История

Битва при Молодях в 1572 году: что стало бы с Россией в случае поражения

Автор: Ярослав Бутаков  |  2020-10-22 18:53:06

В истории государства Российского не так много моментов, когда перед ним остро стоял вопрос: быть или не быть. Смутное время, Великая Отечественная война — эти драматические эпизоды известны нам из школьного курса истории.

Но о битве при Молодях, состоявшейся с 31 июля по 2 августа 1572 года, в таком ключе никогда не говорят, что свидетельствует о недооценке значения этого сражения в традиционной историографии. В тот момент вопрос стоял, вообще, так: суждено ли России появиться на свет как великой державе или предстоит загнуться ещё в колыбели.

Россия ещё только формировалась

Собственно, Россия как единое государство возникла только в конце XV столетия, когда Иван Великий присоединил к Московскому княжеству обширные владения Великого Новгорода и избавился от вассальной зависимости со стороны татарских ханств.

В середине XVI века, в начале правления Ивана IV, Россия присоединила земли Казанского и Астраханского ханств, то есть завладела всеми землями в бассейне реки Волги. В результате этих событий она превратилась в сильнейшую региональную державу Восточной Европы. Позже Иван IV сместил вектор своей внешней политики на запад и начал воевать за выход к Балтийскому морю.

Но, как оказалось, Поволжье ещё не было достаточно прочно закреплено за Россией. Ещё оставался опасный осколок Золотой Орды – Крымское ханство, за спиной у которого стояла Османская империя. Эти две мусульманские державы не признавали прав России на владение Поволжьем. Крымские ханы и османские султаны стремились объединить под своей властью земли бывшей Золотой Орды.

Ещё в 1569 году турецко-крымское войско выступило на Астрахань. Однако предприятие провалилось из-за неверного технического расчёта. Предводитель турецкого войска Касим-паша надеялся провести из Дона в Волгу большую флотилию, прорыв канал между двумя реками в том месте, где их течения сближаются. Этот гидротехнический проект натолкнулся на непредвиденную трудность: уровни Дона и Волги сильно различаются. Рытье канала потеряло смысл. Ввиду приближения зимы турки оставили донские степи. Но претензий на наследство Золотой Орды, на земли бывших мусульманских царств они не оставили.

Московско-крымская война

Ударной силой в осуществлении панисламского золотоордынского проекта с 1570 года выступила Крымская орда, возглавлявшаяся ханом Девлет-Гиреем I. В 1571 году крымское войско внезапно переправилось через Оку и появилось под стенами Москвы. Взять Москву оно не могло, но, пользуясь сухой погодой, зажгло посады русской столицы. 24 мая 1571 года Москва выгорела дотла.

Летописцы насчитывали число жертв в десять раз больше, чем при атомной бомбардировке Хиросимы – 800 тысяч человек, что, конечно, является фантастическим преувеличением. Тем не менее народу погибло, несомненно, очень много, что доказывается и гибелью при пожаре многих знатных вельмож, в том числе воеводы войска, назначенного противодействовать татарам – князя Ивана Дмитриевича Бельского.

В следующем, 1572 году, Девлет-Гирей повторил свой набег на Москву. Ему снова удалось переправиться через Оку. Но в 50 верстах к югу от Москвы воевода князь Михаил Воротынский сумел навязать хану сражение. Искусно руководя русской армией, Воротынский разбил превосходящие силы крымцев и обратил их в бегство. Угроза России была устранена. А о характере этой угрозы мы узнаём из дипломатической переписки того времени, в которой турки и крымцы обозначили свои претензии.

От России требовали уступку всего Поволжья

Ещё в 1570 году при заключении перемирия в Стамбуле османский султан Селим II требовал от русских послов для обеспечения прочного мира между Турцией и Россией признания Иваном IV своего вассалитета и уплаты дани за владение Казанью и Астраханью. Турки считали Казанское и Астраханское ханства по праву принадлежащими «повелителю всех правоверных», то есть султану. Если русский царь не соглашался на это, то он должен был тогда уступить Поволжье султану. Мирный договор в тот раз так и не был подписан. Удалось заключить лишь шаткое перемирие, причём Иван IV согласился срыть недавно построенную русскую крепость в Кабарде.

Когда же Девлет-Гирей сжёг Москву, то прислал царю ультиматум, в котором требовал отказаться от Казани и Астрахани в пользу теперь уже крымского хана и платить в Крым ежегодную дань. Иван Грозный, по оценке историка Карамзина, «бил челом хану, обещал уступить ему Астрахань при торжественном заключении мира». Поскольку крымский хан не удовлетворялся одной Астраханью, но для него принципиальным было обладание ещё и Казанью, то он решил повторить набег, который на сей раз окончился для него неудачей.

России бы просто не было

Итак, из требований турок и крымцев вытекает, что Россия, в случае поражения при Молодях, должна была утратить недавно завоёванное Поволжье и обрести с Крымским ханством или Османской империей такие отношения, в каких она находилась с Золотой Ордой до последней трети XV века. Границы России сводились к пределам Великого княжества Московского, каким оно было на момент воцарения Ивана IV в 1547 году.

Следовательно, прекращалось русское движение на восток. Никакого присоединения Сибири, даже Урала в будущем не произошло бы, поскольку Поволжье оставалось в руках наследников Золотой Орды. Мало того, обладая Поволжьем, Крымское ханство фактически возрождало мощь Золотой Орды. А если бы Астраханью и Казанью овладела непосредственно Турция, это превратило бы последнюю в сильнейшую державу не только Восточной Европы. Ясно, что Россия никогда бы уже не стала великой державой.

Но это ещё не всё. Утрата позиций на востоке не могла не сказаться самым пагубным образом в борьбе за Прибалтику. Ливонскую войну Россия и так проиграла, но с минимальными территориальными уступками. Ослабление России в случае потери Поволжья неизбежно ударило бы по её позициям на Западе. В этом случае Россия наверняка потеряла бы в войне с Польшей и Швецией Смоленск и Псков, а то и Новгород.

Таким образом, поражение при Молодях неизбежно сводило Россию к границам Московского княжества середины XV века, при Василии Тёмном. Кроме того, Россия утрачивала бы суверенитет. Вряд ли после такого ослабления Россия могла вновь подняться на борьбу за восстановление своего статуса.

В общем, можно уверенно полагать, что если бы не победа войск Воротынского над крымским ханом при Молодях в 1572 году, то Россия в привычном нам виде вообще бы никогда не появилась. И в школах Москвы и других ныне русских городов сейчас бы изучали как «историю Отечества» историю какого-то совсем другого государства.

Сражение при Молодях создало Россию. В этом его непреходящее, но до сих пор недооцененное значение.

русская семёрка в инстаграме

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи