История

Почему полярник Руаль Амундсен вернул приёмных дочерей на Советскую Чукотку

Автор: Тимур Сагдиев  |  2020-10-15 19:13:19

Норвежский путешественник Руаль Амундсен, прозванный «Наполеоном полярных стран», был убежденным холостяком и не имел родных детей. В 1920 году во время экспедиции он неожиданно удочерил на Чукотке двух девочек-аборигенок, а через четыре года столь же внезапно от них избавился.

Каконита и Камилла

В 1918-1921 годах Руаль Амундсен предпринял экспедицию на шхуне «Мод» по Северному морскому пути. По пути в Берингов пролив он перезимовал на Чукотке, близ мыса Сердце-Камень. У исследователя Арктики завязались тёплые отношения с чукчами стойбища Энурмино.

По версии председателя Полярной комиссии Всесоюзного географического общества Николая Волкова, Амундсен узнал о трудной судьбе двух чукотских мужчин, которые растили четырёхлетних дочек без матерей, и уговорил бобылей отдать ему девочек на воспитание. На самом же деле всё было не так просто.

Одну из девочек звали Каконита (Айнана) Какот. Считается, что она родилась 1 января 1916 года. Её отец Кагот, житель селения Нешкан, много помогал норвежским полярникам. Впоследствии Каконита рассказывала, что на тот момент, когда её забрал Амундсен, она была «больной и несчастной». Сам знаменитый путешественник писал в дневнике, что у девочки была экзема. Глава экспедиции лечил её, протирая тело перманганатом калия. Амундсен называл Какониту «жутко некрасивым», но «безумно смешным ребёнком».

Другую удочеренную Амундсеном девочку звали Камилла Карпендейл. Это была 12-летняя дочь жившего в чукотском селе Уэлен иностранного торговца Кларендона «Чарли» Карпендейла (Карпенделя), рождённая его женой-туземкой Панг-я (Тонаник). Амундсен взял Камиллу в качестве «подружки из Сибири» для Какониты, пообещав отцу, что даст ей европейское образование.

Относительно национальности девочек есть разночтения. Западные газеты часто называли их эскимосками. Однако на самом деле Каконита – чукотское женское имя, да и мать Камиллы была чукчанкой.

Художественную версию этих событий можно прочесть в рассказе «Числа Какота» писателя Юрия Рытхэу, уроженца Уэлена. Согласно сюжету, Какот работал поваром на шхуне «Мод», а семью он потерял из-за эпидемии. Чукча надеялся, что в Осло, куда забрал его дочь «белый человек», её ждёт лучшая жизнь.

«Дочь осталась на корабле. Да и куда Какот мог её взять? У него не было ни собственной яранги, ни даже ближайших родственников», – писал Рытхэу.

В 1921 году Руаль Амундсен добрался до Сиэтла (штат Вашингтон). Приобщение «девочек-туземок» к западной цивилизации было тогда популярным сюжетом в американских СМИ. Амундсен брал приёмных дочерей с собой на встречи, чтобы растопить сердце деловых партнёров. Затем он отправил их в Норвегию к брату Леону и его жене Алине. Некоторое время юные чукчанки жили в доме Амундсена в пригороде Христиании. Затем их ждал Хиллерёдский пансион в Копенгагене.

Домой, на Чукотку

Амундсен не намерен был возвращать Какониту в родные края. Однако судьба распорядилась иначе. Финансовое положение Амундсена не позволяло ему содержать семью. 2 сентября 1924 года полярный исследователь объявил о своём банкротстве. Кроме того, он поссорился со своим братом Леоном.

«Я бы с радостью оставил у себя приёмных дочек, но ничего не вышло», – говорил он.

По словам Амундсена, удочерение имело отчасти характер научного эксперимента. Он хотел доказать всему миру, что «эскимосы способны развиваться», а девочки продемонстрировали прекрасную учёбу и завели в Норвегии друзей. Так что «эксперимент» удался.

Попрощавшись с девочками 20 сентября 1924 года, Амундсен отправил их «домой». Этот был безответственный поступок. Детям пришлось плыть в Арктику через полмира на пароходе без сопровождения взрослых. И можно лишь догадываться, что испытали привыкшие к европейскому комфорту приёмные дочери Амундсена, вернувшись на Советскую Чукотку. Встретив обеих девочек, Чарли Карпендейл не отдал Какониту родному отцу Какоту, так как тот, по его мнению, был бездомным «шатуном».

К слову, центральные советские СМИ, в отличие от американских и европейских, судьбой чукотских девочек не заинтересовались. Возможно потому, что очень скоро Чарли Карпендейл перебрался с мыса Дежнева на территорию США. Его семье пришлось плыть на эскимосских каяках через Берингов пролив.

В 1932 году, уже после гибели Амундсена, норвежская газета Arbeidetts Rett напечатала сообщение норвежца Карстена Винсволда, который за несколько лет до этого побывал на островах Диомида в Беринговом проливе. Он рассказывал, что встречал там молодую «эскимоску», которая читала норвежскую газету – это была Каконита Амундсен.

Судьба девочек

В дальнейшем, Чарли Карпендейл увёз Какониту с Аляски вместе со своими родными детьми в Канаду. Как выяснил российский ЖЖ-блогер odynokiy, установивший связь с потомками Карпендейла, Каконита закончила школу в Британской Колумбии. Она поступила в колледж Ред Дир в провинции Альберта и впоследствии стала профессором этнографии. Она поддерживала тесные связи с норвежской общиной штата Вашингтон.

По воспоминаниям жителей Чукотки, в конце 1930-х годов подросшая Каконита однажды приплыла в село Уэлен, чтобы забрать за границу своего отца Кагота. Однако тот покидать родину не захотел.

Возможно, что приемная дочь Амундсена посещала и саму Норвегию. Во всяком случае, Николай Волков утверждал, что в 1956 году благодаря помощи Харальда Свердрупа, бывшего участника экспедиции на шхуне «Мод», он встретился с Каконитой в Осло. Тогда она призналась ему, что он был первым человеком, «передавшим ей привет с берегов Чукотки».

Дочь советского чукчи Кагота после замужества стала носить имя Нита Вайланкурт (Vaillancourt). Умерла она в 1974 году в Британской Колумбии. В 2018 году о жизни Камиллы и Какониты в Норвегии вышла книга профессора Эспена Итреберга «Мыс Сердце-Камень».

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи