История

За что Наполеон называл Александра I византийцем

Автор: Ярослав Бутаков  |  2019-11-27 18:38:42

Императоры Наполеон и Александр I вели два раунда личных переговоров между собой. Первый состоялся летом 1807 года в Тильзите при заключении мирного договора. Второй – осенью 1808 года в Эрфурте. Третий не состоялся.

Война и мир

Наполеон пришёл в бешенство, когда узнал, что в ночь на 12 марта 1801 года в своей спальне задушен русский император Павел I. Он не сомневался, что это убийство устроили англичане. «Они промахнулись по мне в Париже, – говорил он, имея в виду неудачное покушение на него, устроенное роялистами 3 декабря 1800 года, – но попали в Петербурге!» Перед этим Наполеон уже успел договориться с Павлом о союзе против Англии.

Пришлось начинать сначала. К счастью для Наполеона, поначалу Александр I действовал, как и обещал в своём манифесте о вступлении на престол, подобно Екатерине II. Он не возобновил войну, которую закончил миром его предшественник, а подтвердил намерение жить в мире со всеми европейскими державами. Правда, и к союзу против Англии он не примкнул. А через год и Наполеон помирился с Англией, но лишь временно.

Уже в 1803 году война возобновилась. А в 1805 году Александр I вместе с австрийским императором Францем II выступил на стороне Англии против Наполеона. Под Аустерлицем союзники потерпели сокрушительное поражение. Австрия выбыла из борьбы. Александр продержался ещё два года и после поражения русских войск у Фридланда в июне 1807 года тоже пошёл на мировую.

Тильзитский мир – дипломатическая победа Александра I

Но условия заключённого им с Наполеоном в Тильзите договора были очень почётными для России. Наполеон придал этому миру вид раздела Европы между собой и Александром. Правда, раздел был такой, что в сферу влияния Наполеона переходила вся Европа западнее российской границы. Что касается Юго-Восточной Европы, на которую Наполеон признавал права России, то её ещё было необходимо завоевать у Турции. Однако формально Россия, потерпев сокрушительное военное поражение, не только не потеряла ни клочка своей земли, но и присоединила часть польской территории, перед этим принадлежавшей Пруссии.

Единственным пунктом, в котором Александру I пришлось пойти на существенную уступку Наполеону, было согласие примкнуть к «континентальной блокаде», то есть прервать всякие торговые сношения с Великобританией. В тот момент никто не предполагал, какие важные последствия будет иметь это условие.

Ещё в Тильзите Наполеон столкнулся с хитрой, мягкой, настойчивой манерой Александра уходить от выполнения неудобных для него требований и в то же время добиваться своего. Так, Наполеон приступал к переговорам, планируя полностью уничтожить Пруссию или свести её территорию к старинному курфюршеству Бранденбург. Он прямо предлагал Восточную Пруссию, которую русские войска занимали ещё в Семилетнюю войну 1756-1763 гг., передать Российской империи. Александр I отказался от такого подарка. Только благодаря ему Пруссия в тот момент сохранила, кроме Бранденбурга, ещё и Восточную Пруссию, и Силезию (последнюю Наполеон хотел отдать восстанавливаемой им Польше).

Вопрос о мотивах, которыми руководствовался Александр, пытаясь сохранить Пруссию, сложен и неоднозначен. Главное – в этом вопросе он сумел добиться максимальных уступок от Наполеона, как и хотел.

Александр знал, что на Тильзитский мир в России будут смотреть косо, и очень боялся, что с ним поступят, как с его отцом Павлом. Русская аристократия не хотела понимать реальности происходящего, и того, что царь на переговорах с Наполеоном обратил военное поражение в дипломатическую ничью: она не принимала даже самой идеи мирного соглашения с «узурпатором», «корсиканским чудовищем» (как она называла императора французов). В таких недобрых внутренних условиях Александру I пришлось царствовать ещё пять лет, до грозы 1812 года.

Саммит в Эрфурте

В сентябре-октябре 1808 года в Эрфурте состоялась созванная Наполеоном встреча монархов большей части континентальной Европы от Пиренеев до Урала. Она была призвана подчеркнуть главенство императора французов над ними всеми. На встрече соблюдалась строгая иерархия. Важная роль отводилась русскому императору Александру I. Его положение среди участников мероприятия подчёркивало, что только он – ровня Наполеону. Два императора решали судьбы Европы.

Истинной подоплёкой эрфуртской «встречи в верхах» стали неудачи Наполеона в Испании и намерение австрийского императора (он не участвовал в саммите) снова выступить против Наполеона. Последнему было необходимо заручиться если не союзом, то хотя бы дружественным нейтралитетом России в предстоящих испытаниях.

Александру было необходимо понять, можно ли использовать этот момент, чтобы порвать с Наполеоном, или лучше подождать. В России росло недовольство знати и купечества невыгодной континентальной блокадой. Российские власти вынуждены были закрывать глаза на нарушения запрета вести торговлю с Англией.

Именно в кулуарах эрфуртских переговоров Наполеон впервые сказал своей свите про Александра: «Это настоящий византиец!» В этих словах слышалось и восхищение своим внешнеполитическим партнёром, и досада на него. Наполеон добился формального заключения Александром союзного договора, направленного против Австрии. Однако не было никакой гарантии, что Россия станет его выполнять.

Роль Талейрана

Наполеон, наверное, ещё больше бы удивился, как мастерски «византиец» водит его за нос, если бы знал всё. Ещё за год до эрфуртской встречи Наполеон уволил в отставку своего давнего министра иностранных дел Талейрана, подозревая его в какой-то своей политической игре. Однако зачем-то взял его с собой в Эрфурт – вероятно, для того, чтобы держать под присмотром во время этого важного мероприятия.

Однако Талейран не был бы Талейраном, если бы не сумел и тут ускользнуть из-под бдительного ока Наполеона. Талейран имел знаменательную встречу с Александром, во время которой предложил свои услуги осведомителя русскому императору (конечно, за приличное денежное вознаграждение). Примечательна фраза, которую Талейран сказал царю: «Русский император цивилизован, русский народ нет, французский же народ цивилизован, а французский император нет. Необходим союз русского императора и французского народа».

Оба – Талейран и Александр I – понимали, что империя Наполеона не сможет долго держаться. Александр ждал момента, когда сможет бросить вызов господству Наполеона на континенте и восстановить старые порядки. Талейран предлагал свои знания и опыт, чтобы помочь определить и приблизить этот момент. После возвращения в Париж Талейран начал регулярно направлять донесения советнику русского посольства Карлу Нессельроде для пересылки в Петербург.

Благодаря Талейрану Александр I в Эрфурте хорошо почувствовал непрочность положения Наполеона, желание многих представителей правящего класса самой Франции избавиться от его гнёта. Это в значительной степени обусловило его «византийскую» хитрую неуступчивость во время переговоров.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках