История

«Винцо государево»: почему при дворе русских царей водка считалась престижнее иностранного вина

2020-10-10 09:00:31

Первые иностранные упоминания о том, что русские с удовольствием пьют «жгучую жидкость» относят к 1517 году. Особенных почестей «винцо государево» удостаивалась у знатных особ, сдвигая на край стола заморские вина и настойки. Не обходилось без водки не только царское застолье, но и вечерние посиделки простого люда в питейных. Объяснений популярности напитка – сразу несколько.

Лекарство от всех болезней

В статье «История винокурения в России и в мире и национально-культурные предпочтения» говорится, что чистый спирт первыми научились делать арабы в VI-VII вв. Именно они и назвали напиток «аль коголь», что значит «одурманивающий». В 1386 году генуэзские послы угостили московских бояр «винным спиртом». Но не в качестве «одурманивающего» напитка, а в качестве лекарства. Первым же царем, отведавшим «живительную влагу», стал Василий Третий. Он счел водку слишком крепкой и непригодной для питья, но это не помешало уже в XVI веке массово привозить водку из-за границы. Правда, долгое время ее продолжали использовать исключительно в медицинских целях, продавая в аптеках «по каплям» для дезинфекции ран.

В. Ситников в книге «Кто есть кто в истории России» приводит слова известного немецкого посла С. Герберштейна. В своих заметках он, в частности, писал, что на стол во время царского обеда обязательно ставили маленькие графинчики с разбавленным спиртом. Сначала его привозили из-за границы. Но с конца XVI века наладили собственное производство. Одним из первых тому подтверждением стал подарок Аббасу Первому, сделанный Борисом Годуновым. Русский царь презентовал персидскому шаху «два винных кубка», а проще говоря, спиртных аппарата для производства спирта высокой концентрации.

Большинство русских царей спиртные напитки жаловало. Так, Петр Великий не только сам ценил водку, но и именным указом 1723 года рекомендовал «смотреть накрепко», чтобы заморских вин ввозили меньше, а «употребляли бы больше русские водки». По воспоминаниям фрейлины графини С. Буксгевден, Николай II вина пил очень мало. Зато опрокидывал маленькую рюмочку водки еще перед завтраком. И в течение всего дня выпивал «родимую» для настроения, расслабления и аппетита. И. Зимин в книге «Царская работа» приводит интересную статистику: за два месяца 1916 года за царским столом из крепких напитков выпили 136 бутылок столовой водки плюс по бутылке старой водки Сегена и Невяровского. Тогда как скандинавского аквавита – только 20 бутылок, а французского коньяка – и того только три.

И мёртвого на ноги поднимет

Долгое время на Руси водку знали под именем «хлебного вина». Водкой же называли всевозможные настойки и припарки на основе спирта, которые делались Аптекарским приказом. Еще в начале XVI века польский врач М. Меховский, рассказывая о поездке в Россию, среди прочего упоминал и своем опыте дегустации местного спирта. Врач счел его отличным профилактическим средством от простуд, ведь избежать переохлаждения в суровые русские зимы было невозможно.

В статье «Русская празднично-питейная культура и власть» В. Бочаров приводит случай, описанный И. Такала в книге «Веселие Руси». Некий отставной солдат-знахарь прославился на всю округу тем, что лечил сифилис. Его орудием была особенная микстура. Ее главным ингредиентом являлась крепчайшая водка. Так что водка ценилась еще и за лечебно-профилактический эффект.

Господа накушались

Крепкой водки требовалось меньше, чтобы и самому расслабиться, и гостей напоить допьяна. Вина же приходилось выпивать много, а если стол богат на угощения, а вино легкое, то и вовсе весь вечер можно было оставаться трезвым. Да и не дает винное опьянение того эффекта, что наблюдается после водки. Особенно увлекательно и весело наблюдать за выпивающими, когда сам остаешься трезвым. Известно, что для каждого обеда царя Алексея Михайловича доставляли до ста ведер водки. Почти непьющий царь очень любил дожидаться момента, когда бояре напьются допьяна. Тогда-то их «зловонное нутро» и выпирало. Многие из них спьяну начинали творить непотребства, принародно кичиться высоким положением, хотя получили его не благодаря талантам и образованности, а лишь из-за родовитости.

Интересно, что в Петровском указе об ассамблеях 1718 года полагалось «зелье пить вволю, понеже ноги держат». А коли ноги откажут – продолжать пить сидя. Лежащему подносить запрещалось – даже если умолять будет. Если кто водкой спьяну захлебнется и помрет, слава тому! Такая смерть, считал царь, «на Руси издревле почетна есть». «Упитых» рекомендовалось «складывать бережно» – чтобы танцам не мешали. Складывать раздельно, «пол соблюдая», дабы при пробуждении конфуза не возникло. К слову, при Петре и в трактирах первый «шкалик» наливали всем желающим бесплатно.

Детям – не мороженое

В книге «Царская работа» И. Зимин приводит любопытный факт: в расходы на детский стол несовершеннолетних великих князей и княжон всегда закладывалась водка. Так, в 1875 году 7-летнему Николаю Второму отпускалось в год на водку и «прочие пития» 5 230 рублей. Понятно, что будущий император в столь юном возрасте водку не пил. Зато от нее не отказывались его воспитатели. Его младшему незаконнорожденному брату, князю Георгию Александровичу, на водку выделяли из казенных денег только 1 743 рубля, зато младшей сестре, Марии Александровне, – 2389 рублей. А вот денег на мороженое царским детям не предусматривалось вовсе.

Дорогое удовольствие

Как справедливо подмечает И. Прокопенко в книге «Великие тайны великих людей», после крещения Руси вино было редкостью. Его в небольших количествах доставляли из Бургундии или Греции. Поэтому бережно расходовали в качестве микстуры и на церковных богослужениях. Первая партия вина из собственного винограда на царском столе появилась только в 1656 году благодаря приказу Михаила Федоровича. Именно он повелел в 1613 году разбить специальный «сад для двора государева» при одном из астраханских монастырей.

В 1740 году на Руси ввели винную монополию, по которой экспортируемое спиртное облагалось высочайшей пошлиной. Доходы шли в казну, а на столах всё реже появлялся забугорный алкоголь. Слишком уж дорогим он стал удовольствием. В статье «Устаревшая лексика и фразеология в современном русском литературном языке» А. Федоров упоминает бытовавшую в XVIII-начале XIX века присказку о том, что «винцо-то нынче в сапогах ходит». Значит, стоит чрезмерно дорого. Для сравнения посмотрим на цены начала прошлого века. Бутылка 0,61 л водки «Красноголовки», прозванной в народе «казёнкой», стоила 40 копеек. «Белоголовки» – 60 копеек. За бутылку же вина просили от 5 до 9 рублей, а стоимость коньяка и вовсе доходила до ста рублей.

Цари не только считали водку обязательной составляющей трапезы, но и важной статьей дохода. Даже с ее продажи внутри страны казна получала прибыль. Еще указом царя Алексея Михайловича от 1659 года был ограничен круг лиц, которым дозволялось изготовление и торговля алкоголем. Право открывать винокуренные заводы получили избранные – родственники царя или особы к нему приближенные. Пивную открыть мог только боярин, наделенный специальной «государевой привилегией». В Письмах Фалалею от 1775 года Н. Новиков приводит жалобу о том, что свое вино привозить нельзя. Пить разрешено только вино государево, то есть то, что выпускается на отечественных заводах. Так что водка обеспечивала русским царям еще и безбедную жизнь.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи