся в южных регионах империи, винили во всем торговцев, привозивших товары из Турции, Персии, Туркестана и Китая, где также случались вспышки различных заболеваний.

Впрочем, во второй половине XIX века чума, долгое время не посещавшая страны Запада, считалась побежденной болезнью. Европейские ученые и чиновники решили, что с развитием медицины эта болезнь осталась уделом «нецивилизованных» народов. Такого мнения придерживались и их российские коллеги.

Эпидемия в Ветлянке

Представление о том, что чума возникает за границами Российской империи и носит привозной характер, впервые было поколеблено лишь в результате эпидемии 1878-1879 годов, вспыхнувшей в казачьей станице Ветлянка Астраханской губернии, хотя представители власти и стремились, по укоренившейся традиции, переложить ответственность на соседей.

Известный микробиолог, полковник медицинской службы запаса Михаил Супотницкий и писательница Надежда Супотницкая – соавторы двухтомника «Очерки истории чумы», который был опубликован в 2006 году, в Москве. В книге I они подробно описали Ветлянскую чуму и отметили, что поначалу русские ученые связали вспышку заболевания с возникшей ранее Рештской эпидемией в Персии. Но природный очаг чумы, с древних времен существовавший в северо-западной части Прикаспийской низменности, так отчетливо «очнулся» и проявил себя, что на него обратили внимание не только в России.

«Первый период эпидемии начался 28 сентября 1878 г. с заболевания 65-летнего казака Агапа Харитонова. Он жаловался на головную боль, слабость, общее недомогание и боль в боку... Казак умер 2 октября. Заболевание Агапа пытались тогда объяснить тем, что какой-то родственник привез ему товары из Малой Азии, но эта версия не выдержала проверки», – написали супруги Супотницкие.

Эпидемия показала, что ни врачи, ни местные власти не были готовы к встрече с чумой. Ее поначалу даже ошибочно приняли за лихорадку. Непонимание природы заболевания, отсутствие медикаментов для лечения, возникшая паника – все это привело к массовой гибели людей, по сути, оставшихся без какой-либо помощи. В результате, осенью и зимой 1878-1879 годов в Ветлянке, общая численность населения которой составляла примерно 1700 человек, чумой заразились 446 жителей, из них 364 умерли. Зараза распространилась и в соседние села: Пришиб, Енотаевку, Старицу, Михайловку, Селитренное, где жертвы оказались не такими значительными.

Карантин был снят весной. Большинство специалистов считали, что чума была завезена в Астраханскую губернию либо из Турции, либо из Персии. Но некоторые врачи, прекрасно знавшие эпидемиологическую ситуацию в Нижнем Поволжье, усомнились в официальной точке зрения.

Не допустить в Россию

В 1897 году власти Российской империи были встревожены сообщениями о вспышке бубонной чумы в индийском Бомбее. Границы с мусульманскими странами были закрыты, а карантинные службы в морских портах перешли на особый режим работы. Николай II учредил «Комиссию о мерах предупреждения и борьбы с чумной заразой».

На юг с инспекторской миссией отправилась целая команда специалистов во главе с сенатором Владимиром Лихачёвым (1837-1906 гг.), который также как и другие российские чиновники придерживался мнения, что именно Восток является источником болезни. После своей поездки в Астрахань государственный деятель написал «По высочайшему повелению командированного в поволжские губернии сенатора В. Лихачёва всеподданнейший отчет и Санитарное описание населенных мест Поволжья», который был издан отдельной книгой в Санкт-Петербурге в 1898 году.

«Есть все основания утверждать, что… г. Астрахань с рыбными промыслами представляет собой открытую дверь, а сама Волга с её прибрежными поселениями – широкий путь для вторжения из Азии в Россию, а через Россию и в Западную Европу, всякого рода эпидемий», – такой вывод сделал В.И. Лихачёв.

С ним были согласны многие авторитетные ученые того времени. Астраханская губерния считалась воротами, через которые опасные инфекционные заболевания проникают в Россию из мусульманских стран. Так, в журнале «Врач» (№ 11 за 1900 год) вышла статья доктора медицины Николая Шмидта «Материалы к истории Колобовской чумы». Описывая очередную вспышку заболевания, случившуюся в 1899 году в Нижнем Поволжье, специалист отметил: «Астраханская губерния и ранее всегда была передаточной ступенью для чумы и холеры между Азией и Европейской Россией».

Некоторые общественные деятели считали разносчиками болезни жителей Нижнего Поволжья, которых тогда ошибочно именовали киргизами или киргиз-кайсаками. На самом же деле, большинство представителей местного населения являлись казахами, татарами и калмыками.

В 1901 году группа микробиолога Василия Исаева (1854-1911 гг.) организовала массовый осмотр жителей Нижнего Поволжья. Врачи проделали титаническую работу, обследуя за каждые сутки по 230 человек и преодолевая до 40 верст пути. Ни одного случая чумы среди «киргизов» выявлено не было.

Астраханский очаг

Впрочем, медицинская наука не стояла на месте. Лабораторные исследования, проводившиеся в разных странах, показали, что чума передается людям от крыс, сусликов и других мелких грызунов, как правило, через укусы блох. В Астраханской области регулярно фиксировались локальные вспышки заболевания, связанные с сезонными эпизоотиями (то же, что и эпидемия, только среди животных) в популяции малого суслика.

Хотя некоторые специалисты, все же, не верили, что природный очаг чумы находится в Астраханской губернии. Например, вспышку заболевания в селе Колобовка, во время которой умерли 23 человека, официальные круги связали с эпидемией, случившейся годом ранее на востоке Монголии. Чиновники предположили, что чуму в Колобовку занесли калмыки, вернувшиеся в Нижнее Поволжье после паломнической поездки к буддийским святыням.

Но некоторые ученые усомнились, что заразившийся чумой в Монголии человек физически способен преодолеть на лошади столь огромное расстояние. Среди таких скептиков был и известный эпидемиолог Николай Клодницкий. Он выступил с тремя докладами на Первом противочумном съезде, организованном в Астрахани в 1910 году, убедительно доказав эндемичность заболевания для северо-западной части Прикаспийской низменности. Последующие исследования лишь подтвердили мнение ученого.

Кстати, еще в июле 1901 года в Астрахани начала работу противочумная лаборатория, которая до 1914 года находилась в ведении Министерства внутренних дел. Это учреждение существует и поныне, сейчас оно называется «Астраханская противочумная станция» Роспотребнадзора.

Опасный регион

Нижнее Поволжье до сих пор является одним из наиболее неблагоприятных регионов России с точки зрения эпидемиологии. Сотрудники научных учреждений Саратова, Астрахани, Элисты и Ставрополя – Н.В. Попов, Е.В. Куклев, В.П. Топорков, А.К. Адамов, С.А. Щербакова, О.В. Малецкая, А.И. Ковтунов, К.Б. Яшкулов, В.В. Кабин и другие – совместно написали статью «Сочетанные природные очаги бактериальных, риккетсиозных и вирусных инфекционных болезней в регионе Северо-Западного Прикаспия». Эта работа была опубликована в журнале «Проблемы особо опасных инфекций» (№ 1 за 2010 год). По мнению ученых, на территории Астраханской области располагаются природные очаги многих болезней, не только чумы.

«В последние десятилетия в различных частях энзоотичной по чуме территории Северо-Западного Прикаспия отмечена активизация природных очагов туляремии, Крымской геморрагической лихорадки, лихорадки Западного Нила, Астраханской пятнистой лихорадки», – говорится в статье.

Ученые считают причиной активизации возбудителей всех этих инфекционных заболеваний потепление климата. Специалисты внимательно следят за складывающейся ситуацией. Они отмечают, что астраханский природный очаг чумы представляет собой определенную опасность и в наше время.

Кстати, Нижнее Поволжье можно в какой-то степени назвать воротами для холеры. Доцент Курского государственного университета Ирина Требушкова написала статью «География мировых эпидемий холеры», которая опубликована журнале «Вестник Московского государственного областного университета» (№ 1 за 2019 год). В научной работе говорится, что это инфекционное заболевание часто проникало в Астраханскую область от южных и восточных соседей.

Последняя крупная эпидемия холеры вспыхнула здесь в 1970 году.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи