Видео, История

Как англичане в Крымскую войну пытались захватить Петербург, но подорвались на русских минах

Автор: Ярослав Бутаков  |  2022-03-28 14:32:18

Крымская война 1853-1856 гг. названа так лишь по наиболее важному театру военных действий. На самом деле, она шла на многих сухопутных и морских фронтах. Немаловажным среди них было Балтийское море.

Оборона Бомарзунда

Козырем Англии и Франции, объявивших войну России 9 (21) марта 1854 года, было превосходство на море. Западные державы решили продемонстрировать его не только в Чёрном море. В качестве одной из целей им виделся русский Балтийский флот. Английские и французские адмиралы планировали разгромить главную русскую военно-морскую базу Кронштадт, а там – почему бы и нет? – напасть на Петербург и попытаться принудить императора Николая I к полной капитуляции.

Летом 1854 года в Балтийское море отправились британская эскадра вице-адмирала Чарльза Нейпира и французская вице-адмирала Александра Парсиваля-Дешена. На борту кораблей находился десант численностью 12 000 солдат (10 000 французов и 2000 англичан). На их пути находились Аландские острова, защищаемые одной-единственной крепостью Бомарзунд с гарнизоном из 2200 человек, по большей части – финских милиционеров.

Этот иррегулярный гарнизон оказал героическое сопротивление. Он сдался только после ожесточённой бомбардировки, разрушившей все строения крепости. Англо-французский флот в том году не предпринял больше ничего. Срыв до основания крепость Бомарзунд, интервенты возвратились домой, трубя на весь мир о своей «победе».

Изобретатель и академик Якоби

Одной из главных причин, почему англичане и французы не решились идти дальше, стали оборонительные мероприятия русского командования. Осознавая, что в открытом море превосходство будет на стороне более многочисленного англо-французского флота, в котором, к тому же, было значительно больше паровых судов, русские ограничились пассивной обороной своих баз с использованием новейших технических средств.

Идея установки на фарватерах взрывных устройств, которые могли бы подрывать вражеские корабли при их проходе над ними, была стара. Но только в середине XIX века наука и техника дошли до практического воплощения этой идеи. Важнейшей проблемой было сделать так, чтобы свои корабли могли свободно проходить через минные заграждения, а неприятельские нет. Так зародился проект дистанционного управления взрывными устройствами, которое можно было осуществить с помощью электрических проводов.

Основоположником минного дела в России стал немецкий учёный Мориц Герман фон Якоби, в России назвавшийся Борисом Семёновичем Якоби. Он происходил из богатой еврейской семьи банкира, однако с юности его, как и его младшего брата Карла, тянуло в науку. Карл стал математиком, а Мориц увлёкся новым тогда направлением физики – опытами с электрическим током.

В 1835 году уже известный своими изобретениями Мориц Якоби был приглашён в Российскую империю на кафедру Дерптского университета. В 1837 году Якоби подал на имя Николая I докладную записку, в которой предлагал применить силу электричества для приведения в движение различных механизмов. Император заинтересовался проектом, создал комиссию Академии наук по этому вопросу и выделил на эти работы солидный по тем временам грант.

Уже в 1839 году Якоби стал членом комитета Адмиралтейства по морским минам. Кроме того, он явился инициатором создания «гальванических команд» в инженерно-сапёрных частях русской армии, а также проведения первых линий электрического телеграфа в России. В 1847 году Якоби стал действительным членом Императорской Российской академии наук.

В 1837 году Якоби принял русское подданство. В конце жизни Борис Семёнович писал: «Я обращаюсь с чувством удовлетворённого сознания к своей 37-летней научной деятельности, посвящённой всецело стране, которую привык считать вторым Отечеством, будучи связан с нею не только долгом подданства и тесными узами семьи, но и личными чувствами гражданина».

Взрывы у Кронштадта

Летом 1854 года русские моряки поставили минные заграждения у входов на рейды Кронштадта и Свеаборга, Ревеля и Усть-Двинска. Западные флоты сунуться туда не рискнули.

В следующем году британцы и французы решили добиться более заметных результатов в Балтийском море. Эскадры английского вице-адмирала Ричарда Дондаса и французского адмирала Шарля-Эжена Пэно насчитывали в общей сложности 67 судов. Их задачей было во что бы то ни стало выманить русский флот из гавани Кронштадта и уничтожить его.

Но русские не поддались на провокацию. 8 (20) июня Дондас решил подойти ближе. Под днищами его авангардных кораблей раздались взрывы. Один паровой фрегат и три вооружённых парохода получили повреждения и потеряли ход. Союзникам пришлось тащить их на буксире и спешно ретироваться.

Основной причиной, почему корабли союзников были не потоплены, а только повреждены, стала недостаточная мощность взрывного заряда. Его ещё не умели рассчитать должным образом, такое умение пришло только вместе с практическим опытом использования. Тем не менее это было первое известное в истории боевое, причём, успешное применение морских мин.

Обозлённые неудачей у Кронштадта, англичане и французы выместили свою досаду варварскими обстрелами мирных финских городов на побережье, а также двухдневной бомбардировкой крепости Свеаборг (рядом с Гельсингфорсом – столицей Финляндии). Свеаборг получил лишь незначительные повреждения. Близко к крепости союзники боялись подойти из-за тех же самых мин.

Задачи англо-французского командования на Балтийском море так и не были выполнены.
Русским же оставалось лишь пожалеть, что, несмотря на высочайшую поддержку минного проекта, осуществлялся он крайне медленно. К началу Крымской войны минами был оснащён только Балтийский флот. Но у Черноморского флота их не было. Можно только догадываться, как складывалась бы для России Крымская война, если бы вход на рейд Севастополя был тоже защищён минными заграждениями. Тогда русским не пришлось бы затапливать свой Черноморский флот, и битва за Севастополь обернулась бы русской победой.

Читайте также:
Рекомендуемые статьи