История

Харлампий Ермаков: кем был прототип главного героя шолоховского «Тихого Дона»

Автор: Ашхен Аванесова  |  2019-10-11 16:57:55

В черновых записях Михаила Шолохова, датированных 1925 годом главным персонажем зарождавшегося романа – эпопеи «Тихий Дон» был Абрам Ермаков, который в окончательной редакции произведения превратился в Григория Мелехова. Однако оба эти литературные персонажи имели одного реального прототипа в лице Харлампия Ермакова, чья судьба сложилась драматичнее, чем у книжного визави.

Жизнь до революции

Удалой казак Харлампий Ермаков родился 7 февраля 1891 года на Антиповском хуторе Вешенской станицы. Но в двухлетнем возрасте он был передан на воспитание бездетным родственникам Солдатовым, которые жили на соседнем хуторе Базки. Здесь он окончил приходскую школу, освоил необходимые для каждого казака умения, женился, а в январе 1913 года был зачислен в Донской 12-й казачий полк.

Харлампий Васильевич, внешне очень похожий на Григория Мелехова, с характерной для него «изогнутой левой бровью», «синими выпуклыми белками глаз» и горбатым носом, не уступал ему и в отваге.

Через год службы Ермаков оказался участником Первой Мировой войны. За 2,5 года он получил два серьёзных ранения, и после последнего увечья был направлен на лечение и реабилитацию в Ростовский госпиталь.

25 января 1917 года после поправки он получил от командования двухмесячный отпуск, и вернулся в родной хутор, где награждённого четырьмя Георгиевскими медалями и четырьмя Георгиевскими крестами сородича встречали как настоящего героя.

Пока Ермаков находился дома, подошёл к концу четырёхлетний срок службы, после которого всякому воину полагалась трёхмесячная льготная побывка дома. За это время он был избран земляками представителем Вёшенской станицы.

В июне 1917 года Харлампий был повторно мобилизован в армию, но на этот раз проходил службу во 2-ом Донском казачьем запасном полке, от которого был делегирован в Областной военный комитет, располагавшийся в Новочеркасске.

Гражданская война

Начавшаяся вскоре после победы Октябрьской революции 1917 года Гражданская война (1918-1920 гг.) внесла свои коррективы в налаженную жизнь казака Ермакова, и поставил его перед нелёгким выбором. Взвесив все за и против, Харлампий решил поддержать Донской Военно-революционный комитет под руководством Фёдора Подтёлкова, иными словами встал на сторону Красной Армии. Получив ранение в схватке против белогвардейских отрядов казака Василия Чернецова, он вернулся домой, и после установления на Дону Советской власти был избран председателем Вешенского станичного Совета. Однако очень скоро Ермаков разочаровался в методах насаждения новой идеологии, и, будучи несогласным с жестокими расправами над казаками, отказывавшимися принимать коммунистическую концепцию, организовал в Верхне-Донском округе антибольшевистский переворот.

Белые-красные-белые-красные

По иронии судьбы именно отряд Ермакова участвовал в операции по пленению Фёдора Подтёлкова, которого военный трибунал приговорил к смертной казни. Вероятно проверяя перебежчика, белогвардейцы назначили исполнителем расстрела Харлампия, однако он отказался стрелять в бывшего командира, мотивируя это тем, что настоящему казаку негоже казнить пленных. Этот отказ выполнить приказ едва не стоил Ермакову жизни, потому что новое командование за неподчинение решило казнить его, но на защиту встали его солдаты.

Желая избежать непредсказуемых выходок и бунта со стороны бойцов Ермакова, белогвардейцы помиловали его и восстановили в звании подхорунжего, после чего он был неожиданно избран атаманом Вешенской станицы. Однако «красное прошлое» Харлампия не внушало к нему всецелого доверия, поэтому спустя короткий срок на станичном сборе он был понижен до второго помощника атамана.

Осенью 1918 года после схваток с красноармейцами обессилившие от постоянных сражений казаки руководимого Ермаковым взвода 1-го Вешенского полка своевольно оставили фронт.

Но события в те лихие времена менялись молниеносно, и когда через месяц Красная Армия, под эгидой раскулачивания начала творить на Дону бесчинства, Ермаков вновь вернулся к военной службе, став одной из важных фигур Верхне-Донского восстания. Дав отпор большевистским силам, и освободив от них несколько станиц, Харлампий Васильевич становится командиром 1-й Верхне-Донской дивизии, входившей в состав повстанческих войск Павла Кудинова.

Вплоть до 3 марта 1920 года Ермаков сражался в рядах белогвардейцев, пользуясь заслуженным доверием сослуживцев, однако в этот знаменательный день он вместе с казаками своей части у станицы Георгие-Афипской сдался в плен противнику, а спустя неделю вновь присягнул на верность Красной Армии.

Попав в 1-ю Конную армию Семёна Буденного, Харлампий был назначен командиром 3-го Донского отдельного Советского конного полка, полностью состоявшего из казаков-перебежчиков.

До увольнения из Красной армии, случившегося в январе 1923 года, Ермаков успел повоевать на Польском и Врангелевском фронтах, поучаствовать в операциях по очистке Дона от белых банд, стать начальником майкопской кавалерийской школы, заработать два ранения, именные часы и шашку.

Бессрочный отпуск

Вооружённые силы СССР Ермаков покинул не по собственной воле, его отправили на гражданку «как бывшего белого», а уже в феврале за ним пришли сотрудники ОГПУ, и выдвинули обвинение в организации антибольшевистского Вешенского восстания 1919 года.

Полтора года доказывавший свою невиновность Харлампий Васильевич, при поддержке свидетелей смог убедить следователей, в том, что в повстанческую армию П. Кудинова он попал из-за насильственной мобилизации, а уже, будучи в ней помогал спасаться пленным красноармейцам.

В июле 1924 года бывший воин, как белого, так и красного движения был отпущен под поручительство и следующие 10 месяцев ожидал вынесения приговора, который из-за проходившей в стране частичной реабилитации казачества оказался оправдательным.

Но пользовавшийся уважением у станичников и вскоре выбранный ими председателем Ермаков не давал покоя властям, которые в начале 1927 года инициировали его повторный арест. За полгода следствия были собраны доказательства того, что подсудимый по собственной воле перебежал к белым, самолично зарубил 18 матросов и затопил 500 красноармейцев, а также постоянно занимался антисоветской пропагандой.

6 июня 1927 года суд постановил расстрелять Харлампия Ермакова, а спустя 5 дней приговор был исполнен.

Личная жизнь

Лихой донец Харлампий Ермаков, в жилах которого помимо горячей казачьей текла не менее взрывная турецкая кровь, отличался любвеобильным нравом. Своей законной супруге Прасковье он изменял постоянно, и она, не выдержав позора, совершила в 1918 году самоубийство. После смерти жинки казак женился на вдовствовавшей соседке Анне Топилиной, к которой с юности испытывал сильное чувство. Однако и ей он не был верен, находя в боевых походах новые пассии, среди которых была и Ольга Солдатова.

От двух браков у Ермакова было трое детей: сын Иосиф, злоупотреблявший спиртным и погибший в аварии, а также сводные сёстры Пелагея и Елизавета, всю жизнь проработавшие учителями.

Читайте также:
Правда ли
Задать вопрос
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках