История

Кто на самом деле покорил Сибирь

2017-10-26 10:31:02

«Россия будет прирастать Сибирью!» - восклицал гениальный архангельский мужик Михайло Ломоносов. Кому же мы обязаны столь ценным «приращением»? Конечно, Ермаку, скажете вы, и ошибётесь.

За сто лет до легендарного атамана «судовая рать» московских воевод Фёдора Курбского-Черного и Ивана Салтыка-Травина совершила беспримерный поход от Устюга до верховий реки Обь, присоединив западную Сибирь к владениям великого князя московского Ивана III.

К концу XV века горы Урала стали границей между Россией и Пелымским княжеством – племенным объединением вогулов (манси). Набеги беспокойных соседей доставляли русским немало хлопот. Вместе с вогулами атаковали наши границы тюменский и казанский ханы: от северного Урала до Волги складывался единый антирусский фронт. Иван III решил сокрушить Пелымское княжество и остудить воинственный пыл его союзников-ханов.

Великий князь поставил во главе войска опытных воевод Федора Курбского-Черного и Ивана Салтыка-Травина. Мы знаем о них немного, а жаль: эти люди заслуживают большего, чем несколько строк в энциклопедиях. Федор Семенович Курбский-Черный принадлежал к знатному боярскому роду, отменно проявил себя в боях с казанцами. Усердно служил отечеству и воевода Иван Иванович Салтык-Травин. Ему не раз доводилось командовать «судовой ратью», он тоже бился с казанским ханом, возглавлял поход на Вятку.

Не стоит объяснять легкую победу лишь превосходством русского оружия: пищали и пушки для вогулов, не раз вторгавшихся в московские владения, не стали сюрпризом. Дело в том, что, в отличие от живущих за счет военной добычи князьков и их дружинников, простые вогулы – охотники и рыболовы - стремились к миру с русскими.

Зачем ходить в далёкие походы, грабить и убивать соседей, если собственные реки полны рыбы, а леса обильны дичью? Поэтому русские летописи и не упоминают о каких-либо значительных столкновениях с вогулами после Пелыма. Присмирел и тюменский хан, не рискнул прийти на помощь союзникам.

Разобравшись с Пелымским княжеством, воеводы пошли на север, в Югорские земли. Летописец сообщает: «Шли по Иртышу-реке вниз, воюючи, да на Обь-реку великую… добра и полона взяли много». О боевых потерях русских ратников по-прежнему ни слова, люди гибли не в сражениях, а от болезней и тягот дальнего похода: «В Югре померло вологжан много, а устюжане все вышли». Самым опасным противником оказались не вогулы с югорцами, а необъятные сибирские расстояния.

Обратно шли по Малой Оби и Северной Сосьве. На уральских перевалах вновь пришлось тащить волоком тяжело груженные военной добычей суда, но на душе воинов было легко: ведь они возвращались домой. Пройдя вереницу больших и малых северных рек, 1 октября 1483 года победоносная «судовая рать» вернулась в Устюг. За пять месяцев отважные русские первопроходцы преодолели, по самым скромным подсчетам, свыше 4,5 тысяч километров. Неслыханный, беспримерный подвиг!

Военные задачи похода успешно решили, осталось дождаться его политических результатов. Ждали недолго: уже в следующем, 1484 году, в Москву «пришли с челобитьем князи вогульския и югорския». Властители западной Сибири били челом Ивану III, который «дань на них уложил, да пожаловал их, отпустив восвояси». Так, благодаря ратным трудам воинов Федора Курбского-Черного и Ивана Салтыка-Травина, наша страна начала прирастать Сибирью.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи