История

Княжна Елена и Александр Ягеллончик: зачем Иван III выдал дочь за своего врага

2020-11-22 15:00:27

Имя Великого князя Московского Ивана III Васильевича (правил с 1462 по 1505) в массовом сознании иногда оказывается «задвинутым» на второй план. Героями романов и фильмов, популярных исторических расследований оказываются князья Киевской Руси или Иван IV Грозный. А это крайне несправедливо, поскольку именно при Иване III наша страна стала той Россией, которую мы знаем. Под рукой Москвы объединились раздробленные княжества, и на востоке Европы внезапно явилась миру обширная, сильная, энергично развивающаяся страна. На гербе этой страны возник двуглавый орел, а Россия стала самой крупной в мире православной державой, приняв эстафету от павшей под натиском ислама в 1453 году Византийской империи.

При Иване III многое было впервые. Например, русские впервые перестали считать себя данниками Орды, впервые пригласили в Москву модных в Европе итальянских мастеров. При нем же случилась и первая в истории Московского государства война. Но кое-что при этом государе было и в последний раз: брак русской великой княжны с европейским правителем.

Первая война с Европой

Первым вооруженным конфликтом с Европой вновь возникшего на карте государства явилась война с Великим княжеством Литовским. Оба государства в равной степени претендовали на земли древнерусских княжеств и на собирание их под свое крыло после столетий раздробленности и ордынского ига. Первоначально Литва лидировала в этом споре. К XV веку границы Великого княжества Литовского доходили до Вязьмы, каких-то 200 километров до Москвы. Иван III занимался собиранием земель, отвоевывая одно княжество за другим. Это вылилось в конце 80-х годов XV века в так называемую «хитрую» или «странную» войну с Литвой. Собственно, война объявлена не была, два государства, внешне сохраняя мир, изводили друг друга пограничными конфликтами, отвоевывая то один город, то другой. Ситуация осложнялась тем, что в соответствии с феодальным правом, каждый князь был в своем княжестве полным господином, подчиняясь главе государства лишь формально. Поэтому, когда, например, князья Новосильские (вассалы Москвы) нападали на князей Мезецких (вассалы Литвы) и отбивали у них города и волости, это выглядело как личное дело этих князей, и Литва ничего не могла предъявить Москве.

Эта «хитрая война» длилась с 1487 по 1493 год. Постепенно войсками князей, верных Ивану Васильевичу, были заняты города Ржев, Торопец, Великие Луки, Мценск, Одоев, Козельск, Мосальск и многие другие.

Наконец, измотанный этими бесконечными стычками, Великий князь Литовский Александр запросил мира. Летом 1493 года начались переговоры. Москва оставила за собой большинство отвоеванных территорий, но уступила Литве города Мезецк, Мценск и некоторые другие. Мирный договор было решено скрепить браком дочери Ивана III Елены и Великого князя Литовского Александра Ягеллончика.

Последний европейский брак

Елена Ивановна была дочерью Ивана III и его второй супруги, византийской царевны Софии Палеолог. К моменту замужества ей было 19 лет. Едва ли не старая дева по тем временам. Елена была очень хорошо образована, знала языки, умела играть на каком-то музыкальном инструменте (летопись на таких деталях не останавливается), любила чтение. В этом чувствуется влияние ее матери, которая сама получила отличное образование. За Еленой дали великолепное приданое, включавшее в себя и соболей, и горностаев, и другие меха (количество шкурок исчислялось тысячами), шелк, золотые украшения и т.д.

Ее жениху к моменту свадьбы было 34 года. Он был предпоследним из пяти сыновей Казимира Ягеллона, и, по общему мнению, не самым умным из них. Его отец позаботился о том, чтобы его сыновья владели всей восточной Европой, обеспечив одному из них чешскую корону, другому – венгерскую, третьему – польскую. Александру сильно не повезло с соседом – Великим княжеством Московским. Брак с Еленой должен был помочь Литве вернуть хотя бы часть завоеванных Иваном Васильевичем земель. Интерес Москвы в этом союзе состоял в том, чтобы поддержать православную церковь в Литве. Одним из условий свадьбы было то, что Александр не станет принуждать Елену принять католицизм и построит для нее домовый православный храм.

Надо сказать, что ни та, ни другая сторона желаемого так и не получила. Княжество Литовское своих земель не вернуло, а Елена Ивановна на всем протяжении своего замужества испытывала сильнейшее давление со стороны родни мужа и знати, требовавших от нее принятия католицизма. Домовая церковь для нее так и не была построена. Эти притеснения стали поводом для новых военных походов Ивана Васильевича на литовские земли. Очередная русско-литовская война началась в 1500 году.

Впрочем, известно, что Александр Ягеллончик жену любил. Он передал ей обширные земли на территории современной Белоруссии, не препятствовал тому, что Елена создала собственный двор, выписывала себе книги из Европы. Он тоже очень бы хотел, чтобы супруга перешла в католицизм, но лишь потому, что боялся за будущее наследников. Кроме того, Александр имел право на польскую корону в случае смерти бездетного брата. Так, в итоге и случилось. Но шляхта некатоличку королевой не признала, и Александр ездил в Краков один, без любимой жены, что его весьма печалило.

Брак Елены и Александра был бездетным. В 1506 году Александр умер. Елена пожелала вернуться в Москву. Однако, король Сигизмунд – младший брат Александра, отказал ей в этом. Был разработан хитроумный план побега. В 1511 году Елена прибыла в свои пограничные владения. С русской стороны ее ожидал отправленный отцом военный отряд. Однако, намерения Елены были раскрыты предателем, и вдову Александра Ягеллончика арестовали и силой вывели из церкви, где она пыталась укрыться. Это стало причиной очередного военного конфликта Москвы и Литвы.

В 1513 Елена, которой к тому моменту исполнилось 36 лет, предприняла еще одну попытку уехать на родину, и добралась до пограничного Браслава, где внезапно умерла. Современники не сомневались, что она была отравлена.

В общем, ничего хорошего из брака русской княжны и католического государя не вышло. Возможно, именно по этой причине вплоть до эпохи Петра I русские царевны были обречены на монастырь.

русская семёрка в инстаграме

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи