Народы

Почему у цыган на самом деле нет «баронов»

2020-08-06 11:00:36

Рассказы о несметных богатствах, которыми владеют цыганские «бароны», неизменно вызывают большой интерес среди обывателей. Частенько такие сообщения появляются и в прессе. Образ колоритного смуглого мужчины, обвешанного золотыми изделиями и украшениями из драгоценных камней, устоялся в сознании россиян. Поэтому многие наши сограждане считают, что цыганские «бароны» – потомственные аристократы из числа представителей кочевого народа, хотя это совсем не так.

Вожак табора

«Получая немалую долю от различных видов бизнеса, законного и не очень, вожак табора живет на широкую ногу, ни в чем себе не отказывая. Барон эксплуатирует простых цыган, как средневековый феодал», – думают люди.

С этой точкой зрения не согласны многие исследователи, хорошо знакомые с бытом и нравами кочевого народа. Среди них – кандидат юридических наук Владимир Симонов – автор статьи «Значение бытового уклада в формировании этноса как субъекта права (на примере цыган)», которая вышла в серии «Право» журнала «Вестник Омского университета», (№ 4 за 2008 год). Ученый отметил, что цыганский «барон» вовсе не является полновластным хозяином или суровым эксплуататором своих подчиненных.

«Во главе табора находится вожак, роль которого в литературе, особенно советского периода, сильно преувеличена... Им становился, чаще всего без формальной процедуры выборов, как правило, представитель старшего поколения, пользующийся абсолютным авторитетом, способный отстоять интересы табора, хорошо владеющий языком окружающего населения», – пояснил В.А. Симонов.

Дело в том, что цыганское общество, в целом, не характеризуется жесткой иерархией, предполагающей разделение людей на потомственных аристократов, представителей духовенства и простых смертных. Основой социальной организации цыган является табор, а при оседлом образе жизни – община, проживающая в конкретном поселке или пригородном районе. Внутри табора отношения строятся на общинно-родовом принципе, который не предполагает эксплуатации человека человеком, а основан на соблюдении национальных традиций.

Именно за тем, чтобы община следовала древним, неписаным законам, и обязан следить цыганский «барон». Прежде всего, он – знаток обычаев и традиций кочевого народа.

Вожак табора, по словам В.А. Симонова, не имеет никаких рычагов для принуждения своих соплеменников к исполнению его распоряжений. Люди подчиняются решениям «барона», поскольку он обладает моральным авторитетом. Разбирая различные споры, возникающие между представителями табора, вожак ориентируется на цыганские обычаи, которые неукоснительно соблюдаются.

Кроме того, в обязанности «барона» входят представительские функции. Этот человек общается с местным начальством, налаживает контакты с правоохранительными органами, а также выполняет ряд административных обязанностей, вроде регистрации представителей общины и составления списков цыган, проживающих на конкретной территории.

«Графы», «герцоги» и «воеводы»

Доктор исторических наук Надежда Деметер, известный художник, публицист и этнограф Николай Бессонов, вице-президент национально-культурной автономии российских цыган Владимир Кутенков совместно написали книгу «История цыган: Новый взгляд», которая была опубликована в Воронеже в 2000 году. В этом издании содержится статья Н.В. Бессонова «Структура цыганского табора», которая проливает свет на социальную организацию кочевой общины.

Исследователь отметил, что еще в начале XV века, первые перебравшиеся в Западную Европу цыгане управлялись вожаками, которые стали приписывать себе пышные аристократические титулы и звания, чтобы впечатлить местных жителей. С тех пор и повелась эта традиция.

«Уже в те времена зародился миф о всесилии цыганских правителей. Родоначальниками этого мифа были и сами вожаки. Добиваясь для своих таборов права неподсудности, они расписывали свою строгость, присваивали себе пышные титулы "графов", "герцогов" или "воевод"», – отметил Н.В. Бессонов.

И сегодня многие цыгане, по мнению исследователя, намеренно вводят в заблуждение чужаков, рассказывая в интервью, что должность «барона» передается по наследству, а сам он может запросто казнить или покалечить своего соплеменника за неповиновение.

На самом деле, после смерти одного вожака табора его место занимает другой пожилой, авторитетный человек, хорошо разбирающийся в народных традициях. Причем, смена власти происходит по совместному решению хорошо знакомых друг с другом людей, без формальной процедуры демократических выборов.

Соавторы книги «История цыган: Новый взгляд» не нашли достоверно доказанных случаев, чтобы какой-нибудь «барон» когда-либо покалечил или казнил человека, виновного в серьезном нарушении народных традиций. И это неудивительно, ведь самым жестким наказанием для цыган является изгнание из табора, эти люди реально боятся оказаться оторванными от родной общины.

Почему именно «барон»

И все же, при общении с чужаками даже современные цыгане часто называют главу своей общины европейским аристократическим титулом. А все потому, что словосочетание «цыганский барон» представители многих народов переняли у австрийцев в конце XIX века. И оно быстро стало общеупотребительным.

В этом «виноват», как ни странно, венгерский прозаик Мор Йокаи (1825-1905 гг.), написавший романтическую новеллу «Саффи». Поскольку во второй половине XIX века существовало единое австро-венгерское государство, представители творческой интеллигенции союзных народов часто обменивалась идеями и замыслами. В частности, знаменитый австрийский композитор Иоганн Батист Штраус-младший (1825-1899 гг.) решил написать оперетту, взяв за основу сюжет новеллы венгерского прозаика.

Историю создания музыкального произведения, покорившего публику многих стран, описал автор-энциклопедист Дмитрий Самин в книге «100 великих композиторов», которая была опубликована в Москве в 2008 году. Он отметил, что работой над либретто с согласия Мора Йокаи занимался переводчик и прогрессивный драматург Игнац Шницер (1839-1921 гг.). В результате совместного творчества, в 1885 году венской публике была представлена оперетта Иоганна Штрауса, получившая название «Цыганский барон» (Der Zigeunerbaron).

Дело в том, что при работе над музыкальным произведением переводчик Игнац Шницер и знаменитый композитор допустили небольшую вольность. В новелле «Саффи», написанной на венгерском языке, вожака табора называют ciganybaro. То есть, cigany – цыганский, baro – глава, предводитель. Из-за схожести звучания должность представителя кочевого народа превратилась в дворянский титул, понятный австрийским зрителям.

Оперетта имела оглушительный успех и у российской публики. А название «Цыганский барон» шагнуло с театральных афиш в реальную жизнь.

Авторитетный цыган

Кандидат филологических наук Виктор Шаповал написал статью «Цыганский барон как объект лингвистического анализа». Данная научная работа вышла в журнале «Русская речь» (№ 4 за 1999 год). Ученый назвал словосочетание «цыганский барон» такой же метафорой, как и другие устоявшиеся выражения, вроде «царица полей» или «черное золото».

Действительно, супругу вожака табора почему-то никто не называет баронессой, а семья его не владеет территорией, передаваемой из поколения в поколение.

В цыганском языке есть прилагательное baro («баро»), которое переводится как «большой, великий». Это слово также часто используется как одушевленное существительное мужского рода в значении «глава семьи или табора». Вероятно, венгерский писатель Мор Йокаи использовал слово ciganybaro в качестве своеобразной кальки с цыганского словосочетания «ром баро», которое переводится как «вожак, крупная личность, значительный, удачливый сильный». То есть, цыган (ром) авторитетный и уважаемый.

«Следовательно, есть все основания предположить, что baro в венг. ciganybaro, Baron в нем. Zigeunerbaron и барон в русск. "цыганский барон" обусловлены влиянием цыганского (а не наоборот) и имеют иное происхождение, нежели европейский дворянский титул, с которым наименование цыганского вожака баро(н) было сближено – вплоть до полного отождествления», – считает В.В. Шаповал.

Из-за схожести звучания руководителей цыганских общин до сих пор именуют «баронами», хотя у этого народа не существует социального разделения на дворян и простолюдинов. А никаких потомственных аристократов нет и в помине.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи