История

Донос на Мазепу: почему Петр I не поверил в предательство гетмана

2021-06-17 18:00:00

Осенью 1708 г. гетман Иван Мазепа предал Петра Великого и перешел на сторону шведского короля Карла XII. Незадолго до этого генеральный судья Войска Запорожского Василий Кочубей предупреждал императора о готовящейся измене, но Петр I, к сожалению, в это не поверил. И на то были свои причины.

Друзья или соперники

Вообще, В.Л. Кочубея (1640-1708 гг.) и И.С. Мазепу(1639-1709 гг.) связывали давние приятельские отношения. Они были боевыми соратниками, политическими союзниками и даже успели породниться: старшая дочь Василия Леонтьевича Анна была замужем за Иваном Обидовским – племянником Ивана Степановича. Загородная резиденция гетмана, располагавшаяся под Батуриным, соседствовала с имением Кочубеев. Более того, И.С. Мазепа был крестным отцом младшей дочери генерального судьи, Матрены.

Еще в 1687 г. двух уважаемых казаков сблизил коллективный донос на прежнего гетмана Ивана Самойловича. Об этом доктор исторических наук Петр Николаенко написал в статье «"Возвышаюсь, когда погиб" (к 310-й годовщине казни Генерального судьи Малороссии Василия Леонтьевича Кочубея)», которая вышла в «Вестнике Санкт-Петербургского университета МВД России» (№ 3 за 2018 г.).

Инициатором заговора против И.С. Самойловича исследователи считают И.С. Мазепу, который занял место гетмана вскоре после ареста своего бывшего начальника. Впрочем, канцелярский писарь В.Л. Кочубей, чья подпись также стоит под текстом доноса, не остался внакладе. Он получил от нового гетмана несколько деревень, а в 1694 г. – должность генерального судьи. Когда И.С. Мазепа покидал Батурин, отправляясь в очередной военный поход, он часто оставлял В.Л. Кочубея вместо себя – наказным гетманом.

И все же, некоторые историки считают, что отношения между двумя уважаемыми казаками были отнюдь не безоблачными. За внешней дружбой скрывалась напряженная политическая борьба. Такую мысль, например, высказала доктор исторических наук Татьяна Таирова-Яковлева в статье «Мотря Кочубей и ее роман с гетманом Иваном Мазепой», которая опубликована в международном журнале Studia Slavica et Balcanica Petropolitana (№ 1/2 за 2007 г.).

Исследовательница предположила, что В.Л. Кочубей сам рассчитывал на должность гетмана, подписывая донос на И.С. Самойловича в 1687 г., но И.С. Мазепа сумел обойти генерального писаря в борьбе за власть. С тех пор Василий Леонтьевич затаил обиду и много лет вел интриги за спиной мнимого друга.

Неудачное сватовство

Роман Ивана Мазепы и Матрены Кочубей описан во множестве художественных произведений. Правда, в поэме А.С. Пушкина «Полтава» эта девушка названа Марией.

Супруга гетмана Анна Фридрикевич скончалась в 1702 г. Единственная дочь этой пары умерла еще в детстве. Влиятельный и богатый вдовец, несмотря на солидный возраст, считался завидным женихом, ведь его новая избранница сразу стала бы гетманшей обширного края, а в перспективе – наследницей крупного состояния. Но Иван Степанович полюбил единственную девушку, брак с которой был невозможен.

Известный украинский историк и публицист Даниил Мордовцев в своей книге «Русские исторические женщины» (Санкт-Петербург, 1874 г.) отметил, что около 1703 года И.С. Мазепа посватался к Матрене – дочери В.Л. Кочубея. Родители девушки отказали пожилому жениху, поскольку браки между крестными родителями и детьми православная церковь приравнивает к инцесту.

Вскоре И.С. Мазепа отправился в очередной военный поход, который завершился удачно. Вернувшись в Батурин осенью 1704 г., 65-летний гетман находился в приподнятом настроении: теперь под его контролем была не только Левобережная Украина, но и значительная часть Правобережья. Тогда у военачальника начался бурный роман с Матреной, которой едва исполнилось 16 лет.

Запретное чувство

Родители девушки были категорически против этих отношений. Они считали, что И.С. Мазепа предал их доверие, пренебрег давней дружбой и заморочил голову наивной Матрене ради удовлетворения своей старческой похоти.

Однако известно, что дочь генерального судьи отвечала своему поклоннику взаимностью. Большинство исследователей полагают, что девушке льстило внимание столь влиятельного человека. Кроме того, гетман умел ухаживать. Он делал возлюбленной дорогие подарки, писал трогательные письма, не скупился на красивые жесты. Кроме того, само по себе запретное чувство, сурово порицаемое отцом и матерью, могло распалять воображение неопытной девушки.

Большинство историков верят, что Матрена Кочубей вызвала в сердце гетмана искреннюю и чистую любовь. Хотя некоторые исследователи настроены критически. Например, доктор исторических наук П.Д. Николаенко в своей вышеназванной статье написал: «Эта драма несчастной молоденькой Матрены, искушенной старым развратником Мазепой, длилась несколько лет».

Наиболее драматичными для влюбленных выдались конец 1704 и начало 1705 г. Иван Сергеевич и Матрена прятали письма друг к другу в дупле старого дуба, который рос на границе двух имений. Вечерами девушка бегала на тайные свидания, ускользнув от бдительного присмотра родителей. За это ей сильно доставалось от ее строгой матери Любови Федоровны.

Возможно, из-за третирования со стороны родителей или от желания самостоятельной жизни Матрена совершила отчаянный шаг – сбежала к И.С. Мазепе. Но тут Кочубеи подняли на всю округу такой крик, что гетман коварно похитил их дочь, обесчестив девушку и сделав ее своей наложницей. Испугавшись возмущенной общественности, Иван Степанович вернул девушку в родительский дом.

Но даже после этого любовная переписка и ухаживания гетмана не прекратились, тем более что сама Матрена была недовольна разлукой с возлюбленным. Он же объяснял свое решение не только недовольством ее родителей, но и тем фактом, что церковь никогда не одобрит их брак.

В этой ситуации тяжелее всего было отцу Матрены. Да, и подручные И.С. Мазепы, желая унизить генерального судью, позволяли себе оскорбительные высказывания. Например, Григорий Анненков, возвращая сбежавшую девушку в отцовский дом по приказу гетмана, произнес: «Не токмо дщерь вашу силен есть гетман взяти, но и жену твою отъяти от тебе может».

Никто не сомневался, что И.С. Мазепа вдоволь натешился юным телом Матрены, а после того, как она ему надоела, выставил из своего особняка, как ненужную вещь. Хотя сама девушка и гетман уверяли всех, что ничего такого не было. И письма мужчины подтверждают: отношения влюбленных были целомудренными.

В вышеупомянутой книге Д.Л. Мордовцева можно прочесть одно из таких посланий: «Мое сердце коханое! Сама знаешь, як я сердечне, шалене люблю вашу милость: еще некого на свете не любив так. Мое-б тое щастье и радость, щоб нехай ехала да жила у мене, тилко-ж я уважив, який конец с того может бути, а звлаща при такой злости и заедлости твоих родичов. Прошу, моя любенко, не одменяйся ни в чом, яко юж не поеднократ слово свое и рученку дала есь, а я взаемне, поки жив буду, тебе не забуду».

Но прошло время, и страсти улеглись. Матрена вышла замуж за Василия Чуйкевича, который был приближенным И.С. Мазепы и сотрудником войсковой канцелярии. И В.Л. Кочубей, несмотря на все личные распри, продолжал служить под началом гетмана. Правда, затаил на него смертельную обиду.

Донос на гетмана

Украинская писательница Наталья Костина-Кассанелли в своей книге «100 историй великой любви» (Белгород, 2015 г.) отметила, что родители Матрены люто возненавидели своего влиятельного соседа. И поэтому решили уничтожить его, обвинив в государственной измене.

Вообще, с августа 1707 г. по февраль 1708 г. В.Л. Кочубей отправил Петру I три доноса, в которых утверждал, что И.С. Мазепа ведет тайные переговоры с польскими и шведскими властями, замышляя выход Малороссии из состава России. И если первое послание царь просто проигнорировал, то затем он решил разобраться в данном деле.

Догадаться о причине личной неприязни В.Л. Кочубея к И.С. Мазепе было нетрудно. Помимо всех мыслимых преступлений оскорбленный отец прямо обвинил гетмана в похищении Матрены. А в доказательство своих слов генеральный судья присовокупил к доносу любовные послания Ивана Степановича. Так письма, которые В.Л. Кочубей забрал у дочери, стали известны широкой общественности, тогда как послания самой Матрены история не сохранила.

Петр I решил, что доносчик просто оклеветал И.С. Мазепу, желая отомстить за поруганную честь. Историки до сих пор спорят: были ли у генерального судьи реальные основания обвинять гетмана в государственной измене? Впрочем, дальнейшие события расставили все по своим местам, и показали, кто есть кто.

Гибель В.Л. Кочубея

К своему заговору против гетмана В.Л. Кочубей привлек нескольких близких ему людей, среди которых был его свояк – полтавский полковник Иван Искра. Весной 1708 г. их обоих доставили в Витебск, где доносчики подверглись жестоким пыткам. Царские сановники Гавриил Головкин и Петр Шафиров прекрасно знали, что Петр I доверяет И.С. Мазепе, а его недоброжелателей считает клеветниками.

Под пытками В.Л. Кочубей и И.И. Искра оговорили себя. Они признали, что написали лживый донос, поскольку не могли простить гетману романа с юной Матреной. 30 апреля обвиняемых перевезли в Смоленск, где собирались казнить. Но Петр I приказал снова пытать несчастных, чтобы выяснить: не был ли их донос инициирован польскими или шведскими властями. В результате новых побоев и мучений никаких дополнительных сведений Г.И. Головкину и П.П. Шафирову выведать не удалось.

При этом В.Л. Кочубей взял всю вину на себя, пытаясь оградить И.И. Искру от смертной казни, но это не помогло. Обоих отправили сначала в Киев, а затем – в ставку И.С. Мазепы, располагавшуюся близ города Белая Церковь. По некоторым данным, здесь бывшего генерального судью снова пытали. На этот раз приближенные гетмана старались выведать: не спрятал ли богатый В.Л. Кочубей каких-нибудь ценностей в тайном месте?

В конце концов, 14 или 15 (по разным данным) июля 1708 г. доносчики были казнены. Им отрубили головы.

Доктор исторических наук П.Д. Николаенко считает, что если бы царские сановники Г.И. Головкин и П.П. Шафиров провели настоящее следствие с очными ставками и допросами свидетелей, то они, возможно, и разоблачили бы намерения И.С. Мазепы, пока гетман открыто не перешел на сторону Карла XII. А сделал он это, как известно, уже в октябре 1708 г.

Раскаяние Петра I

Осознав совершенную ошибку, Петр I раскаялся в содеянном. Останки В.Л. Кочубея и И.И. Искры были торжественно перезахоронены в Киево-Печерской лавре. Вдове генерального судьи и его детям были возвращены имения, отобранные И.С. Мазепой. Герб этого семейства был дополнен надписью Elevor ubi consumor («Возвышаюсь, когда погиб»), а также изображением пламенеющего сердца с двумя золотыми крестами. С тех пор старинный род Кочубеев был обласкан царскими милостями.

Что касается возлюбленной И.С. Мазепы, то сведения о ее судьбе скудны и противоречивы. Украинский историк Д.Л. Мордовцев в своей вышеназванной книге написал: «Матрена все пережила, а потомки ее от Чуйкевича живут и до сих пор в Малороссии».

А доктор исторических наук Т.Г. Таирова-Яковлева указала в статье, что младшая дочь В.Л. Кочубея «…разделила судьбу своего мужа и была отправлена Петром в 1710 г. в Сибирь (несмотря на "реабилитацию" своего отца), где, по-видимому, и умерла».

Не исключено, что В.Н. Чуйкевич был сослан в Сибирь как один из соратников И.С. Мазепы. Вот так переплелись судьбы участников этой драмы.

А сам гетман после Полтавской битвы бежал на чужбину, где вскоре и скончался.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи