История

«Вавилонский повар» и «Иерусалимский пивовар»: что означали ругательства казаков в письме турецкому султану

2020-07-30 12:00:27

Оскорбительное для правителя Османской империи письмо, написанное запорожскими казаками в XVII веке, демонстрировало отчаянную храбрость жителей Сечи, не побоявшихся выступить против султана Мехмеда IV и его многотысячной армии. Хлёсткость фраз и живой слог, которыми было начертано это послание, настолько поразили художника Илью Репина, что он запечатлел данное событие на своём грандиозном полотне «Запорожцы пишут письмо турецкому султану».

Переписка

Согласно устоявшейся версии, в период русско-турецкой войны 1672-1681 годов османский лидер, прежде чем захватить Запорожскую Сечь, отправил её атаманам письма с ультимативным призывом покориться ему, чтобы сохранить свои жизни. Предупреждая, что дальнейшее нападение на мусульманские войска и устройство беспорядков на рубежах его империи чревато неприятностями, он писал: «Я, султан и владыка Блистательной Порты, сын Ибрагима I, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога на земле, властелин царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь царей, властитель властителей, несравненный и никем непобедимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель гроба Господня, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устрашитель и великий защитник христиан, повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления и меня вашими нападениями не заставлять беспокоиться».

Гетман левобережных казаков Петр Дорошенко согласился пойти на поводу у султана, а правобережные запорожцы во главе с атаманом Иваном Сирко даже и не думали капитулировать. Чтобы проинформировать турецкого правителя о своём решении они написали ему оскорбительное письмо с обильным использованием ненормативной лексики и оскорбительных фраз.

Занимавшийся изучением казачества историк Николай Костомаров, перевёл созданную на украинском языке эпистолу на русский язык. В результате получился следующий вариант: «Ты, султан, черт турецкий, и проклятого черта брат и товарищ, самого Люцифера секретарь. Какой ты к черту рыцарь, когда голой ж... ежа не убьешь. Черт ты, выср... твоя морда. Не будешь ты, сукин ты сын, сынов христианских под собой иметь, твоего войска мы не боимся, землей и водой будем биться с тобой (далее нецензурное выражение).

Вавилонский ты повар, Македонский колесник, Иерусалимский пивовар, Александрийский козолуп, Большого и Малого Египта свинопас, Армянский ворюга, Татарский сагайдак, Каменецкий палач, всего света и подсвета дурак, самого аспида внук и нашего х... крюк. Свиная ты морда, кобылиная ср.., мясницкая собака, некрещеный лоб. Вот так тебе запорожцы ответили, плюгавому. Не будешь ты даже свиней у христиан пасти. Этим кончаем, поскольку числа не знаем и календаря не имеем, месяц в небе, год в книге, а день такой у нас, какой и у вас, за это поцелуй в с...ку нас!».

Расшифровка

Данный дерзкий ответ запорожских казаков низвергал «богоизбранность» правителя Мехмеда IV. Издевательски сравнивая его с поваром, свинопасом, пивоваром и людьми прочих крестьянских ипостасей, они давали ему понять, что в военном деле он профан, не представляющий для них никакой опасности.

По мнению испанского исследователя Мануэля П. Вильяторо, жёсткий характер письма свидетельствовал о том, что казаки не рассматривали турецкого султана в качестве своего покровителя и вероятного лидера.

Из текста письма явственно следовало, что запорожцы преследовали цель оскорбить лично султана, но никак ни его подданных. Унижая лидера империи, они демонстрировали исламскому миру слабость их духовного и военного предводителя.

Мехмед IV

Между тем правитель Блистательной Порты Мехмед IV был последним лидером, при котором границы Османской империи расширялись, представляя угрозу для европейских стран. Сын русской наложницы Нади, превратившейся впоследствии в Турхан Султан, провёл на троне 39 лет, а затем был свергнут из-за участившихся после 1683 года поражений на международной арене.

По утверждению историка Виктора Фридмана, Мехмеду IV было свойственно рассылать своим врагам эпистолярные угрозы. Среди адресатов числился даже русский царь, который обвинялся в пособничестве казакам, доставлявшим беспокойство султану. Однако правитель Руси оставил это послание без ответа, поскольку был заинтересован в дестабилизации ситуации на границе Османской империи, слишком близко подобравшейся к рубежам его страны. Казаки, бунтовавшие на «турецком фронте» оказывали добрую услугу царю по сдерживанию мусульманской экспансии.

О том, насколько мягким выглядел ультиматум запорожским казакам можно судить по характеру письма, направленного Мехмедом IV императору Священной Римской империи Леопольду I. Это грозное послание звучало так: «Я объявляю тебе, что стану твоим господином. Я решил, не теряя времени, сделать с Германской империей то, что мне угодно, и оставить в этой империи память о моем ужасном мече. Мне будет угодно установить мою религию и преследовать твоего распятого бога. В соответствии со своей волей и удовольствием я запашу твоих священников и обнажу груди твоих женщин для пастей собак и других зверей. Довольно сказано тебе, чтобы ты понял, что я сделаю с тобой, — если у тебя хватит разума понять всё это».

Исторический взгляд

Подавляющая часть специалистов склонна полагать, что переписка между запорожцами и турецким султаном является историческим мифом, прочно прижившимся в народном сознании не без помощи колоритного полотна Ильи Репина, создавшего независимый образ бравых казаков.

В работе «Письмо турецкому султану: исторический комментарий и лингвистический анализ» Виктор Фридман констатирует, что этот факт находится где-то на рубеже между былью и небылью, поскольку подлинника данных писем не существует, притом, что копий в разных интерпретациях уйма.

Историки Михаил Покровский, Николай Маркевич, Николай Костомаров и летописец запорожского казачества Дмитрий Яворницкий полагали, что письмо всё-таки не настоящее, хотя и составлено в духе сечевиков. Однако каждый из них включал его текст в свои работы, дабы продемонстрировать потомкам крутой и независимый нрав казаков.

Академик Константин Харлампович отрицал существование как письма султана к казакам, так и их лихой ответ. Он же отмечал, что, несмотря на острый язык и разудалый нрав запорожцев, больше ни одно их дипломатическое послание не было написано в подобном ключе. К тому же историк сомневался в том, что письмо, будучи официальным документом, могло иметь столь много вариаций, под которыми стоят не только разные даты от 1600 до 1733 года, но и различные подписи (Иван Сирко, атаман Захарченко) и адресаты (Махмуд IV, Ахмет III, Ахмет IV, Осман). Из этого учёный сделал вывод, что автором данного всё же литературного произведения является один из неизвестных казацких писарей XVII века, и связано оно с событиями Хотинской войны 1621 года.

В то же время Виктор Фридман предполагает, что причиной его создания было развенчивание представления о казаках, как о грабителях и насильниках, и романтизация их образа.

русская семёрка в инстаграме

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи