История

Опричнина Ивана Грозного: что в ней до сих пор непонятно историкам

Автор: Ярослав Бутаков  |  Картина:: Н. В. Неврева  |  2020-07-20 16:38:09

В декабре 1564 года вся Москва была встревожена странным событием. Царь никому ничего не объявляя, с семьёй и небольшой свитой, собрался уезжать из столицы. Уже после отъезда он послал в Москву две грамоты. В одной он писал посадским людям, что не держит на них зла и не вменяет им никакой вины, но бояре вынуждают его оставить царство. В другой он грозил Божьей карой изменникам-боярам.

В Москве поднялся вопль: «Как же мы без царя!» Толпы простых людей начали подступать, прежде всего, к митрополиту, умоляя его упрашивать царя вернуться на престол. Раздавались и призывы расправиться с изменниками-боярами. Закончилось это тем, что боярская дума и освящённый собор духовенства отправились в Александрову Слободу, где обосновался царь – бить ему челом, чтобы сложил свой гнев и возвратился царствовать.

Иван IV не сразу смилостивился, но сначала потребовал, чтобы всё было выполнено по его воле. Воля была такова: царь выделил значительную часть государства в особый удел – Опричнину, в которой правил бы без совета боярской думы. В другой части государства – Земщине – всё оставалось по-прежнему. Царь заводил себе особую гвардию из худородных дворян и вообще из всех, кого хотел приблизить к себе, и получал неограниченное право казнить всех в пределах как Опричнины, так и Земщины. Так это обычно описывается историками по некоторым источникам.

Опричнина просуществовала с 1565 по 1572 год, после чего перестала упоминаться в источниках. На период Опричнины приходятся наиболее массовые и жестокие казни, предпринятые Иваном Грозным. Но они начались ещё до Опричнины, а продолжались до конца царствования Ивана IV.

Противоречия в легенде об Опричнине

Уже в обстоятельствах учреждения Опричнины заметны противоречия. Сам отъезд царя из Москвы с маленькой свитой вряд ли мог на кого-то произвести впечатление, так как подобные выезды московских государей на богомолье были самым обычным делом. Тревога могла наступить не раньше, чем пришли бы в столицу царские грамоты странного содержания. Ну да это ладно.

Важнее другое. Если царь выговорил себе право казнить и миловать кого хочет в пределах как Опричнины, так и Земщины, то зачем вообще было нужно это разделение государства? Опричники, если верить современникам, злодействовали во всех областях государства. Далее, зачем царю нужно было выговаривать себе это право, если, как уверяют нас историки, московские государи со времён Ивана Великого, деда царя, обладали неограниченной властью над своими подданными? Или всё-таки не обладали?

Гипотезы об Опричнине

Ключевский пытался объяснить характер Опричнины так: «Опричнина получила значение политического убежища, куда хотел укрыться царь от своего крамольного боярства... Трудно уяснить себе, как могла она возникнуть, как могла прийти царю самая о таком учреждении... Надобно было или устранить боярство как правительственный класс и заменить его другими, более гибкими и послушными орудиями управления, или разъединить его, привлечь к престолу наиболее надёжных людей из боярства и с ними править... Избирая тот или другой выход, предстояло действовать против политического положения целого класса, а не против отдельных лиц. Царь поступил прямо наоборот: заподозрив всё боярство в измене, он бросился на заподозренных, вырывая их поодиночке, но оставил класс во главе земского управления».

Другие историки, вслед за Сергеем Соловьёвым, оценивали Опричнину как осмысленную политику Ивана Грозного по преодолению остатков феодальной раздробленности и укреплению централизованного Русского государства. Такая точка зрения стала преобладающей в сталинское время. В дальнейшем у неё появились критики. Они обратили внимание на то, что в ходе Опричнины так и не были ликвидированы ни земельные владения многих бояр – бывших удельных князей, ни их положение в своих вотчинах как полунезависимых властителей. Могущество бояр сильно сказалось затем в Смутное время. Террор Ивана Грозного направлялся не против класса, а против отдельных лиц, причём не только бояр, но и дворян, и духовенства, и купечества. Ярким примером может служить разгром опричниками Новгорода в 1570 году.

Странные, бесцельные на первый взгляд действия Ивана Грозного некоторые склонны объяснять его психическим расстройством. Опричнина выступает тогда следствием самодержавного строя, когда на престоле оказывается душевнобольной человек. В государстве нет никаких институтов, которые сдерживали бы произвол монарха, если он вдруг оказывался невменяемым. Но это слишком простое и субъективное объяснение, к тому же, не объясняет, почему помешательство царя (если оно и вправду было) облеклось именно в такую политическую форму?

Если видеть в Опричнине целенаправленную политику по укреплению единства государства и подрыву боярского класса, то она явно не удалась. Её результаты были явно отрицательными, как показало Смутное время. Может быть, конечно, средства, применённые Иваном Грозным, не отвечали цели. Но, возможно, был в Опричнине ещё какой-то смысл, не улавливаемый историками?

Роль Чингизидов в Московии недостаточно изучена

Со времён Карамзина в Опричнине привыкли видеть, прежде всего, террор. Однако Карамзин пользовался для описания Опричнины очень узким кругом источников, которые бы подкрепляли только его точку зрения, и игнорировал те, что не вписывались в его концепцию. Так, важным материалом служили крайне сомнительные, в плане точности описания событий, записки немцев Таубе и Крузе, якобы служивших в Опричнине, и других иностранцев о России, в том числе таких, которые побывали в России уже после смерти Ивана Грозного.

В Летописной книге князя Семёна Шаховского, составленной в 1617 году, есть любопытное упоминание, что во главе Опричнины Иван Грозный поставил крещёного касимовского царя Симеона Бекбулатовича. По другим летописям известно, что в 1575-1576 гг. Симеон Бекбулатович царствовал на Москве и подписывал государственные акты своим именем как «великого князя всея Руси», а царь обращался к нему как подданный, называя себя его «холопом Ивашкой».

Большинство историков видят в этих действиях царя свойственное ему юродство. Однако после того, как Симеон Бекбулатович был сведён с престола, царь не казнил его, а оставил «великим князем Тверским» с большими полномочиями и собственным двором. В дальнейшем, когда династия Рюриковичей прервалась, Симеон Бекбулатович и его дети считались претендентами на русский престол, так как при принесении присяги Борису Годунову русские люди клялись не искать на царство Симеона и его детей.

По-видимому, недостаточно исследованы пока роль и истинное влияние татарской знати, особенно из царского рода Чингизидов, в Московской Руси после присоединения Казанского и Астраханского царств. Без учёта резкого изменения национального состава России в середине XVI века, как представляется, трудно оценить содержание политических событий того времени.

русская семёрка в инстаграме

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи