История

Как на Руси «вычисляли» незамужних девушек 

2020-06-21 10:30:21

Раньше у парней не возникало сомнений, какая девушка незамужняя, а какая – уже «запретный плод». А всё потому, что характерные черты, по которым незамужнюю девицу было легко отличить от женщины, обремененной семейными тяготами, знал каждый.

По одежке

Отличить девушку от замужней женщины было просто по цвету сарафана. Синий – значит, смело строй глазки: девушка свободна. Правда, примета эта работала только на Русском Севере, в Поволжье, Сибири и в некоторых губерниях Центральной России.

В селах Рязанской, Воронежской, Орловской, Курской и других губерний, расположенных к югу от Москвы, сарафан в «вычислении» незамужней девушки не помог бы, потому как его там не носили. Как подмечает А. Михалева в статье «Девичество как феномен русской культуры», буквально до середины XIX века девушки в перечисленных регионах носили только рубахи, из которых при помощи красивого пояса мастерили некое подобие современного платья. Рубаху подвязывали поясом и подтягивали так, чтобы спереди подол был на уровне середины икры, а сзади – спускался до щиколоток.

В Архангельской губернии во второй половине XIX века девушки на гулянье обязательно надевали так называемую пару – шелковый полушубок и юбку. Как пишет этнограф П. Ефименко, все девушки были обязаны присутствовать на массовых праздниках исключительно в таком наряде. Если его нет – приходилось занимать у подруг. Пару девушки носили до свадьбы, а затем с почестями передавали младшей сестре. Последняя же из сестер, которой приходилось ждать замужества старших, заслуживала почетное право забрать пару себе в качестве приданого.

По сережкам

Дополняли девичий наряд украшения. Чаще всего – серьги. И по ним парни с легкостью понимали, за кем можно приударить. А. Михалева пишет, что на русском Севере девушки носили серьги-бабочки с медной или серебряной сердцевинкой и с «крылышками» из речного жемчуга или белого бисера. Интересно, что бусинки нанизывали на сверхпрочный конский волос.

Если в северных селах девушки еще носили серьги-пясы (жемчужные трапециевидные сетки), то по всей остальной России – серьги-голубцы. Их делали в виде подвески (полой или литой), форма которой напоминала порхающую птичку. Серьги-подвески украшали гравировкой, эмалью, каменными или стеклянными вставками. Внизу закрепляли крошечные стержни, на которые нанизывали жемчуг, бусинки или мелкие камушки. Разновидностью таких серег были «орлики» – их стерженьки украшали крошечными летящими птичками. Птичья символика на девичьих украшениях неслучайна. Она явно намекала на беззаботную девичью жизнь, с которой после замужества придется попрощаться.

По косе

В статье «Визуальная культура девичества» А. Михалева отмечает, что одним из самых ярких примет девушки являлась коса. Девушки всегда заплетали одну косу, а во время свадьбы подружки переплетали ее в две. Первую косу девочке заплетали обычно в 5-6 лет, но в отдельных регионах почетный ритуал заплетения косы проводили при достижении девушкой 13-16 лет, то есть с наступлением брачного возраста. Ритуал становился частью обряда переодевания в женские одежды, который завершался венчанием головы венком – еще одним символом девичества. Косу заплетали особенным образом – «в крест»: брали пряди впереди и с затылка, потом – от левого виска и от правого, и поочередно переплетали со словами «как связаны волосы, так бы хлопцы вязались».

На кончик девичьей косы часто надевали косник – небольшую берестяную дощечку, украшенную бусинками. По наблюдениям С. Валькевич, приведенным в статье «Девичьи головные уборы русского Севера в народной русской культуре XVIII-XIX веков», косник или гарус носили, в частности, девушки Владимирского уезда. Ленту же вплетали, чтобы подать сигнал потенциальным женихам – пора свататься. Украшали девушки и лоб, используя повязку из ленты или обруч из бересты или кожи. Назывался такой девичий аксессуар «налобень».

По прялке

Прялка являлась одним из обязательных женских атрибутов. Прясть девочек учили сызмальства, и после свадьбы женщина не выпускала долгими зимними вечерами прялку из рук. Но только девушка могла выносить прялку из дома, чтобы принять участие в посиделках. На них собирались девушки на выданье – они занимали почетное место на лавках, девочки на 2-3 года помладше (им дозволялось сесть у порога) и парни. Как пишет Ю. Лашкина в статье «Пространственный контекст символического использования прялки в традиционной культуре русских», парень имел возможность «попроситься за прялку» к понравившейся девушке. Прялка обозначала личное девичье пространство, которое по соглашению сторон могло быть нарушено. Беседа за прялкой нередко перетекала в поцелуи, а затем – в свадьбу.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи