История

Генерал Скоблин: как НКВД сделал белоэмигранта своим агентом

Автор: Дмитрий Окунев  |  2019-11-07 16:40:00

Николай Скоблин – выдающийся из героев и вероломнейший из предателей Белого движения. Лихолетье Гражданской войны забросило его на вершину. Годы русской междоусобицы старательно выкашивали старых начальников. Командирский состав стремительно молодел. Особенно сильно таяли кадры в так называемых цветных частях – элитных подразделениях Добровольческой армии.

Самый молодой комдив

Легендарные корниловцы в период кампании меняли значительную часть личного состава не один раз. Неудивительно, что при такой текучке, вызванной жестокими потерями, в конце 1919 года расширенные до дивизии части возглавил Скоблин. В свои 26 лет он стал самым молодым дивизионным начальником в Вооруженных силах Юга России (ВСЮР). Еще несколько месяцев спустя главнокомандующий Петр Врангель присвоил ему звание генерал-майора. Что характерно, в Русской императорской армии во время Первой мировой войны Скоблин успел дослужиться до штабс-капитана.

Если в начале 1920 года для многих белогвардейцев и им сочувствующих поражение в Гражданской войне и бессмысленность дальнейшего сопротивления казались вещами совершенно очевидными, то корниловцы являлись последними, кто задумался о прекращении борьбы. В составе 1-армейского корпуса генерала Александра Кутепова они еще здорово пошумели в Северной Таврии, а в октябре и ноябре отчаянно сражались на крымских перешейках, эвакуировавшись в Константинополь в числе последних, когда Врангель отдал соответствующий приказ. Правда, в самые драматичные дни белой истории Скоблина рядом с корниловцами не оказалось. С весны его преследовали неприятности: сначала брюшной тиф, от которого в ту пору в Крыму умирали сотни военных и гражданских, затем – серьезное ранение. На Перекопе с многократно превосходящими частями Красной армии Корниловская дивизия дралась под командованием полковника Льва Ерогина, временно подменившего своего шефа.

Любимица Николая II

В эмиграции белогвардейцы жили в крайней нужде. В условиях полуголодного сегодня и весьма туманного завтра особенно четко проявлялись личные качества многих людей. Давние приятели узнавали друг о друге такое, о чем не подозревали даже в ходе совместной службы. В 1923 году что-то серьезное случилось между Скоблиным и Врангелем. В числе прочего, бывший главком славился категорическим неприятием разгульного образа жизни своих подчиненных. За склонность к выпивке еще в крымский период от его рук пострадали такие видные командиры, как Виктор Покровский и Андрей Шкуро. Других любителей пьяных застолий вроде бывшего начальника Добровольческой армии, генерала Владимира Май-Маевского барон нещадно разносил в своих мемуарах.

Возможно, страсть к загулам и явилась причиной размолвки Скоблина и Врангеля. Вождь корниловцев был молод, энергичен и пользовался авторитетом в белогвардейских кругах. Всеобщее восхищение вызывала его супруга, Надежда Плевицкая. Моложе своего мужа на 14 лет, она прославилась как исполнительница народных песен и романсов еще до революции. Сам Николай II склонял голову и плакал, слушая молодую певицу. Плевицкая нравилась и императрице Александре Федоровне, которая однажды одарила ее брошью с бриллиантами.

Скоблин участвовал в отравлении Врангеля?

Доподлинно неизвестно, когда именно и при каких обстоятельствах Скоблин и Плевицкая попали в разработку чекистов. Знаменитый нацистский разведчик Вальтер Шелленберг утверждал в своих воспоминаниях, что это случилось осенью 1930 года во Франции. Задание выполнил агент ОГПУ Петр Ковальский, с которым Скоблина связывали годы совместной службы. Супругам присвоили конспиративные клички «Фермер» и «Фермерша». Им полагалось вознаграждение в размере 200 долларов в месяц.

Вероятно, у ведомства на Лубянке вызвали интерес популярность певицы у белой эмиграции, влияние генерала среди офицерства, далекая от затворничества жизнь эффектной пары, которую опытные сотрудники ОГПУ-НКВД, конечно, могли посадить на крючок.

Есть авторы, приписывающие Скоблину организацию или, по крайней мере, деятельное участие в отравлении Врангеля в 1928 году. Обстоятельства неожиданной смерти бодрого генерала в Брюсселе в возрасте 49 лет никогда особо не расследовались: бельгийским властям не было особого дела до эмигранта, представлявшего, по мнению полиции, значительную опасность. На жизнь Врангеля неоднократно покушались. А известный функционер КПСС эпохи перестройки Александр Яковлев, ссылаясь на сведения из засекреченных документов, прямо указывал на кончину Врангеля как на следствие проведенной чекистами операции, за которую исполнители получили щедрую награду.

Показательно, что при жизни Врангель старался не подпускать Скоблина к созданному для продолжения борьбы против большевиков Русскому общевоинскому союзу (РОВС). После смерти экс-главкома бывший начальник Скоблина в Добровольческой армии генерал Кутепов не только снял все ограничения, действовавшие против сослуживца, но и вернул его на роль командира корниловцев. Не исключено, восстановивший свое положение Скоблин отплатил новому лидеру РОВС по-иезуитски.

Похищение генерала Миллера

Не существует точных сведений, указывающих на причастность генерала к похищению и смерти Кутепова в 1930 году. В этом деле был замешан другой агент чекистов, бывший министр торговли и иностранных дел в правительстве Александра Колчака – Сергей Третьяков, сумевший установить в штаб-квартире РОВС подслушивающие устройства.

Однако участие Скоблина в похищении преемника Кутепова генерала Евгения Миллера 22 сентября 1937 года неоспоримо. Престарелый руководитель, начавший военную карьеру еще в XIX веке, как и его трагически погибший предшественник занимал непримиримую позицию к большевикам, пытаясь через РОВС бороться с Советским Союзом всеми доступными способами.

Помня о судьбе генерала Кутепова, Миллер проявлял повышенную осторожность. Когда Скоблин пригласил его встретиться с двумя дипломатами из Германии, под видом которых действовали агенты НКВД, генерал оставил инструкцию своим помощникам. В ней, в частности, выражалась обеспокоенность тем фактом, что оба «немца» в совершенстве владеют русским языком.

«Свидание устраивается по инициативе Скоблина. Возможно, это ловушка, а потому на всякий случай оставляю эту записку», — писал Миллер, просивший вскрыть конверт в случае своего невозвращения через три часа.

Проявленная бдительность не спасла главу РОВС, но раскрыла имя предателя. В результате план НКВД по внедрению своего агента на руководящую должность в организации рухнул. Однако, даже несмотря на имевшееся у белогвардейцев железное доказательство вины Скоблина, ему удалось бежать. Некоторые историки убеждены, что скрыться генералу-предателю помог еще один изменник – Павел Кусонский, который в 1920 году, как и все остальные фигуранты этой истории, служил у Врангеля, а впоследствии занимал ответственные посты в РОВС. В день похищения генерала Миллера Кусонский до вечера тянул с вскрытием записки, а в момент разоблачения Скоблина подстроил так, чтобы тот на мгновение оказался один в помещении – этого оказалось достаточно для спасения от самосуда.

Расплата за предательство

Первой за своего мужа пострадала Плевицкая. Культовую для эмигрантов певицу французская полиция арестовала уже тогда, когда теплоход «Мария Ульянова» с захваченным генералом Миллером только плыл в сторону Советского Союза. 58-летнюю артистку признали соучастницей преступления, приговорив к 20 годам тюремного заключения. В 1940 году, в период оккупации части Франции вермахтом, Плевицкая умерла. Ее супруга к этому моменту давно уже не было в живых, о чем она, скорее всего, не знала.

Судьба генерала Скоблина – одна из главных загадок белой эмиграции в 1930-е годы. По одной из наиболее распространенных версий, приказ о ликвидации агента, выполнившего свою миссию и превратившегося в ненужного свидетеля, отдавал лично Иосиф Сталин, а курировал организацию убийства начальник иностранного отдела НКВД Абрам Слуцкий. Скоблина эвакуировали из Франции на легкомоторном самолете. Сам генерал считал, что летит в Испанию. Однако над Средиземным морем один из сопровождавших его чекистов всадил ему в сердце нож. Тело выкинули с большой высоты. В воде его, надо полагать, быстро освежевали хищные рыбы.

В свою очередь, знаменитый ликвидатор врагов советской власти Павел Судоплатов рассказывал другую версию: Скоблин все-таки добрался в Испанию, где прожил какой-то период, но погиб во время бомбардировки Барселоны в ходе Гражданской войны.

Наконец, третья версия основывается на архивных документах, с которых в начале 1990-х годов был снят гриф «Секретно». Согласно этой гипотезе, Скоблина успешно доставили в СССР. Он жил под негласным надзором на ведомственной даче НКВД в Болшево и мечтал начать жизнь с чистого листа, принося «пользу Родине». Далее его следы теряются. Если допустить появление Скоблина в Подмосковье, у него все равно имелось слишком мало шансов на то, чтобы пережить репрессии.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках