Народы

Басмачи: кем они были по национальности

Автор: Орынганым Танатарова  |  2020-02-11 12:19:20

После распада СССР в бывших союзных республиках произошло переосмысление истории ХХ века. Басмачество стало рассматриваться как партизанское движение, развернутое населением Средней Азии против насильственного насаждения коммунистической идеологии. А вот в советских фильмах участники вооруженных отрядов, боровшихся с красноармейцами, изображались кровожадными злодеями, коварными убийцами и грабителями, притесняющими мирных жителей. При этом вопрос о национальности басмачей уходил на второй план.

Кто они такие

Доктор философских наук Леонид Бляхер и доктор политических наук Илдус Ярулин совместно написали статью «Кто такие басмачи? Советское мифотворчество и стигматизация гражданской войны в Средней Азии», которая была опубликована в журнале «Полития: Анализ. Хроника. Прогноз» (№ 2 за 2016 г.). Ученые отметили в своей работе, что само слово «басмачи» произошло от узбекского «басма», что означает налет, а суффикс -чи просто указывает на род занятий человека. То есть басмач – это в прямом смысле налетчик.

Так жители Средней Азии называли банальных грабителей, совершавших конные набеги на караваны, мирных земледельцев и скотоводов. Никакой симпатии к участникам подобных бандитских формирований у населения не было. Слово «басмач» имело негативные коннотации задолго до Октябрьской революции и установления советской власти.

Красноармейцы, отправившиеся в далекий Туркестан, чтобы устанавливать советский режим, столкнулись с активным неприятием и даже противодействием со стороны многих местных жителей, которые стали сопротивляться, собираясь в отряды и именуя себя моджахедами, то есть участниками священной войны мусульман против неверных. Идеологией этих людей был ислам.

И тогда, не желая выглядеть в глазах общественности захватнической армией, насильственно насаждающей чуждые населению коммунистические идеалы, руководство РККА решило называть участников местного исламского движения басмачами, просто приравняв их к бандитам.

«Это слово и становится спасением для освободительной Красной Армии. Ей противостоят не местные жители, не "угнетенное население", а бандиты и их пособники – басмачи. Басмачи ("и" в конце слова интерпретируется теперь как показатель формы множественного числа) изначально находятся вне правового поля, потому по отношению к ним допустимо любое насилие», – так Л. Е. Бляхер и И. Ф. Ярулин описали смысловую подмену, сознательно примененную советскими идеологами.

Бандиты или моджахеды

Независимо от того, в каком значении используется исторический термин «басмачество», участниками этого движения были представители практически всех народов многонационального Туркестана. Вооруженные отряды пополнялись как за счет потомственных кочевников-скотоводов, имеющих преимущественно тюркские или монгольские корни, так и за счет ираноязычных земледельцев.

Национальный состав басмачей-бандитов отличался разнообразием, так как в их ряды шли многие разорившиеся крестьяне и купцы, бравшиеся за оружие, чтобы прокормить свои семьи. Среди них вполне можно было встретить калмыков, армян, евреев и представителей других немусульманских этносов, живших в регионе небольшими диаспорами.

Если же речь идет о религиозном движении населения Средней Азии, возникшем после Октябрьской революции, то картина слегка меняется: басмачи – это исключительно жители Туркестана, исповедующие ислам. Представители народов, придерживающихся других религий, в моджахеды, понятное дело, не записывались.

Многонациональный Туркестан

Кандидат исторических наук Турсунай Омурзакова дала характеристику национального состава Туркестана в своей статье «Этническая карта Кокандского ханства (история и тенденции)», которая была опубликована в издании Austrian Journal of Humanities and Social Sciences («Австрийский журнал гуманитарных и общественных наук») в декабре 2016 года. В своей работе исследовательница ссылается на официальный отчет российского генерал-адъютанта Константина фон Кауфмана (1818-1882 гг.), возглавлявшего завоевание и колонизацию Средней Азии во второй половине XIX века.

«Информацию и статистические данные русского генерала о народонаселении Туркестана можно принять как достоверные, так как он был не только политически заинтересован в них, но и имел на это полный административный ресурс. Поэтому мы считаем полученные результаты наиболее точными для конца XIX в.», – писала Т. Омурзакова.

Итак, общую численность жителей Туркестана фон Кауфман определял в 3 миллиона 150 тысяч человек. Согласно его отчету, в этнический состав населения входили таджики, узбеки, кипчаки, туркмены, сарты, каракалпаки, киргизы, кураминцы, татары, чалаказаки (шала-казахи), монголы, китайцы, таранчи (уйгуры), дунгане, калмыки, а также малочисленные и рассеянные по всему региону индийцы, персияне, евреи, арабы, афганцы и цыгане.

Поскольку власти Российской империи считали киргизов и казахов одним народом, называя последних киргиз-кайсаками, то неудивительно, что к киргизам были причислены почти 50% всего населения Туркестана, на территории которого помимо среднеазиатских республик находился и современный Казахстан. Правда, движение басмачей затронуло лишь южные регионы этой страны и не имело такого размаха, как в Узбекистане или Таджикистане.

Если же говорить о Средней Азии как таковой, то больше всего басмачей, наиболее упорно сопротивлявшихся новым порядкам, оказалось в тех местах, где самым многочисленным народом были сарты. В конце XIX века к этой национальности относились около 800 тысяч человек, они составляли большинство населения Сырдарьинской и Ферганской областей, а также Зеравшанского округа. 26% всех жителей Туркестана являлись сартами.

Вторым по численности народом, представители которого входили в отряды басмачей, были узбеки: 200 тысяч человек, или немногим более 6,3% всего населения восточной провинции. На третьем месте оказались таджики: 150 тысяч человек или около 4,7% жителей Туркестана.

Несмотря на историческую и статистическую достоверность отчета, который составил генерал К. П. фон Кауфман, по тем или иным причинам в него попали далеко не все народы Средней Азии. Например, вне списка остались ногайцы, которых власти Российской империи исторически причисляли к татарам.

Куда пропали сарты

Таинственное исчезновение сартов, случившееся в начале ХХ века, интересует многих исследователей. Если говорить просто, то советская власть записала сартов узбеками. И произошло это не в отместку народности, представители которой составляли большинство в движении басмачей, а всего лишь ради унификации населения Средней Азии, где были образованы Узбекская, Таджикская, Киргизская и Туркменская ССР.

Доктор исторических наук Сергей Абашин посвятил этой теме статью «Возвращение сартов? Методология и идеология в постсоветских научных дискуссиях», которая была напечатана в журнале «Антропологический форум» (№ 10 за 2009 г.). Ученый отметил, что споры об этом народе не утихают уже долгое время.

«Данные, которые появились в результате более близкого знакомства с регионом в середине XIX в., заставили исследователей задуматься, какие из признаков являются основными в формировании сартов и к какому народу их соответственно можно отнести. Если это образ жизни, обычаи, психология и внешний облик, то сартов нужно отнести к иранским народностям. Если язык – то их нужно включить в число тюркских племен», – констатировал С. Н. Абашин.

Ученый выразил мнение, что исчезновение сартов с этнической карты Средней Азии стало результатом некого негласного соглашения, достигнутого в ходе переговоров между коммунистами и местной мусульманской элитой.

Идеологи марксизма-ленинизма все же осознали допущенные ошибки и встали на путь веротерпимости, решили учитывать религиозно-культурные особенности региона. Басмачество постепенно сошло на нет по причине его полной бесперспективности, а исламские лидеры стали призывать верующих принять новую власть.

Так или иначе, а с момента Всесоюзной переписи 1926 года сарты больше нигде не значились как народ. И считается, что сейчас они уже полностью ассимилированы соседями.

А вот доктор исторических наук Светлана Брежнева полагает, что сарты исчезли с этнической карты Средней Азии, поскольку к началу ХХ века этнографические различия между таджиками и узбеками практически стерлись, два этих народа стали отличаться лишь по наречию. (Как известно, одни ираноязычные, другие тюркоязычные). Об этом исследовательница написала в своей статье «Народы Туркестана в составе Российской империи», которая была опубликована в журнале «Российские регионы: взгляд в будущее» (№ 1 за 2017 г.).

И сарты, представлявшие собой нечто среднее между узбеками и таджиками, были причислены к первым по причине схожести языков, ведь наречие исчезнувшего народа, очевидно, имело тюркские корни.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи