Народы

Кто на самом деле раньше называл себя "россиянами"

Автор: Фаина Шатрова  |  2019-06-18 12:08:09

«Дорогие россияне!» — так начинал почти все свои речи первый президент России Борис Ельцин. Но в истории нашей страны и до него были те, кто называл жителей страны не русскими, а россиянами.

Ученые мужи

В XVI—XVII веках под влиянием греческого языка русские литераторы начинают употреблять прилагательное «росский». Одно из первых исторически зафиксированных свидетельств находим в письме Федору Иоанновичу, которое в 1597 году царю отправило Львовское церковное братство. Преподаватели учебного заведения писали про «словенский российский язык».

Через 30 лет прилагательное «славенороссий» использует известный лексикограф, поэт и издатель Памва Берында. В 1627 году он называет свой словарь «Лексикон славеноросский», чем официально закрепляет прилагательное «росский» в книжном языке. В своих стихотворных виршах называет подданных царя Алексея Михайловича «россияны» Симеон Полоцкий — богослов и поэт XVII века.

Но наибольшее количество исторических доказательств активного использования прилагательного «российский» оставляет Михаил Ломоносов. Достаточно вспомнить его Российскую грамматику, в которой ученый закладывает фундаментальные основы современного ему языка и дает «наставления, в том числе и о "правописании российском"». В научных трудах, переписке и даже поэзии Ломоносов намеренно употребляет только «российский», стилистически считая его возвышенно-торжественным в отличие от народно-просторечного «русский» или «русин».

Петр Первый и лица духовные

В 1620 году Киевский митрополит Иов, моля о помощи в борьбе с униатами, причисляет царя Михаила Федоровича к племени «великих всей Россия самодержцев», всех подданных и себя в том числе — «росийскаго ти племени», а страну называет «Российскоя великоя держава». В популяризации всего «российского» огромную роль сыграл Петр Великий — первый Император Всероссийский. Вот лишь одна из его цитат: «Я предчувствую, что россияне когда-нибудь, а может быть, при жизни нашей пристыдят самые просвещенные народы успехами своими в науках, неутомимостью в трудах и величеством твердой и громкой славы».

Хотя «россияне» по-прежнему предпочитали при Петре называться русскими, малороссами, белорусами и т. д., сподвижники государя прикладывали немало усилий для утверждения нового слова. Так, в торжественной речи на кончину Петра епископ Православной Российской Церкви и один из верных сподвижников государя Феофан Прокопович восклицал: «До чего мы дожили, россияне? Что делаем? Петра Великого погребаем!».

Интересно, что до XVIII века «россиянин» и образованное от него прилагательное используют как этноним, то есть называют им не подданных царя, а русский народ. В качестве этнонима использовал его и архимандрит Иннокентий Гизель в своем «Синопсисе» — самом популярном вплоть до XVIII века историческом сочинении.

Историки

Назвать главный труд всей жизни «Историей российской от древнейших времен» решает и князь Михаил Щербатов — русский историк, публицист и философ XVIII века. Менее известны другие его труды — «Краткая повесть о бывших в России самозванцах» или «О повреждении нравов в России», в которой он сравнивает «состояние нравов россиан до царствования Петра Великого» и во время правлении государя-реформатора.

Уместно вспомнить и про «Историю государства российского» Николая Карамзина, которую после публикации прочел каждый знавший грамоту. Среди публицистики особенно выделяется «Мнение русского гражданина» 1819 года, в котором Карамзин полемизирует с Александром I и обращаясь к нему, пишет: «Любите людей, но еще более любите Россиян, ибо таких подданных "дал Бог"».

Эмигранты

К XX веку «россияне» все реже встречались в публицистике, литературе, официальных документах. Новый виток популярности слово приобрело после Гражданской войны в среде эмигрантов. В качестве примера стоит привести отрывок из речи 1929 года одного из выдающихся генералов Белого движения Александра Кутепова: «Все народы, населяющие Россию, независимо от их национальности, прежде всего — россияне. Я верю, что освобожденная и возрожденная Россия будет именно — Россия для россиян!».

В 30-х годах XX века к «россиянам» взывает основоположник русского фашизма и лидер Всероссийской Фашистской Партии, созданной эмигрантами в Маньчжурии, Константин Родзаевский. В партийной газете он пишет: «В полном соответствии с нашим учением о Российской Нации, как об историческом сплаве всех народов России, мы выбросили лозунг "Россия для Россиян", подразумевая под "Россиянами" — все народы нашей необъятной, бьющейся в красных тисках великой страны».

Власовцы

В годы Великой Отечественной войны «россияне» и «российское» стали неотъемлемой частью лексикона солдат и офицеров Русской освободительной армии под командованием Андрея Власова. Наряду с «Родиной» «Россия» упоминается в словах присяги власовцев: «Я, как верный сын моей Родины, вступая добровольно в ряды бойцов Вооруженных сил народов России, перед лицом соотечественников присягаю — для блага моего народа, под главным командованием генерала Власова бороться против большевизма до последней капли крови».

Побывавший в немецком плену советский писатель Степан Злобин в романе «Пропавшие без вести» описывает личный опыт присутствия на агитации власовцев. На одном из «общих собраний» военнопленным зачитывалось обращение из газеты «Заря», которое призывало к «уничтожению большевизма» и «строительству новой России» в содружестве с Германией и другими европейскими народами. В другом эпизоде говорится, что в ноябре 1944 года во время трансляции учредительного Съезда Комитета освобождения народов России, во главе которого стоял Власов, из репродукторов призывали пленных советских солдат «объединиться против сталинской тирании» и вступить в ряды Русской освободительной армии.

Читайте также:
Правда ли
Задать вопрос
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках