История

Евдоким Огнев: что стало с матросом, давшим сигнал к штурму Зимнего дворца

Автор: Иван Прошкин  |  2019-04-14 10:30:14

Вечером 25 октября 1917 года с крейсера "Аврора" прозвучал выстрел, ставший сигналом к штурму красногвардейцами Зимнего дворца. Стрелявшим был матрос Евдоким Огнев. Как сложилась его дальнейшая судьба?

С Дона на Балтику

Евдоким Огнев родился в 1887 году в селе Старая Криуша Воронежской губернии. Семья в поисках лучшей жизни часто переезжала с места на место. После всех скитаний они осели в Области Войска Донского.

Маленький Евдоким рост активным, бойким и смышленым ребенком. Его сестра Мария Павловна вспоминала, что вместе с друзьями он целыми днями пропадал на реке, где устраивал импровизированные морские бои на плотах. Во всех играх будущий моряк всегда был командиром.

В 1909 году, в возрасте 22 лет, Огнев попал на службу в Балтийский флот. Новобранец проявил себя хорошо, поэтому спустя два года был направлен на обучение в школу комендоров - матросов-артиллеристов. После ее окончания он попал на легендарный крейсер "Аврора".

По воспоминаниям сослуживцев, Огнев приветствовал Февральскую революцию и участвовал в освобождении политических заключенных из тюрем. Но главное событие его жизни было еще впереди. Звездный час Огнева наступил вечером 25 октября 1917 года - в разгар революционных событий.

Эпохальный выстрел

В ночь с 24 на 25 октября крейсер "Аврора" вошел в акваторию Петрограда и встал на якорь неподалеку от Зимнего дворца. В этот момент отряды Красной гвардии продолжали захватывать ключевые точки города. К утру столица была в руках восставших.

Засевшему в Зимнем дворце Временному правительству было предложено сдаться до девяти вечера 25 октября, в противном случае восставшие обещали пойти на штурм. В революционном комитете решили, что сигналом станет выстрел "Авроры". Морякам, в свою очередь, было велено наблюдать за Петропавловской крепостью: по воспоминаниям первого комиссара корабля Александра Белышева, в случае отклонения ультиматума над ней должен был загореться огонь.

Сделать выстрел доверили Евдокиму Павловичу. Во тьме октябрьского вечера он внимательно глядел в сторону крепости. К 21:00 команда заняла свои места, но сигнала к выстрелу не было. Огонь над крепостью не зажегся ни в 21:15, ни в 21:30. Напряжение на "Авроре" нарастало.

Отмашка была дана лишь в 21:40. Комендор Огнев спустил курок - Петроград тотчас содрогнулся от грохота шестидюймовой пушки. Спустя несколько часов дворец был взят, а временное правительство арестовано.

С корабля на поезд

После штурма Зимнего Огнев еще несколько недель пробыл на "Авроре". Но умелые артиллеристы были нужны и на суше. В конце ноября комендор попросился на фронт. Командование пошло навстречу и доверило ему целый "сухопутный крейсер" - бронепоезд "Смерть Каледину". Ощетинившийся пушками состав принимал участие в подавлении антибольшевистских очагов.

Не обходилось и без трудностей. Так, под станцией Никитовка поезд попал в засаду и подвергся мощной артиллерийской атаке. Огнев быстро сориентировался, и в течение нескольких минут "Смерть Каледину" уничтожил нападавших.

Но на бронепоезде Евдоким Павлович долго не пробыл. Он присоединился к Сальской группе войск, где возглавил кавалерийский взвод.

Роковой апрель 18-го

В середине апреля небольшой отряд Огнева, насчитывавший 78 сабель, занял хутор Казачий Хомутец. 19 апреля при большом скоплении местных жителей состоялся митинг. Огнев выступил с пламенной речью и призвал казаков встать на сторону советской власти.

Между тем соседний хутор Веселое продолжали удерживать белые. Они прислали в Казачий Хомутец парламентариев и предложили закончить дело миром. Огнев не знал, что таким образом противник пытался выиграть время до подхода подкрепления.

На рассвете следующего дня несколько сотен белогвардейцев окружили Казачий Хомутец. Нужно было немедленно отступать. Огнев понимал, что для этого пришлось бы бросить раненых и обоз. Евдоким Павлович приказал основным силам отряда отходить, а сам остался прикрывать отступление товарищей.

Первую атаку Огневу удалось отбить, но патроны были на исходе. Из группы прикрытия в живых к тому моменту остались трое: сам комендор, его ординарец и примкнувший к ним местный казак.

Троица вскочила на коней и помчалась прочь, попутно отстреливаясь. У скифского кургана казак остановился, слез с коня и выстрелил в спину Огневу. Смерть Евдокима Павловича наступила мгновенно.

Похоронили моряка и кавалериста в том кургане, рядом с которым его настигла пуля. В 1966 году останки Огнева торжественно перезахоронили в Казачьем Хомутце. А спустя четыре года его имя увековечили в названии одной из улиц Ленинграда.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках