Настоящее

Деревня Согиницы

Посвирье и Обонежье. Гармония Русской Души
Автор: Александр Моисеев  |  Фото: Александр Моисеев  |  2015-04-23 13:19:29

Хотелось бы поговорить о самом сокровенном – о деревянной Руси, затерянной среди лесов и полей на Русском Севере, где в полусгнившем лемехе крыш все еще живет, теплится где-то совсем глубоко надежда русского человека на то, что возродится когда-нибудь былая удаль деревянного зодчества, восстанет, словно феникс из пепла русская деревня и понесется по околицам колокольный звон, как и 318 лет назад, когда была срублена церковь Николы – Николая Чудотворца в деревне Согиницы, Подпорожского района Ленинградской области. О ней сегодняшний рассказ.


Впервые в Согиницы мне довелось попасть пыльным жарким августовским днем 2013 года, когда из-за поворота ребристой как стиральная доска грунтовки показалась изящная, без креста маковка церкви и чуть меньшая, но уже с крестиком маковка колокольни. Деревня Согиницы расположена всего чуть более в двадцати километрах от города Подпорожье – райцентра Подпорожского района. Но даже это расстояние по пыльной гребенке преодолевается не просто, хотя если грейдер все же прошел, то гребни сглаживаются и по грунтовке можно уверенно ехать, не боясь того, что дорога вытрясет из вас все, что только сможет.

Деревня Согиницы стоит на реке Важинке, которая раньше была вполне судоходной и служила, как и остальные реки той эпохи такой же транспортной системой, как и та пыльная, но вполне ровная грунтовка, по которой едешь сегодня. Никольский храм, срубленный зодчими петровской эпохи в 1696 году, стоит на самом берегу Важинки и прекрасно смотрится с воды, именно с воды открывается лучший вид на чудо русской архитектуры конца XVII века, которое является лицом, фасадом всей деревни.

Я не зря подчеркиваю, что строилась церковь именно в петровское время, поскольку она на 7 лет старше города на Неве. Храм в свое время несколько раз перестраивался, но к нам дошел именно в таком виде – изящный шатровый восьмерик – типичная обонежская конструкция церквей того времени. Именно шатровыми храмами славится весь Русский Север. Рядом с основным шатром стоит шестерик колокольни, которая ниже и меньше основного храма, но благодаря четким пропорциям и меткому глазу наших предков вся композиция составляет единое целое, деревянный ансамбль, который стоит аккурат на излучине Важинки и с колокольни открывается чудесный вид на небольшую речушку и море тайги за ней. Храм является действующим и службы здесь проходят по большим праздникам.

В остальное время он закрывается на простой амбарный замок, ключи от которого хранятся у, пожалуй, главного и чуть ли не единственного постоянного жителя деревни, Бабы Люси – Людмилы Николаевны. Когда-то здесь жили несколько сотен человек, были свои хозяйства, держали коров и прочую деревенскую живность, да и самих деревень в округе было много. Теперь же Согиницы – улица с несколькими деревянными покосившимися домиками, черные окна которых глядят на путника сиротливо, угрюмо. Впрочем, некоторые из них еще в сносном состоянии, и на лето туда приезжают из Подпорожя несколько человек – на дачу. Зимой же остается одна Баба Люся…

- «Как же вы тут одна зимой?» – спрашиваю я Людмилу Николаевну и сам немного боюсь этого вопроса. Места здесь дикие, соседняя деревня хоть и не так далеко, но дойти за несколько километров пожилой женщине одной, да еще и зимой едва ли вообще возможно.. - «Да как одна, ничего, вот, живу. Привыкла» – говорит Людмила Николаевна и, улыбаясь, отводит взгляд куда-то в сторону.

- «А что делаете зимой?» - снова спрашиваю с удивлением.
- «Топим, варим, чай пьем. Потом снова топим, варим и чай, а чего еще делать то» - уверенно и по-простому заявляет Людмила Николаевна. «Мне воды сын накачает цистерну, приезжает раз в два месяца где-то, одной то мне не справится» - добавляет она.
Ну, хоть кто-то изредка приезжает, подумал я про себя и немного взбодрился, хотя как бы я умозрительно не представлял себе здешнюю жизнь зимой, в голове не укладывается каково одной маленькой старушке среди черных деревенских изб и высоких елей на берегу Важинки.

Приехав впервые, я увидел Бабу Люсю уже с ключом в руке, довольно бодро для ее восьмидесяти с хвостиком, идущую вдоль единственной дороги в Согиницах отпирать нам Никольскую церковь. Невысокое крыльцо и дверь в храм закрыты сверху крышей перехода, соединяющего колокольню с самой церковью. Преодолев несколько ступенек, Людмила Николаевна оказывается возле двери. Несколько оборотов ключа и мы внутри. Поражают воображение два круглых столба, уходящих вверх, словно два великана с восходящими к небу руками, несущими на себе всю тяжесть векового сруба. Недавно в храме проводилось богослужение, стоят свежие цветы и горят свечи.

- «Почему не уезжаете, как же вам одной тут? – все донимаю вопросами Бабу Люсю. - «А я тут родилась, всю жизнь прожила. Уезжать не хочу, мне тут нравится, вот в родной деревне и помирать буду». Самодостаточная Людмила Николаевна снова посмотрела куда-то сквозь меня и философски улыбнулась.

Выхожу из церкви. Как и везде по Русскому Северу возле храма всегда расположено сельское кладбище, раньше хоронили рядом с церковью, а не просто в лесу. Снимаю храм и вижу, что ко мне направляется мужчина в кепке и в байховой рубахе. Здороваемся.

- «У меня тут дом рядом, я же за этим храмом присматривал, когда в деревне жил – говорит мужчина. «Всю жизнь почти здесь прожил. Мать у меня, могила тут…» - показывает он мне на голубоватый металлический памятник неподалеку. «А вы меня не сфотографируете?» - вдруг спрашивает мужчина.
- «Конечно, давайте», говорю и не много смущаюсь.
- «Вот тут встану, нормально будет?»
- «Пойдет», соглашаюсь я.

Делаю несколько снимков его на фоне церкви и рядом с могилой матери. Снимаю быстро, тяжело как-то на душе.

- «Вы снимки мне пришлете? Я в Подпорожье живу, сюда только на лето приезжаю, картошку посадить. Юначев Юрий Викторович» – он протягивает мне свою сухую жилистую ладонь.

Записываю адрес, еще несколько слов и надо идти, времени не много, а мне еще на колокольню бы подняться. Важинка оттуда пестрой лентой стремительно извивается среди соснового леса, неся свои воды вдаль, куда-то в просторы посвирских болот и ручьев, словно само время летит мимо нас, сменяя декорации и действующих лиц. А Никольский храм все так же, как и больше трехсот лет назад созерцает безмолвно происходящую вокруг круговерть и только ветер гуляет в дощатом шатре и в стенах колокольни. Возможно, он и есть теперь его голос, ведь были когда-то и колокола, наполнявшие всю округу мелодией древности. Теперь только ветер…

P.S. Ближе к зиме, на почте заполняю конверт. Кому: Юначеву Юрию Викторовичу. Адрес: г. Подпорожье… Внутри несколько снимков на память, обещал. Бабу Люсю, Людмилу Николаевну навестил еще раз осенью, пожелал хорошо перезимовать и отдал ей лично несколько её фотографий и церкви с родной деревней. Пусть будут.


Друзья, хотелось бы обратиться ко всем неравнодушным к Русскому Северу и деревянному зодчеству. Александр Моисеев, автор этого рассказа и фото, уже 2 года снимает небольшие деревеньки в Ленинградской области, их жителей и удивительные деревянные храмы, многим из которых более 300 лет, а церкви Георгия Победоносца в Юксовичах в этом году исполняется 522 года!
Осенью этого года он планирует организовать фотовыставку в Санкт-Петербурге, где можно будет посмотреть много фотоисторий и почитать рассказы об этих местах. Вы можете помочь этому проекту состояться, поддержав его здесь - http://planeta.ru/campaigns/moiseevphoto

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках