История

Правда ли, что Лев Толстой проиграл отданные на хранение офицерские деньги в карты

Автор: Фаина Шатрова  |  2019-10-08 13:59:49

Пусть тот, кто в молодости не чудил, первым бросит камень в Толстого, который в юности больше 10 лет пребывал во власти «проклятой страсти». Было время, когда в карты Лев Николаевич играл много и почти всегда проигрывал – и аристократам московского светского общества, и соседям по имению, и сослуживцам артиллерийского полка.

Ген картежника

Сам Толстой списывал страсть к игре отчасти на тщеславие (слишком уж хотелось зарекомендовать себя удачливым игроком), а отчасти – на особенные ощущения азарта, которые человек испытывает за карточным столом. Однако «спасибо» писатель мог сказать наследственности: его двоюродный дядя Федор Иванович был известен по всей Москве как отчаянный авантюрист и неутомимый картежник. После отставки из армии Толстой-Американец (такое прозвище он получил за бесконечные авантюры) сделал карточную игру частью дохода – дядя играл не всегда честно, а потому частенько выигрывал. Чего не скажешь о племяннике – ничего не смыслящий в картах Лев Николаевич почти всегда проигрывал.

Я себе гадок...

Зимой 1849 года Толстой впервые пристрастился к карточной игре. Играл он с огромным азартом, но не имел таланта к игре, не обдумывал ходы, а потому спускал и свои, и чужие деньги. В конце декабря 1850 г. в дневнике, который писатель вел на протяжении всей жизни, он устанавливает правило – «в карты играть только в крайних случаях», и исправно придерживается «установки» лишь до 13 июня, когда не удерживается от приглашения офицеров своего полка и проигрывает 200 рублей собственных денег, 150 рублей «Николеньких» (старший брат) и 500 рублей в долг. Всю зиму 1855 Толстой проводит за карточным столом, пытаясь отыграться, но проигрывает еще больше – 2000 серебром. Поговаривали, что граф за бесценок отдает породистых рысаков и уже «спустил Малую Воротынку за 18 тысяч, а Ягодную – за 5,7» (Малая Воротынка и Ягодная – деревни, которые достались Льву Николаевичу после раздела наследства).

Летом 1857 проигрывает в Баден-Бадене на рулетке за 5 дней 3 тысячи франков и обращается с просьбой выслать деньги к Некрасову и Тургеневу. В феврале 1862 года Толстой – новый карточный долг: с просьбой выслать тысячу серебром Толстой обращается к издателю Каткову. Обещает за этот аванс написать «роман из горской жизни». Позже Толстой признавался, что именно этот проигрыш мотивировал завершить написанный до половины роман «Казаки», который «пролежал бы вечно» и пошел бы «на оклейку окон».

Свои или чужие?

Очередной крупный проигрыш ускорил отбытие Льва Николаевича на Кавказ, куда его давно звал старший брат. И военная карьера Толстого сложилась более чем достойно: он проявил себя как храбрый офицер, участвовал во многих операциях против горцев на Кавказе и ряде сражений Крымской войны, был награжден орденом Св. Анны и несколькими медалями. Вот только удержаться от карточной игры и на войне Толстой не смог.

И действительно, один из карточных долгов сослуживцу Толстой оплатил 1500 рублями, отложенными на издание журнала «Военный листок». Издавать его Лев Николаевич задумал вместе с офицерами-артиллеристами своего полка, но идею зарубили. Император наложил вето на издание отдельного журнала, но разрешил печатать статьи в «Инвалиде». Научные сотрудники Дома-музея Ясная поляна уверяют: полторы тысячи рублей – это не собранные офицерами деньги, а те, что Толстой выручил за продажу одного из домов своей усадьбы.

Еще до отправления на Кавказ, старший брат Толстого, тот самый Николенька, посоветовал брату продать соседу Горохову трехэтажный дом, в котором родился Лев Николаевич. У писателя попросту не было денег на содержание дома, да и лишние деньги ему бы не повредили. В одном из писем старший брат пишет, что простоявший без ремонта еще несколько лет дом превратиться в «сувенир», то есть попросту сгниет. Вырученные за продажу дома (не всей усадьбы, а лишь одного здания) полторы тысячи серебром (примерно 5000 ассигнациями) для сохранности поместили в Приказ общественного призрения до тех пор, пока не возникнет необходимость «в экстренных хозяйственных расходах».

На реализацию идеи с выпуском журнала Толстой и затребовал выслать вырученные за дом деньги, а когда идея с «Военным листком» потерпела крах, Толстой потратил полторы тысячи на уплату карточного долга. Получается, что потратил Толстой все же свои деньги, хоть и заплатил за страсть к азартным играм продажей дома, где родился.

Читайте также:
Правда ли
Задать вопрос
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках