Традиция

Герц: как казаки перед боем пытались запугать противника

2020-05-03 13:30:21

Среди всех человеческих качеств казаки всегда высоко ценили бесшабашную смелость и удаль. Рискованные военные операции, на которые отваживались представители Запорожской Сечи, надолго запоминались их противникам своей неожиданностью. Но об одной бесстрашной традиции казаков было известно всем, кто когда-либо направлял против них оружие. Речь идет о герце, который снискал запорожцам славу самых отчаянных воинов.

Психическая атака

Армии многих народов с древних времен применяли метод запугивания противника перед сражением, чтобы добиться психологического преимущества. Например, монголы разжигали в ночной степи множество костров, создавая у вражеских лазутчиков ложное впечатление, что их армия поистине огромна. Знаменитая хака – боевой танец воинов новозеландского племени маори – внушала врагам настоящий ужас, хотя сейчас это просто шоу для туристов и спортивных болельщиков. А боевой клич японских камикадзе «Банзай» часто нагонял на их врагов панику.

Подобные приемы использовали китайцы, корейцы, персы и войска других стран. Всем хорошо известна знаменитая психическая атака белогвардейцев из легендарного художественного фильма «Чапаев» (1934 год выхода).

Герц запорожских казаков – действие из того же разряда, его главная цель – показать противнику еще до начала сражения с какими отважными, умелыми и сильными воинами ему предстоит сражаться.

Что это такое

Вообразите себе ситуацию: два внушительных войска стоят друг против друга и ждут команды к началу боя. В подобной ситуации часто по согласованию враждующих сторон организовывались поединки богатырей, представляющих оба стана.

Но запорожцы пошли дальше. Перед любой битвой от основного войска отделялась группа смельчаков, которые начинали гарцевать на своих гордых скакунах перед строем противника. При этом казаки демонстрировали приемы джигитовки и навыки владения холодным оружием, а главное – осыпали вражеских солдат отборной бранью, в которой самым пристойным выражением было, извините, «кобылячья срака».

Все эти показательные выступления, которые могли длиться до нескольких часов, происходили в опасной близости от вражеского строя или фортификационных укреплений. Буквально на расстоянии выстрела из мушкета или пищали, но обычно и того ближе. Стоит ли говорить, что участие в герце заставляло смертельно рисковать запорожцев. Многие из тех смельчаков сложили головы, пытаясь впечатлить всех своей храбростью и вызывая на себя вражеский огонь.

Кстати, противники казаков считали эту боевую традицию проявлением самонадеянности или даже глупости, ведущей к бессмысленным жертвам. Не случайно турецкое слово gerzek означает «болван, тупица».

Как все происходило

Сотрудник Крымского научного центра Института истории имени Ш. Марджани Ахмет-хан Шейхумеров в статье «Рыцарские традиции в Диком поле: о взаимоотношениях крымских татар и поляков в XVI-ХVII вв.» (опубликована в «Петербургском историческом журнале», № 4 за 2017 г.) рассказал о непростых отношениях, которые складывались между Речью Посполитой и Крымским ханством во время расцвета обоих средневековых государств.

В XVI-ХVII веках запорожцы являлись подданными польской короны. Хотя многие историки отмечают, что подданство это было лишь формальным: часть представителей Сечи получала жалованье из казны Речи Посполитой. Таких казаков называли реестровыми (входящими в войсковой реестр). Они обороняли южную границу объединенного польско-литовского государства от набегов крымских татар.

По словам А. Шейхумерова, порой в герце участвовало так много казаков, что он превращался в полноценное сражение. Например, в 1612 году под украинским населенным пунктом Межиров (ныне Винницкая область) командующий крымско-татарским войском Батыр-бей, увидев, что на показательное выступление вышли достойные противники, недолго думая, бросился в бой вместе со своими воинами.

В статье А. Шейхумерова содержится описание герца, принадлежащее польскому историку Ромуальду Романскому (Romuald Romanski). Исследователь поведал о первом дне битвы под волынским селом Берестечко, начавшейся 28 (18 – по старому стилю) июня 1651 года. Тогда между собой столкнулись объединенное казацко-крымское войско и армия Речи Посполитой. В те времена, как и всегда, вчерашние враги легко становились союзниками, и наоборот.

Польский историк отметил: «Герцовников с обеих сторон было несколько сотен, перед фронтом обеих армий начался своего рода рыцарский турнир, в котором стремились не столько убить врага, вывести его из строя или взять в плен, сколько продемонстрировать свои бойцовские умения, смелость, ловкость, силу и навыки верховой езды. Обе стороны имели своих мастеров в этом виде боя, за действиями которых следили особенно внимательно».

Причем герцовники могли дразнить противника не только в составе групп, некоторые смельчаки выезжали на линию огня в одиночку.

Возникновение традиции

Большинство историков полагают, что эта уникальная тактика изначально принадлежала казакам, которые унаследовали ее как прием психологического воздействия на врага у своих предков, кем бы они ни были: хазарами, половцами, черкесами, торками, черными клобуками и т.д. А крымские татары и поляки впоследствии научились герцу у запорожцев.

Вообще, в мужских воинских сообществах, будь то средневековые японские самураи или сотрудники современных силовых ведомств, часто возникают обычаи, поощряющие необоснованное безрассудство. Достаточно вспомнить хотя бы знаменитую гусарскую рулетку.

В пользу исконно казацкого происхождения данной традиции говорит сам характер Запорожской Сечи. Писатель и публицист Валерий Шамбаров в своей книге «Казачество. История вольной Руси» (2007 г.) подчеркивал, что основным отличием запорожцев от других казаков было безбрачие.

«Женщины в Сечь не допускались под страхом смерти, а за «блуд» били киями. Легенда гласит, что подобные правила ввел Вишневецкий по образцу Мальтийского рыцарского ордена... Были и женатые запорожцы. Но их семьи жили в городах или на хуторах, на зиму мужья возвращались к ним, а весной приходили в Кош для участия в походах. Сечевики к таким относились свысока...», – писал В. Шамбаров.

Неженатые и бездетные удальцы превыше собственной жизни ценили отвагу и лихую удаль, ведь у них не было семей, нуждающихся в заботе и поддержке. Только в такой среде и могла зародиться столь отчаянная традиция, как герц.

Но некоторые исследователи считают, что запорожцы позаимствовали свой метод запугивания противника перед боем у южных соседей – турок или крымских татар. Ведь они, судя по различным источникам, тоже порой совершали нечто подобное. А вот тяжеловооруженные западноевропейские рыцари ничего такого перед битвой не делали.

Зачем он был нужен

Несмотря на то что сутью герца была психологическая атака, опасная традиция позволяла еще до битвы добиться определенного тактического преимущества, поскольку решала сразу несколько боевых задач.

1. Разведка на местности. Те, кому удавалось выжить в ходе герца, докладывали своим командирам об всем, что они успели увидеть. Так атаманы получали свежую информацию о составе и расположении вражеского войска, количестве орудий и численности конницы. Располагая такими сведениями, можно было подкорректировать план сражения.

2. Провоцирование неприятеля на необдуманные действия. Во время герца казаки сознательно оскорбляли противника, стремясь вывести из себя как можно больше воинов. Отдельные горячие головы могли броситься в спонтанную, неподготовленную атаку на запорожцев, разорвав плотный боевой строй. В пылу борьбы поляки, крымские татары или русские иногда попадали в зону обстрела, становясь мишенями для прицельного огня казаков.

3. Вынуждение тратить боеприпасы. В эпоху Запорожской Сечи пищали и мушкеты были далеко не у всех воинов, огнестрельное оружие высоко ценилось, как и боеприпасы к нему. Желая подстрелить наглецов, гарцующих на расстоянии выстрела, их противники могли начать пальбу, растрачивая имеющийся боезапас крайне неэффективно.

4. Утверждение собственного авторитета. Казаки рисковали своими жизнями, выезжая на герц, чтобы добиться уважения со стороны боевых товарищей. Так запорожцы доказывали свою молодецкую храбрость и удачливость, ведь человека, выжившего после герца, невезучим назвать было никак нельзя. Таких казаков часто избирали атаманами, поскольку они заслужили авторитет своей смелостью.

5. Захват языка. Иногда герцовникам удавалось взять в плен вражеского солдата, бросившегося за ними в погоню сгоряча. У пленника удавалось выяснить сведения о планах неприятеля, что позволяло получить преимущество в ходе сражения.

Погибали почти всегда

Практически в каждом герце были погибшие, в их число попадали и опытные, бывалые воины, не говоря уже о казачьей молодежи, воспитанной на народных песнях и байках о герце. Впервые попавшие на поле боя воины стремились поскорее доказать старшим товарищам свою храбрость и удаль, поэтому ввязывались в опасные авантюры, не задумываясь.

Среди погибших оказывались и известные исторические личности. Так, 7 октября 1655 года во время очередного герца был убит наказной гетман Войска Запорожского Иван Золотаренко, являвшийся шурином полководца и политического деятеля Богдана Хмельницкого. Случилось это в ходе осады белорусской крепости Старый Быхов (ныне Могилевская область), которую запорожцы вместе с русскими пытались отбить у поляков.

Украинский историк Владимир Бровко в своей книге «Присоединение Крымского ханства к Российской империи и современная геополитика» (сетевое издание, 2007 г.) уточнял, что Иван Золотаренко был верным сторонником Богдана Хмельницкого, успешным и опытным военачальником, одержавшим много побед, но при этом отличался жестоким нравом. Например, его казаки так беззастенчиво грабили крестьян Могилевского уезда, что для защиты мирного населения Москва была вынуждена направить стрельцов.

Наказного гетмана Ивана Никифоровича, много раз участвовавшего в герцах и остававшегося неуязвимым, считали человеком непростым, заговоренным. Автор книги «Сверхъестественные способности человека» (Белгород, 2014 г.) Виктор Конев писал, что в народе бытовало предание, что якобы Золотаренко был убит серебряной пулей с латинскими буквами, которую с колокольни католического храма выпустил местный органист Томаш. По легенде, эту особую пулю стрелку передали ксендзы. Иначе такого человека убить было невозможно, не случайно церковь, в которой отпевали покойного военачальника, сгорела вместе с находившимися там людьми.

Другой известный сподвижник Богдана Хмельницкого – уманский полковник Иван Ганжа – тоже погиб во время очередного герца перед битвой у подольского села Пилявцы (ныне Хмельницкая область). Произошло это 11 сентября 1648 года .

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи