История

«Слава Богу, мы русские!»: у кого из русских царей были незаконнорожденные дети

Автор: Ярослав Бутаков  |  Картина: А. Рослин / В. Д. Сверчков  |  2019-06-14 15:35:33

Передают историю, будто, когда императору Александру III сообщили, что его предок Павел I был плодом внебрачной связи Екатерины II с Сергеем Салтыковым, то царь, в котором, согласно официальной родословной, на 31/32 должна была течь немецкая кровь, перекрестился и произнес: «Слава Богу, мы русские!». Когда же ему донесли, что прежнее известие не подтверждается, он снова перекрестился и сказал: «Слава Богу, мы законные!». Шутка шуткой, но ведь образ жизни Екатерины II и ее известная взаимная нелюбовь с мужем позволяют подозревать, что с рождением наследника престола Павла Петровича не все обстояло благопристойным образом.

Отцом Павла мог быть Сергей Салтыков

Считается, что наследник российского трона Петр Федорович, принц голштинский, долгое время был лишен возможности вести нормальную супружескую жизнь и обрел таковую лишь после хирургической операции на седьмом году брака. Однако после этого его стало тянуть не к жене, будущей императрице Екатерине II, а к разным придворным фрейлинам. Впрочем, и цесаревна еще раньше получала то, чего не мог дать ей муж, от других кавалеров. Ее близкие отношения с молодым Сергеем Салтыковым не были секретом для петербургского двора.

20 сентября (1 октября) 1754 года Екатерина разрешилась от бремени наследником Павлом. Уже через две недели императрица Елизавета Петровна отправила Салтыкова из России посланником в Швецию под благовидным предлогом — известить стокгольмский двор о рождении сына цесаревича. Но и в дальнейшем Салтыков почти не был в России. Его постоянно направляли с дипломатическими поручениями то в одну, то в другую европейскую столицу. Когда Екатерина в 1762 году совершила переворот и стала самодержавной императрицей, она тоже не торопилась пускать Салтыкова назад в Россию. Тот умер где-то на чужбине, даже год его смерти точно неизвестен.

Интересна роль в этих событиях канцлера Алексея Бестужева-Рюмина, бессменного руководителя русской внешней политики в течение долгих лет. Он был куратором Салтыкова в его иностранных миссиях и посредником между ним и великой княгиней Екатериной. В Ангальт-Цербсте, где жила мать Екатерины, Салтыкова радушно встретили как родного благодаря письмам Екатерины.

К тому времени, когда Екатерина добилась власти, она уже не нуждалась в Салтыкове. Во время короткого царствования ее мужа она родила ребенка от Григория Орлова, который вскоре стал главным организатором переворота 28 июня 1762 года.

Когда Павел стал подрастать, то Екатерина стала поощрять распространение слухов, что он — сын не Петра III, а Салтыкова. Придворные, помнившие Салтыкова, отмечали удивительную внешнюю схожесть между ним и сыном императрицы.

По мнению самого Павла, мать распускала позорившие ее саму сплетни для того, чтобы посеять у всех сомнение в законности прав Павла на престол. Ведь, несмотря на его возраст и женитьбу (причем жену ему лично навязала сама Екатерина), мать не собиралась делиться с ним властью, намереваясь неограниченно властвовать до самой смерти (что ей и удалось). Получилось у нее и настроить двор против Павла.

Сама же Екатерина прочила в наследники себе одного из старших сыновей Павла — Александра или Константина. Она отобрала их у родителей и сама руководила их воспитанием. Внезапная кончина Екатерины и своевременные меры, принятые Павлом вместе с канцлером Александром Безбородко, помешали оглашению манифеста Екатерины II, которым, как предполагают, она передавала престол Александру, минуя его отца.

Николай I и последующие российские монархи — династия Бабкиных?

Цесаревич Николай Павлович с рождения удивлял окружающих своим резким отличием от старших братьев — Александра и Константина. В дальнейшем различия стали еще явственнее — Николай был рослым, с сильным голосом, резким, прямым, волевым и не столь интеллектуально развитым, как его старшие братья. При этом под стать Николаю был и его младший брат Михаил.

Первая жена Павла Петровича скоропостижно скончалась при родах. Вторую жену своему сыну сосватала Екатерина II. То была вюртембергская принцесса, получившая в России имя Марии Федоровны. В литературе обычно подчеркивается, что брак Павла с нею был счастливым. Она родила будущему императору десять детей, из которых девять дожили до взрослого возраста, в том числе четырех сыновей, два из которых царствовали.

Между тем известно, что Павел длительное время увлекался фрейлиной Екатериной Нелидовой. О сути этого союза ходит немало взаимоисключающих свидетельств. Впрочем, детей у них не было. Когда Павел уже вступил на престол, Безбородко и другой его близкий друг Федор Ростопчин настроили его против Нелидовой (и подружившейся с ней Марии Федоровны). Любовницей Павла на время стала Анна Лопухина, а после у Павла родилась дочка, свое отцовство которой император признал официально. Ее матерью (физической или только приемной — достоверно неизвестно) была Мавра Юрьева. Но обычно указывается, что император пустился «во все тяжкие», только когда Мария Федоровна очень тяжело рожала сына Михаила — последнего из их детей, и доктора запретили ей последующие роды.

Однако в 1925 году историк Павел Щеголев опубликовал случайно сохранившуюся копию письма Павла I Ростопчину. В нем император, вспоминая давние события, упоминал, что давно уже порвал все отношения с императрицей и что признает своими только троих старших детей от нее (Александра, Константина и дочь Александру). Кто же является отцом остальных детей — он понятия не имеет, хотя и подозревает в их отцовстве камер-фурьера своей жены, некоего Даниила Григорьевича Бабкина.

Далее Павел сообщает, будто бы даже написал манифест о признании сыновей Николая и Михаила незаконнорожденными, но канцлер Безбородко (это было, значит, до его смерти в апреле 1799 года) уговорил его не позорить себя изданием такого акта.

Эту публикацию можно было бы счесть фальшивкой (подлинник письма сгорел, а копия, опубликованная историком, не сохранилась), если бы не запись в дневнике знаменитого гусара Дениса Давыдова. Он сообщает почти точно такой же слух про Павла, циркулировавший в свете. Только, по его версии, отговорил Павла от издания такого манифеста Ростопчин.

Если бы все это оказалось правдой, тогда последние четыре российских императора являются потомками Бабкина, то есть русскими по отцовской линии. При этом два предыдущих — Александр и Павел — тоже русскими, потомками Салтыкова.

Y-хромосомная гаплогруппа ныне живущих потомков Николая I указывает на происхождение, скорее всего, из Германии. Однако только генетический тест останков соответствующих российских императоров смог бы окончательно опровергнуть басни об их незаконном рождении. Кроме того, нам неизвестны гаплогруппы их предполагаемых отцов.

Читайте также:
Правда ли
Задать вопрос
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках