История

Стояние на Угре в 1480 году: почему два войска бежали друг от друга

Автор: Ярослав Бутаков  |  2020-10-23 09:00:18

В 1480 году хан Золотой Орды Ахмат решил покарать московского великого князя Ивана III за отказ от уплаты дани. Войско Ахмата подошло к берегам Угры, где его встретила московская рать. Обе армии расположились на противоположных берегах реки, и русские отражали попытки татар переправиться через Угру.

Так продолжалось до начала зимы. «В исходе октября, – писал Николай Карамзин, – настали сильные морозы: Угра покрывалась льдом, и великий князь приказал всем нашим воеводам отступить к Кременцу, чтобы сразиться с ханом на полях Боровских, удобнейших для битвы. Так говорил он, так, вероятно, и мыслил. Но бояре и князья изумились, а воины оробели, думая, что Иоанн страшится и не хочет битвы. Полки не отступали, но бежали от неприятеля, который мог ударить на них с тылу. Сделалось чудо, по словам летописцев: татары, видя левый берег Угры оставленным россиянами, вообразили, что их манят в сети и вызывают на бой, приготовив засады. Объятый странным ужасом, хан спешил удалиться. Представилось зрелище удивительное: два воинства бежали друг от друга, никем не гонимые!»

Традиционная версия

Этому событию предшествовали, судя по русским источникам, большие колебания самого Ивана III. Как описывает дело Карамзин, согласно летописям, в окружении великого князя некоторые «тучные вельможи любили своё имение, жён и детей гораздо более Отечества и не переставали шептать государю, что лучше искать мира… Сии внушения действовали тем сильнее, что были согласны с правилами собственного опасливого ума Иоаннова».

Традиционная историография приписывает решающую роль русскому духовенству во вдохновении Ивана III на отпор татарам. По Карамзину, ростовский архиепископ Вассиан написал великому князю послание, составленное во многих сильных и укоризненных выражениях. «Прочитав сие письмо, – уверяет Карамзин, – Иоанн, как сказано в летописи, исполнился веселия, мужества и крепости; не мыслил более о средствах мира, но мыслил единственно о средствах победы и готовился к битве».

Однако прежнее колеблющееся поведение Ивана III могло повлиять на моральный дух войска. Замерзание Угры и приказ об отступлении внесли сумятицу в войско. Отступление происходило неорганизованно. Что касается татар, то нынешние историки обычно указывают на то, что как раз в это время хан Ахмат получил известие о нападении на его улусы с тыла крымского хана – союзника Москвы, а также диверсионного отряда русского воеводы, князя Василия Ноздроватого. Поэтому хан тоже мыслил уже не о битве и наказании московского князя, а только об отступлении. Так и произошло это удивительное и в то же время знаменательное событие, означавшее конец золотоордынского ига над Русью.

Неправдоподобность летописного рассказа

Описание как самого бегства двух армий друг от друга, так и его причин, выглядит фантастично. Если оно правдиво, это значит, что Иван III совершенно утратил авторитет в глазах войска и контроль над ним, а само оно полностью разложилось и потеряло боеспособность и организацию. Действительно, чудом могло показаться, что татары не ударили через замёрзшую реку в тыл бегущим и не ворвались на их плечах в Москву.

В бегство татар по причине внезапного исчезновения русского войска невозможно поверить потому, что конная разведка в ордынском войске всегда была поставлена хорошо. Она бы, несомненно, донесла о разложении в русской рати и её бегстве. Нелепо бежать от одной только подозреваемой засады. Ведь если бы татары действительно не знали о перемещениях русской армии, то, убегая от берегов Угры, они могли как раз в эту засаду попасть, ибо ничто не исключало, что русские сами переправились через реку и встали в тылу у татар.

Так что летописцы, по свойственному им обыкновению, скорее всего, возместили своей фантазией неизвестные им исторические факты.

Кроме того, часть историков всегда высказывала сомнения относительно времени послания архиепископа Вассиана. Хотя оно и приурочено к стоянию на Угре, но могло быть написано задним числом, чтобы прославить его мнимого автора.

Альтернативная гипотеза: Иван III и Ахмат были союзниками

Альтернативную версию стояния на Угре 1480 года высказал историк Дмитрий Левчик. По его мнению, хан Ахмат пришёл на Угру не как враг, а как союзник Ивана III. Вместе они собирались пойти войной на крымского хана. Это было предприятием, затеянным по инициативе Венеции, потерявшей из-за турецкого захвата Крыма значительные доходы от восточной торговли. Венеция собиралась воевать на море против Турции, а Москва и Золотая Орда должны были выступить против союзника турок – крымского хана. Москва в те годы находилась в тесных дружеских сношениях с Венецией, и даже внешнюю политику Ивана III длительное время возглавляли венецианские выходцы – дядя и племянник делла Вольпе – известные на Москве под фамилией Фрязины.

Однако, пока в Москве и Золотой Орде собирались на войну, «Светлейшая» республика успела пересмотреть своё отношение и поспешила заключить с Турцией выгодный мир. Обещанные венецианские субсидии не пришли. Собранные на берегах Угры войска союзников стало не на что содержать.

«Историкам, – пишет Левчик, – хорошо известно письмо хана Ахмата Ивану III: “А нынеча если от берега пошёл, потому что у меня люди без одёж, а кони без попон. А минёт сердце зимы 90 дней, и аз опять на тебя буду, а пить ти у меня вода мутная”. Перевести его можно так: “А нынче я от берега отхожу, потому что у меня люди без зимнего обмундирования и лошади без попон. А пройдёт середина зимы, я опять к тебе подойду, а то у меня даже пить нечего, так как вода мутная”. Согласитесь, это письмо скорее напоминает послание союзника, чем противника».

Дополнительные аргументы в пользу альтернативной версии

До второй половины XVI века русские источники не придавали значения стоянию на Угре, не рассматривали его как ключевой момент в освобождении русских земель. Впервые ему было придано такое значение в «Казанской истории», составленной после взятия Казани Иваном Грозным.

При этом неясно, когда прекратилась уплата дани Москвою Золотой Орде. По одним сведениям, это произошло ещё в 1472 году. По другим, например, согласно завещанию Ивана Великого, составленному в 1505 году, выплата дани («выход ординский») продолжалась и после его смерти.

Любопытно, что ещё в 1479 году, то есть до похода Ахмата, польский историк Ян Длугош упоминал о свержении Иваном III «варварского ига» как об уже свершившемся факте. Это, кстати, первая такая характеристика отношений Руси и Золотой Орды. Ни у кого из современников подобная оценка не встречается.

Так что есть основания полагать, что Иван III и Ахмат встречались на берегах Угры как союзники, а не как враги. К «стоянию на Угре» у исторической науки, таким образом, немало вопросов.

русская семёрка в инстаграме

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи