Настоящее

"Бьет - значит любит": почему русские в это верят?

2017-08-21 19:00:05

Традиция регулярно бить жену появилась на Руси с принятием христианства. В языческий период женщина была более равноправным членом общества, чем в христианский. Женщины до XI века оставались под защитой своих близких родственников (отца и братьев), даже если вступали в брак. И те горой стояли за любимую дочь и сестру. Это не относилось только к украденным или купленным женам, которые в семьях супругов существовали на положении рабынь.

Женщины, вступившие брак по собственному согласию или договору между родителями, обладали многими правами. Могли даже «развестись» - уйти от мужа, если не были удовлетворены браком. Роль женщины отражалась и в наличии божеств женского рода: Лада – богиня любви и брака, Макошь - богиня прядения, рожаницы – божественные посланницы, определявшие судьбу ребенка при рождении.

После крещения Руси

Вместе с крещением Русь приняла и новую мораль, которая самым невыгодным образом сказалась на судьбе русской женщины. С принятием монотеизма и установлением главенствующей роли мужчины женщина в семье стала восприниматься как существо в какой-то степени неполноценное, неразумное, как дитя. Муж должен был буквально опекать жену, заботиться о ее нравственности и «спасении души».

Эта "забота" должна была выражаться в строгости и регулярных побоях. Аналогичным образом воспитывались и дети. Во многом такой стереотип поведения был внушен церковниками, которые в Средние века усматривали в женщине корень всех зол, дьявольский соблазн и источник нечисти. Чтобы душа женщины не попала в ад, муж был просто обязан регулярно «наущать» ее «битием».

Телесные наказания считались чем-то вроде профилактической работы. Они должны были выбить из женщины все те пороки, которыми она по определению была наделена с рождения. Если мужчина бил супругу, значит, заботился о спасении ее души от адского пламени. Сами женщины так усвоили этот урок, что отсутствие побоев воспринимали как признак отсутствия мужниной любви и заботы. Такие законы семейной жизни были отражены в известном литературном памятнике «Домострое».

Как бить жену

«Домострой» был создан неизвестными авторами приблизительно в XV-XVI веках в Новгородской республике. По мнению исследовавших этот документ Александра Сергеевича Орлова, Сергея Михайловича Соловьева и других русских литературоведов и историков, «Домострой» стал результатом труда множества священников, «учителей народа», и одновременно квинтэссенцией моральных норм общества того периода.

В этом документе делу «воспитания жены» посвящена не одна глава. Анонимный советчик поучает добропорядочных мужчин, как правильно бить жену, чтобы не наносить ей тяжелые увечья. Мужчине не рекомендовалось бить женщину по глазам, ушам и другим важным частям тела, чтобы не сделать супругу калекой. Также не следовало использовать для «воспитания» тяжелых и особенно металлических предметов, поскольку все это может привести к инвалидности.

Физические методы воспитания по «Домострою» полагалось применять не только к женам, но и к детям, слугам и нерадивым работникам. Регулярное поколачивание всех этих людей – иногда просто так, в профилактических целях – было святой обязанностью мужчины, как главы семьи. Таким образом он, как прилежный пастырь, заботился о своем «стаде».

Не бьет – значит, не любит

Именно так воспринимали русские женщины более лояльное к себе отношение. Сейчас это может показаться странным и диким, но нельзя забывать, что женщина воспитывалась в патриархальном обществе. Всю ее жизнь регулировали суровые законы семьи, рода. Русские женщины в подавляющем большинстве своем были необразованными, с узким кругозором. Им и невдомек было то, что жить в семье можно как-то иначе. Да и примеров таких не было.

Если женщине случалось – крайне редко – выйти замуж за иностранца, она вполне естественно воспринимала отсутствие побоев со стороны мужа как признак его нелюбви. Со временем в обществе было забыто исконное значение телесного наказания как способа воспитания «в страхе божьем». Мужчины стали бить жен просто из ревности или своеволия. Хуже всего, что сами женщины по-прежнему воспринимают такое поведение как норму и годами терпят рукоприкладство.

Мнение психологов

В русском обществе очень сильны традиции. Даже самые дикие и абсурдные. Память предков диктует русским женщинам молча терпеть побои и не выносить проблему на суд публики. Это меньше принято в интеллигентных семьях; чаще встречается в низших слоях населения. В последних регулярные побои могут быть отягощены пьянством и часто накладываются на другие виды насилия (моральное, сексуальное).

Как бы женщины ни считали, что «бьет – значит, любит», насилие – это только насилие. Зачастую опустившийся мужчина продолжает жить с давно нелюбимой женщиной и при этом бить он ее тоже продолжает. Ни о какой любви в таких семьях речи даже не идет. К тому же в огромном количестве случаев побои заканчиваются убийством. Ежегодно от рук своих мужей гибнет более 10-ти тысяч россиянок.

Плоды такой «любви»

От домашнего насилия страдают и дети. Даже не будучи прямыми жертвами побоев, они вырастают морально ущербными. Психологи называют это отклонение Стокгольмским синдромом. Он выражается в неспособности человека, который в детстве подвергался любому виду насилия, противостоять ему во взрослой жизни. Это касается и ситуаций, когда ребенок регулярно наблюдает избиение своей матери.

Такой человек становится беспомощным перед агрессором. Иногда он не только не может защитить себя, но еще и попадает в моральную зависимость от насильника. Если к ребенку, как и к его матери, применялось насилие, он точно так же вырастает с психическими отклонениями того или иного рода.

В зависимости от типа личности и силы нанесенной травмы у жертв насилия может развиться целая гамма отклонений: тревожное расстройство, маниакально-депрессивный психоз и пр. Девочки, выросшие в таких семьях, перенимают манеру поведения матери и вырастают уже сложившимися жертвами. Интуитивно они находят себе и соответствующего партнера, склонного к насилию. Так образуется очень крепкая связь «жертва – тиран», которая нередко обрывается только со смертью жертвы.

С мальчиками все еще сложнее, потому что они могут повторять модель поведения отца. Это не 100%-ная закономерность, но очень часто мальчики, выросшие в обстановке жестокости и насилия, сами становятся крайне жестокими. Если подобное «воспитание» накладывается на определенные психологические особенности личности, общество получает готового маньяка-убийцу. Едва ли такие люди могут считаться «плодами любви».

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи