История

«Называют красотой безобразие»: что писал о русских женщинах врач царя Алексея Тишайшего

Автор: Павел Каменев  |  Картина: А. Рябушкин,  |  2020-11-08 17:47:56

Всякое представление о красоте проходит через два фильтра: исторического контекста и субъективного восприятия. В разные времена нормой считались разные очертания и формы. Судя по всему, представления о телесной красоте были присущи даже древним людям периода палеолита, так как в раскопках стойбищ первобытных людей периодически попадаются так называемые «палеолитические Венеры». Это небольшие каменные фигурки, изображающие женщин. Как правило, они очень тучны, дородны, а порой и вовсе беременны. Можно предположить, что вечно голодные охотники и собиратели древности находили привлекательными признаки упитанности. Однако не только красота древних кажется нам экзотичной и нестандартной, то же самое справедливо и по отношению к красавицам допетровской России.

Записки иностранцев

Довольно важным источником в изучении реалии и быта старой России представляются записки, составленные иностранными послами и купцами, профессиональный интерес которых располагался в области взаимодействия с Московией. Эти воспоминания, впрочем, не всегда имеют право претендовать на абсолютную объективность, так как в некоторых случаях их авторы были крайне предвзяты, в некоторых – добровольно заблуждались касательно каких-то реалий жизни в стране. В ряде случаев иностранцам было откровенно выгодно умалить мощь и значение Руси. Так, например, немецкий авантюрист и отставной опричник Генрик фон Штаден составил свои воспоминания с одной целью: предоставить их властям Германии, дабы обосновать возможность легко захватить все царство, ворвавшись в него через северные рубежи. Весьма вероятно, что для большей убедительности своего доклада он пренебрег многими факторами.

Среди множества иностранных авторов, писавших о допетровской России, были и доктора. Так, например, личным врачом Алексея Михайловича Романова, отца Петра I, был англичанин по имени Сэмюель Коллинз. По ряду факторов его записи радикально отличаются от других мемуаров иностранцев на русской службе. Основное отличие заключается в том, что он не планировал издавать свои мемуары и, соответственно, не рассчитывал, таким образом, на скорую славу и быстрые деньги. Вторая же характерная особенность заключается в том, что он довольно долго прожил в России (около 9 лет) и за это время много лучше иных иноземцев узнал реалии страны. Есть, увы, один фактор, который в некоторой мере дискредитирует записки английского доктора. Его воспоминания были опубликованы спустя год со дня смерти самого врача одним сторонним лицом, а потому у нас не может быть уверенности в том, что на этапе подготовки к печати текст не был дополнен какой-нибудь отсебятиной от лица нечистого на руку редактора.

Из записок становится очевидным, что Россия времен Алексея Михайловича казалась англичанину абсолютно чуждым и непонятным миром. Все казалось ему причудливым и неправильным. В том числе и стандарты женской красоты. В частности, он писал: «Они чернят свои зубы с тем же намерением, с которым наши женщины носят черные мушки на лице: зубы их портятся от меркуриальных белил, и потому они превращают необходимость в украшение и называют красотой сущее безобразие. Здесь любят низкие лбы и продолговатые глаза и для того стягивают головные уборы так крепко, что после не могут закрыть глаза, так же как наши женщины не могут поднять рук и головы. Русские знают тайну чернить самые белки глаз. Маленькие ножки и стройный стан почитаются безобразием».

Сказанное, безусловно, изумляет. Но есть ли какие-то причины, которые могут объяснить такой причудливый стандарт моды русских в XVII веке?

Чернение зубов

Благодаря бурной деятельности Петра I страна ворвалась в число передовых европейских держав, дремучая старина осталась в далеком прошлом, а обычаи позабылись. Так, во всяком случае, многие и считают. Однако это суждение в корне неверно. Реформы Петра в значительной мере модернизировали только аристократическое дворянское сословие, в то время как жизнь и быт остальной части страны не претерпели таких больших перемен. Это привело к некоему парадоксу: культура дворянства петровской поры почти полностью оторвалась от жизни других сословий империи, благодаря чему русская знать превратилась в неких граждан всей Европы, но потеряла связь с корнями. Естественно, в петровские времена взгляд на женскую красоту сдвинулся в сторону западных предпочтений, княжны и царевны перестали чернить свои зубы, но это традиция не исчезла за мгновение. В частности, полностью черные зубы еще долгое время почитались как признак достатка в среде русского купечества.

Отчего же именно символ достатка? Ответ на этот вопрос прост и лежит на поверхности: сахар в старину был очень дорог, а поэтому все те болезни, которые развиваются от его частого потребления, говорили о достатке в семье. Быть владелицей черных, насквозь больных кариесом зубов было настолько почетно и престижно, что в ход пошли уловки. Дочери небогатых купцов, которые не могли позволить себе настолько частого употребления сладкого, имели привычку подкрашивать свои зубы сажей, дабы достичь желанного эффекта. Примечательно, что диковатая на мода на чернение зубов параллельно с Москвой возникла на Дальнем Востоке. Она даже сумела там выжить и дойти до наших дней. Так, например, японские гейши по-прежнему искусственно окрашивают зубы в черный цвет.

В чем-то, впрочем, причудливая мода Москвы XVII века была созвучна с европейской. Тут тоже в чести была матово-белая кожа. Это тоже объясняется соображениями стремления к некоему высокому статусу. По обладательнице такого цвета кожи было ясно, что она достаточно хорошо обеспечена для того, чтобы не обременять себя каторжным трудом в поле. Отчасти поэтому большой популярностью пользовалась пудра. Она, впрочем, обладала и еще одним выраженным преимуществом: с ее помощью можно было маскировать отметины на коже, оставшиеся после натуральной оспы. Особенность моды русского купечества, однако, не оканчивалась на широком применении пудры. В ходу еще были и румяна. Таким образом, русская красавица-купчиха выглядела довольно причудливо еще во времена Екатерины Великой: обильно напудренная и покрытая румянами, она представляла собой пережиток старинного XVII века. Любопытно также и то, что такая мода уже тогда вызывала отторжение в европеизированной дворянской среде. У Салтыкова-Щедрина, например, можно встретить такой отзыв: «Лица их значительно портило употребление белил и румян, а также совсем черные зубы, в  подражание городским купчихам, у которых в то время была такая мода».

Мода, как известно, не стоит на месте, и к началу XX столетия европейский взгляд на красоту женского тела стал абсолютно доминировать на территории России, а старинные обычаи забылись и ушли в небытие.

русская семёрка в инстаграме

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи