История

«Плохая сделка»: почему американцы так говорят о покупке Аляски

2020-10-06 09:00:06

Приобретение Аляски до сих пор вызывает в США оживленные дискуссии. Кто-то обращает внимание на то, что купленная почти за бесценок территория уже через несколько десятилетий вернула вложенные в нее деньги, другие настаивают на том, что эта суровая земля легла на Соединенные Штаты тяжким бременем.

Неподъемная колония

К середине XIX века Россия созрела в своем намерении отделаться от Аляски. Государственная казна по итогам Крымской войны (1853-1856 гг.) опустела настолько, что империя оказалась на грани финансового краха. Разумеется, ни о каком выделении средств на содержание заморской колонии речь уже не шла. Не играла на руку метрополии и удаленность Аляски: плохо освоенные территории Сибири и Дальнего Востока создавали колоссальные трудности для прокладывания к побережью Тихого океана транспортных путей, а сообщение Аляски с европейской Россией по морю было очень долгим и все еще рискованным предприятием.

Немаловажную роль сыграло и оскудение на Аляске промыслов (активная добыча пушного зверя сильно уменьшила популяции животных), из-за чего российские власти ставили под сомнение целесообразность освоения и развития этого региона. Русские поселения на Аляске фактически были предоставлены сами себе и постепенно вымирали. Кроме того, Россия опасалась столкновений с англичанами, которые всерьез нацелились на Аляску: к войне с могущественной Британской империей Петербург был не готов ни морально, ни материально.

Расширяющиеся Соединенные Штаты Америки также демонстрировали свою заинтересованность в Аляске. И, учитывая дружественный характер российско-американских отношений, в Петербурге не колебались с выбором покупателя. Сделка между двумя странами была оформлена 18 октября 1867 года. США за 7,2 млн долларов получили 1 519 000 км² территорий с прилегающими островами: один квадратный километр стоил американскому правительству всего 4 доллара 73 цента! Любопытно, что в то же самое время казначейство Штата Нью-Йорк заплатило за здание окружного суда почти вдвое большую сумму.

Американский экономист Дэвид Баркер, преподающий в Университете Айовы, отметил, что по курсу 2007 года Аляска обошлась бы американскому правительству в 144 миллиона долларов. Однако, по словам Баркера, если сделать поправку на сравнение относительного размера национальных экономик США в середине XIX столетия и в настоящее время, то цена возрастет до 16,5 млрд. американских долларов.

«Глупость Сьюарда»

В Соединенных Штатах далеко не все одобрительно отнеслись к покупке Аляски. Некоторые конгрессмены посчитали приобретение обременительным, обращая внимание, что страна до конца еще не оправилась от последствий Гражданской войны. В прессе назвали странным факт, что оплата была переведена не на счета министерства финансов России, а на счет частного лица, российского дипломата Эдуарда Стекля (он был уполномоченным представителем Петербурга в сделке по продаже Аляски), что противоречило условиям договора. За океаном многие были уверены, что хитрый барон Стекль подкупил влиятельных сенаторов, чтобы впихнуть США ненужную никому землю.

Судьба сделки действительно была в руках американского Сената, однако решать этот вопрос был призван сенатский комитет по иностранным делам, куда входили представители Северо-Восточных Штатов, которым было мало дела до находящихся на другом конце страны территорий. Поэтому финансовый стимул мог вполне подтолкнуть сенаторов к принятию необходимого определенным кругам решения. Нужно иметь ввиду, что коррупция в высших эшелонах американской власти середины XIX века не была из ряда вон выходящим явлением.

Одна из влиятельнейших газет США New York Tribune почти ежедневно публиковала статьи с резкой критикой в адрес правительства и отдельных чиновников, допустивших столь опрометчивую сделку. Больше всего доставалось госсекретарю Уильяму Сьюарду, который курировал покупку Аляски. Его упрекали в том, что он заплатил миллионы долларов за вечную мерзлоту, которая малопригодна для жизни. На какое-то время выражение «глупость Сьюарда» превратилось в синоним невыгодной сделки.

Впрочем, некоторые американские официальные лица полагали, что несмотря на плохие коммерческие перспективы Аляски, приобретение этого региона имеет свои плюсы, например, позволит нести свет истинного христианства местным индейским племенам. Другие искали политическую выгоду, обращая внимание на то, что таким образом Вашингтон умерит аппетиты вездесущих англичан, которые до сих пор не могут смириться с независимостью Соединенных Штатов.

Версию о том, что российский посланник заплатил нужным людям за положительное решение по сделке в неформальных беседах озвучивал сам Сьюард. С его слов, Стекль якобы потратил около 5 тысяч долларов на лояльность некоторых СМИ, а также 18 тысяч долларов на подкуп наиболее влиятельных конгрессменов, из которых Натаниэль Бэнкс получил 8 тысяч, а Тадеуш Стивенс – 10 тысяч.

Конечно, документально факт подкупа никак не подтверждается. Известны лишь слова Стекля, написанные позднее министру иностранных дел России Александру Горчакову, из которых можно сделать соответствующие выводы: «Акт продажи наших колоний никогда не был популярен в Соединённых Штатах. Могу заверить, если бы этот договор пришлось заключать в настоящее время, мы не получили бы ни одного миллиона, даже если бы нам и удалось его заключить».

Природная кладовая

Прошло совсем немного времени и Аляска стала оправдывать вложенные в нее деньги. В 1896 году в бассейне небольшой реки Клондайк (правого притока Юкона) был открыт обширный золотоносный район, а в 1902 году в бассейне реки Танана были обнаружены золотые россыпи Фэрбанкса. Так на Аляску пришла «золотая лихорадка». За годы активной золотодобычи из недр полуострова было извлечено свыше 1000 тонн драгоценного металла, что, по подсчетам историков, в денежном эквиваленте соответствует примерно 14 млрд американских долларов по современному курсу.

Примерно на такую же сумму на Аляске нашли серебра и меди. Позднее там начали вести добычу каменного угля, алмазов, цинка, олова, свинца, платины, палладия. Кроме того, на Аляске возродился промысел пушнины, рыбы и морских млекопитающих. Только добыча тюленьих шкур на островах Прибылова за счет лицензий и сборов приносила американской казне около 500 тысяч долларов в год. Однако главным богатством Аляски стали огромные запасы нефти, обнаруженные на полуострове в середине XX столетия.

Сначала углеводородное сырье было найдено на юге региона, в районе залива Кука и полуострова Кенай, позднее геологи открыли еще более крупные запасы нефти на севере Аляски, которые положили начало знаменитому месторождению Прадхо-Бей. Уровень добычи черного золота здесь был одним из самых высоких в мире: к 1988 году он достиг 100 млн тонн в год. Рост остановился лишь после обвала цен на нефть в конце 1990-х.

Еще в 1950-х годах Конгресс США провел расчеты, насколько покупка Аляски оказалась выгодна государству. Цифры показали, что регион окупился уже в первые 25 лет, а менее чем за столетие Соединенные Штаты заработали на Аляске в сотни раз больше вложенных в нее средств. К концу XX века, когда Аляска стала главным нефтеносным регионом США (на полуострове добывается около 25% всей нефти, производимой в Соединенных Штатах), высказываний насчет ее обременительности заметно поубавилось.

Готовы вернуть назад

Факт остается фактом. Аляска, самый большой по территории штат США, с ее несметными природными богатствами и суверенным фондом, сопоставимыми по размеру с российскими, является дотационным регионом. Американские экономисты утверждают, что стоимость управления Аляской и льготы компаниям, разрабатывающим ее природные ресурсы, заметно перевешивают все доходы штата. В связи с этим нередко можно услышать ревизионистское суждение, что в действительности Аляска всегда оставалась убыточным регионом и лучше бы в свое время ее уступили Британии или Канаде.

После того, как в 1912 году Аляска получила статус территории, она стала обходиться американской казне слишком дорого. Деньги были нужны на все: на прокладку автомагистралей и железных дорог, строительство портов и аэродромов, снабжение населенных пунктов электричеством и газом. А в последние десятилетия доля федеральных расходов на 49-й штат лишь растет, даже невзирая на увеличение объемов нефтедобычи в регионе.

Нередкие на Аляске катастрофы природного или техногенного характера всегда требовали больших затрат от федерального центра. Так, разрушительное землетрясение 1964 года, которое практически уничтожило Анкоридж, вынудило центральные власти раскошелиться на сотни миллионов долларов. Не меньше ушло бюджетных средств и на ликвидацию последствий разлива нефти при аварии танкера Exxon Valdez в 1989 году.

Экономист Дэвид Баркер обращает внимание на то, что богатейшие природные ресурсы полуострова и прилегающей акватории приносят выгоду лишь самой Аляске. В первую очередь это относится к нефти. Соединенные Штаты позволили населению Аляски сохранять 90 процентов прибыли от нефтяных месторождений (доходы от продажи черного золота составляют до 88% бюджета штата). Показательны следующие цифры, приводимые Баркером: «Общий доход от аренды нефти на суше и лицензионных платежей с Аляски достиг максимума в 1982 году в размере 24 миллионов долларов, что составляет лишь небольшую часть от 1,3 миллиарда долларов, собранных в том году на Аляске».

Сегодня Аляска в среднем отдает в федеральный бюджет около 5 млрд долларов, но от государства получает примерно в два раза больше. Здесь уровень государственного финансирования на душу населения один из самых высоких в Соединенных Штатах, что во многом объясняется географией и климатом региона. Управлять таким регионом очень затратно, не пришло ли время вернуть его обратно России? – резюмирует Баркер.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи