Настоящее

Откуда в Бразилии появились русские староверы?

2017-05-29 16:40:37

Общины русских староверов разбросаны по всему зарубежью – от Эстонии до Уругвая и Австралии. Часть из них образовалась еще несколько веков назад во время гонений со стороны властей Российской империи, другая же была основана уже в XX веке, когда эмигрантам-старообрядцам вновь потребовался приют. К последним относятся и староверческие поселения в Бразилии.

Бегство из Китая

После революции многие старообрядческие семьи уехали в Китай. В Харбине, Шанхае и некоторых других китайских городах существовали целые центры русской эмиграции – выпускались газеты, строились школы, велась активная общественная жизнь.
Но после того как Китай взял курс на сотрудничество с СССР, а к власти пришла Коммунистическая партия, стало ясно, что прежняя жизнь кончена. Старообрядцы вспоминали, что от коммунистов многие пытались спрятаться в глубине страны, но и там быстро разворачивалась коллективизация, вводились карточная система и обязательная сдача всего урожая государству.
Староверы обратились во Всемирный совет Церквей: в начале 1950-х в располагавшееся в Гонконге представительство начали поступать первые ходатайства о содействии в переселении в Латинскую Америку. Обращались и в ООН. Немалую помощь оказало Управление верховного комиссара по делам беженцев.
Для чиновников старообрядческие общины стали проблемой - они ни в какую не хотели разделяться. Общину можно было перевезти только целиком и поселить только в одном месте. В то же время было понятно, что благодаря положительному образу староверов как трудолюбивых, мирных, ответственных людей найти им новый дом будет не так сложно.
К 1958 г. первые 450 человек получили визы и переехали в Гонконг, еще 150, имея визы, оставались в Китае. Тогда же стало понятно, что в переселении нуждаются еще, как минимум, 1700 человек – часть из харбинской общины, часть из «синьцзянской» группы. В последнюю входили не только старообрядцы, но и пятидесятники, баптисты и другие.
Люди уезжали целыми деревнями, распродавая или просто бросая нажитое имущество. «Харбинцы» переехали раньше «синьцзянцев», узнавших о возможности переселения достаточно поздно. Всего за 13 лет (именно столько длилась операция по переселению) в Аргентину, Австралию, Новую Зеландию и Бразилию вывезли около 1500 старообрядцев.

Почему Бразилия?

Эта страна первой подтвердила визы, и именно туда приехала большая часть переселенцев. В мае 1958 г. из Гонконга в США прилетели 82 старовера. В Лос-Анжелесе их посадили на пароход, куда также загрузили одежду, сельскохозяйственные инструменты, швейные машины. 27 мая судно прибыло в Бразилию. В течение месяца приплыли и прилетели в разные штаты Бразилии около 400 «харбинцев».
Многие из них оказались в стране раньше, чем было запланировано. Общину первоначально поселили на фазенде Сан-Сильвестри посреди гор и леса. Старообрядцы начали заготавливать лес. Быстро стало ясно, что привычным земледелием здесь заниматься не получится, – земля была плохая. Начались волнения.
Ситуацию спас Андрей Муравьев-Апостол, курировавший беженцев со стороны Всемирного совета Церквей. С его помощью в штате Парана, муниципалитете Понта-Гросса, было приобретено 6000 акров земли - с лесом и рекой. Пейзаж напоминал среднерусский, только растительность была тропической.
На фазенде Санта-Крус поселились 500 человек, разделившихся на три поселения. Были выбраны лидеры поселений, которые со временем стали официальными управляющими.

Устройство на новом месте

Каждой семье Всемирный совет Церквей выделил «на обустройство» несколько кур, корову и свинью. На колонию полагались 12 телег и 24 лошади. Дома строились усилиями самих переселенцев. Пока шла стройка, люди жили в палатках, временных хижинах, старых зданиях. Сначала в каждом поселении строили дом настоятеля, он же – молельный дом. Возводили строения по русскому образцу – из бревен, с банями и русскими печами.
В 1959 г. под фасоль, овощи, гречиху были распаханы поля. У соседей – немецких колонистов – староверы научились сажать рис. Была основана и пасека. У инспектировавших поселения властей осталось положительное впечатление: трудолюбивые люди были признаны «готовыми к интеграции».
Сами староверы вспоминали, что реальная ситуация не всегда совпадала с изложенной в отчетах. Люди не сразу поняли, как работать на новой земле, какие удобрения использовать и как ухаживать за непривычными культурами. Нанимались на работу к немцам. Помогало то, что выходцы из Поволжья понимали русский язык, - коммуникация осуществлялась без проблем. Женщины занимались рукоделием – шили и продавали одежду, вышивали.
В 1962 г. в Понта-Гросса приехала часть «синцьзянцев». Но значительное их число осталось в США.
Через три года колония стала прибыльной: гречиху, рис, картофель, подсолнечник продавали даже в Рио-де-Жанейро. Пасеки давали до 10 тысяч тонн меда в год, во всем регионе продавались молочные продукты, сделанные старообрядцами.
Сейчас поселения староверов существуют в четырех бразильских штатах. В течение полувека покупались и новые земли, например, фазенда в штате Мату-Гроссу.

Как живут старообрядцы?

Староверы по-прежнему предпочитают носить привычную одежду – рубахи, сарафаны. Костюм обязательно носят с тканым или плетеным поясом, часто с надписями или узорами. Женщины сами вышивают и шьют одежду.
Старообрядцы в основном имеют старые русские имена – Ефросинья, Кузьма, Капитолина, Марфа, Фетиса, Евлампия…
Староверы не особо желают общаться с миром, но охотно закупают технику - как сельскохозяйственную, так и бытовую. Во многих семьях есть автомобили – без них в соседние селения не добраться. По меркам Бразилии староверы – весьма обеспеченные люди.
Их дети учатся в государственных школах, умеют пользоваться компьютером, свободно говорят на португальском. Изучают они и русский язык, учатся церковно-славянскому, читают богослужебные книги. Русский, однако, сохранился у староверов в достаточно устаревшем виде. В школах еду детям из старообрядческих семей готовят поварихи-староверки. Иногда община настаивает на том, чтобы остальные дети в классе носили скромную одежду. Высшее образование получают единицы – в основном потому, что для большинства оно дорогое.
Жениться и выходить замуж предпочитают за своих - староверов из других общин. По-прежнему действует правило «восьми колен» духовного родства. Местных брать в супруги не запрещается, но такие случаи бывают редко – их даже в работники берут нечасто, считая слишком ленивыми. Но если уж принято решение взять в общину бразильца или бразильянку, то они должны разделять ее ценности и жить по ее законам. И, разумеется, стать старообрядцами. Браки совершаются рано – часто девушек выдают замуж в 14-16 лет. Официально брак оформляют в положенные 18 – многие староверы имеют бразильское гражданство. Обычно к семидесяти годам у главы семьи - 8-10 детей, 50 внуков, 60 правнуков.
Вся община соблюдает посты, обязательно принимает участие во всех службах. Проводит богослужения выбранный настоятель. В повседневной жизни все дела совершаются с молитвой.
Сохраняется и традиция «особой посуды» для гостей. В общинах запрещено курить, смотреть телевизор, есть еду из ресторанов. Алкоголь разрешается только домашний, сделанный в общине. Хозяйки с охотой обмениваются рецептами с соседями. Так, в бразильских семьях штата Парана начали есть творог, вареники, сметану, а староверы едят рис, сырные булочки, фасоль. В основном все продукты выращивают в общине. Покупают кофе и чай.
Старообрядцам не нравится смешиваться с населением, терять обособленность общин, поэтому они нередко добровольно переселяются в глухие места, в которых цивилизация еще не так развита. Не так давно несколько семей бразильских староверов вернулись на историческую родину, в Россию. Они говорят, что об этом мечтали еще их деды.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи