Искусство

Михаил Нестеров: художник, который написал «Душу народа»

5 картин мастера
Автор: Кириллица  |  2018-09-20 15:30:49

На полотнах художника Михаила Нестерова физический мир спит. Крепко спит и…остывает. Все погружено в зеленовато-желто-голубую дымку; студеный воздух ощущаешь через полотно. Тотальная осень! Тотальное умирание!

Создается впечатление, что люди на картинах Нестерова неживые. Почти призраки. Атмосфера безмолвной печали. Но плакать не хочется. Как, впрочем, и смеяться. И здесь на первый план выходит Духовное, невесомое, призрачное с точки зрения Физического.

«Это тоже — поэзия чего-то большого и смутного, выходящего за грани личности. Не поэзия индивидуального вдохновения, но поэзия, говорящая о далях и озаренностях народа. Надо вглядеться пристально в их картины, надо забыть о многом внешнем, мешающем, случайном, отдаться наваждению — и тогда, тогда вдруг по-иному засветятся краски, и оживут тени, и улыбнется кто-то, таинственный, «на другом берегу».

Так описывал картины Михаила Нестерова знаменитый художественный критик Сергей Маковский. Что ж нам остается только отдаться этому наваждению и перейти «на другой берег»...

«Пустынник» (1888-1889)

Отражением идеи жизни человека в гармонии с природой стала картина «Пустынник», написанная Михаилом Нестеровым во время его жизни в Сергиевом Посаде. Там он знакомится с монахом Троице-Сергиевой лавры Гордеем, который становится прототипом героя. Впоследствии, однако, художник намеренно уйдет от портретности, наделяя монаха обобщенными чертами. Вдоль озера по тропке бредет, опираясь на посох, старец в монашеских одеждах. Он задумчив и сосредоточен, но в то же время его лицо наполнено внутренней улыбкой. Осенний пейзаж пронизывает картину спокойствием и умиротворением.

Художнику удалось в полной мере передать свою убежденность в том, что только жизнь вдали мирской суеты способна напитать человеческую душу покоем, искренностью и стойкостью.

Намеченные художником принципы и идеи будут реализованы в его дальнейшем творчестве. Картина была куплена Третьяковым за 500 рублей, что позволило получить Нестерову не только материальную независимость (он, в том числе, смог поехать в Италию), но и стала подтверждением: «Он – настоящий художник!»

«Видение отроку Варфоломею» (1889-1890)

Замысел цикла картин, посвященных жизни Сергия Радонежского, появился у Михаила Васильевича во время пребывания в Сергиевом Посаде. «Видение отроку Варфоломею» стала первой картиной, идея которой возникла во время посещения имения Абрамцево, куда он был приглашен женой мецената Мамонтова Елизаветой Григорьевной. Но приступить к работе Нестеров смог только после итальянского путешествия – с большим воодушевлением он выполнил большое количество подготовительных этюдов и рисунков, в том числе и пейзаж, который позже ляжет в основу картины.

Смысловым центром композиции стала фигура мальчика, который уповает на черноризца и просит чуда – освоить грамоту. Согласно преданию, юному Варфоломею (мирское имя преподобного Сергия) никак не давалась грамота. После встречи с монахом, мальчик начал бегло читать.

Осенний пейзаж наполняет картину чистотой и словно дарит способность раскрыть тайные помыслы и желания чистой души мальчика. Тесно переплетая реальность и видение, Нестеров создает необычную для русской живописи картину – в станковой живописи появляется элемент иконописи. Золотое сияние вокруг голову схимника рождает массу споров не только среди зрителей и критиков, увидевших картину на очередной выставке передвижников, но и среди коллег-художников, некоторые из которых назовут картину «вредной».

«Под Благовест» (1895)

Еще одной картиной, которую художник написал в окрестностях Сергиева Посада, станет «Под Благовест». На первом плане зритель видит двух монахов, читающих Часослов и бредущих вдоль поросли молоденьких березок. В лучах заходящего солнца горят кресты храма. Монахи настолько углубились в чтение, что не обращают внимания на красоту природы, которая просыпается от зимнего сна. Художник вкладывает в руки молодого инока веточку вербы, сообщая тем самым, что великий праздник Воскрешения Христова совсем скоро.

Кажется, что и в природе, и в людях, изображенных на картине, не осталось ничего земного, а все происходящее проникнуто тишиной спасительной молитвы.

«Молчание» (1903)

Одной из лучших картин, рассказывающей о монашеской жизни, стало «Молчание», написанное Нестеровым параллельно с работой над «Святой Русью». Взору зрителя предстают две скользящие по заливу у подножия Рапирной горы на Соловках лодки. Внутренние связи – доминанты полотна – образуют четкий треугольник: две лодки и церковь на вершине горы. На берегу художник располагает еще один храм, тем самым символично иллюстрируя Церковь земную и Церковь небесную. К последней и держат свой путь седовласый старец и юноша. Однако в самой картине нет движения и динамики. Герои становятся частью природы, умиротворенной и затаившей дыхание перед чем-то великим.

Связь человека с Богом через общение с природой, созерцательная молитва и уход от мирской суеты подчеркивается и общим колоритом: легкое звучание сиреневого, желтовато-розового и серо-фиолетового оттеняют доминанту темного зеленого и черного.

Идеи «Молчания» впоследствии будет отражены в «Лисичках» (1914), «Старец. Раб Божий Авраамий» (1914-1916), «В скиту» (1915) и «Соловки» (1917).

«Душа народа» (1914-1916)

В 1912 году Нестеров заканчивает работу над росписью Покровского храма Марфо-Мариинской обители и приступает к завершению трилогии – картине «Душа народа». Уже написаны «Святая Русь» (1901-1905) и «Путь ко Христу» (1908-1912). Каждое из полотен появилось в сложное для страны время, и через них Михаил Васильевич символично предлагает выход из сложных ситуаций, который заключается не в бунтах, пропитанных кровью, а в свете истины христианской, веры в Бога и народном единстве.

Вдоль берега Волги в поисках правды и утраченной веры бредут люди, впереди которых – крестьянский мальчик, с надеждой вглядывающийся вперед. Образ мальчика был написан художником со своего сына Алексея.

Если на двух предыдущих картинах трилогии присутствует Христос, то здесь его уже нет. Однако складывается ощущение, что Он только что прошел, а разные люди – царь в шапке Мономаха, священник, схимник, юродивый, слепой солдат с сестрой милосердия - стремятся догнать его. На картине можно также увидеть Достоевского, Толстого и Соловьева. Эта людская лавина движется за ребенком, который единственный с открытым и чистым сердцем может «догнать» Бога.

Кириллица в Дзен
Читайте также:
исправить оишбку
Сухарева Башня
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках