История

Зачем «белые» хотели сделать своим лидером дядю Николая II

2019-10-31 14:59:58

Летом 1915 года русская армия терпела тяжелые поражения на фронтах Мировой войны. Авторитет власти и самого царя падал. Только одного человека не затрагивала волна критики, и этим человеком был, как ни странно, Верховный главнокомандующий — дядя царя, великий князь Николай Николаевич (младший). Более того, по стране поползли отпечатанные в каких-то (может, вражеских) типографиях портреты великого князя с подписью: «Император Николай III».

Прирожденный военный

Отец Николая Николаевича, тоже великий князь Николай Николаевич (старший), один из братьев Александра II, был главнокомандующим русской армией на Балканах во время войны с Турцией в 1877—1878 гг. Вопреки мнению царя и дипломатов, он настаивал на скорейшем занятии Стамбула. События вскоре подтвердили его правоту: отказавшись от оккупации вражеской столицы, Россия вскоре потеряла плоды победы. Николай Николаевич старший вышел в отставку.

Вместе с отцом в той войне служил его 20-летний сын. За личную храбрость в нескольких сражениях он был награжден Георгием и золотым оружием. Николай Николаевич младший и в дальнейшем отдал все свои силы русской армии.

Величественный, статный (на голову выше Николая II) великий князь производил внушительное впечатление и пользовался в армии огромной популярностью как среди офицеров, так и среди солдат. Он снискал особенное уважение своим нелицеприятием к рангам, требовательностью, решительностью. Не останавливался он и перед суровыми мерами, в чем, однако, не раз перегибал палку.

В 1905 году он стал инициатором и первым председателем Совета государственной обороны, созданного для реорганизации русских вооруженных сил под впечатлением поражения от Японии. К этому времени относится первое участие Николая Николаевича в большой политике. В октябре 1905 года его мнение оказалось решающим в издании Николаем II манифеста о гражданских свободах и созыве Государственной Думы.

На посту Верховного главнокомандующего

По традиции и по Основным законам Российской империи Верховным главнокомандующим вооруженных сил был сам император. Все уставы и планы мобилизации составлялись с учетом того, что в военное время царь непосредственно на себя возложит обязанности главного военного руководителя. Однако когда вспыхнула Первая мировая война, то большинство министров высказались против того, чтобы Николай II надолго оставлял столицу.

Таким образом, должность Верховного главнокомандующего оказалась вакантной, и на нее царь назначил Николая Николаевича. Решающую роль в этом выборе сыграли семейная традиция и армейский имидж великого князя.

По закону Верховный главнокомандующий являлся также высшей гражданской властью на огромной территории, объявленной театром военных действий. Так в стране сложилось странное двоевластие, пагубно влиявшее на работу государственных органов.

Николай Николаевич сразу попытался играть политическую роль. Когда русские войска вступили на территорию Восточной Пруссии, он издал воззвание к полякам, в котором призывал их идти в этой войне рука об руку с Россией, обещая после войны восстановление независимой Польши из ее русской, германской и австрийской частей. Обещания великого князя не были согласованы с Николаем II и шли значительно дальше того, что царь намеревался предоставить полякам. Кроме того, такая декларация затрудняла возможность мирного соглашения с Германией. Тем не менее Николаю II пришлось молча проглотить эту самодеятельность своего дядюшки.

В своей ставке в Барановичах Николай Николаевич сделался фактическим государем прифронтовой территории, принимал министров, ездивших к нему с докладами, отдавал приказы губернаторам. В поражениях русской армии винили не его, а генералов, начальника его штаба, а еще самого царя.

У Николая II и императрицы Александры Федоровны накапливалось недовольство великим князем. В конце концов, царь решил сделать то, что намеревался год назад — лично встать во главе армии.

Участие в заговоре

23 августа (5 сентября) 1915 года Николай Николаевич был уволен с должности Верховного главнокомандующего с назначением наместником на Кавказе (где был фронт против Турции). Одни историки говорят, что вступление царя в высшее командование помогло прекратить отступление русской армии, другие — что все меры к этому были уже приняты великим князем, и Николай II пожал плоды его трудов.

Вряд ли Николай Николаевич в тот момент участвовал в каком-то заговоре, направленном против Николая II. Известно, что при посещении его ставки царем в июне 1915 года огромный и суровый великий князь, подавленный горечью поражений, разрыдался на плече своего невысокого племянника. Но общие настроения страны не могли не вовлечь Николая Николаевича в паутину интриг.

По свидетельству бывшего начальника личной охраны Николая II, генерала Александра Спиридовича, в январе 1917 года к Николаю Николаевичу обратился от имени заговорщиков городской голова Тифлиса Александр Хатисов с предложением возглавить переворот. Великий князь взял два дня на размышление, после чего отказался. При этом он не сообщил царю о существовании заговора. Воспоминания Спиридовича об этом эпизоде появились тогда, когда ни одного его участника уже не было в живых — некому было его подтвердить или опровергнуть.

В Белом движении и эмиграции

Перед отречением от престола Николай II снова назначил Николая Николаевича Верховным главнокомандующим, однако Временное правительство отменило этот приказ. Великий князь проживал в отставке в Крыму, сохраняя остатки популярности среди русского офицерства.

По свидетельству одного из убийц Распутина, князя Феликса Юсупова, во время германской оккупации Крыма весной 1918 года от имени кайзера было сделано интересное предложение русским великим князьям. Тому из них, кто согласится признать обязательства России по Брестскому договору, немцы обещали военную помощь для восшествия на трон. Все, в том числе Николай Николаевич, отказались. Но великий князь Александр Михайлович, оставивший воспоминания об этом периоде, не подтверждает, что такое предложение было.

Русское Белое движение испытывало проблему с признанным лидером. Многие военные и политические деятели считали, что Белую армию должно возглавить популярное лицо из царской династии. Естественно, подразумевался Николай Николаевич. Однако Антанта оказала сильнейший нажим на него, а также на генерала Деникина, пригрозив, что лишит Белую армию помощи, если та провозгласит великого князя своим вождем. В эмиграции Николай Николаевич отверг многочисленные предложения объявить себя «императором в изгнании», но в то же время не признал самозваного возложения на себя императорского титула великим князем Кириллом Владимировичем.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках