История

Подвиг Ивана Сусанина: что он хотел сделать на самом деле

Автор: Орынганым Танатарова  |  2021-01-27 14:49:51

Иван Сусанин воспет во многих произведениях искусства. В Костроме ему установлен памятник. А в День народного единства официальные СМИ обязательно вспоминают о национальном герое. Образ мужественного крестьянина со временем приобрел легендарные черты. При этом многие историки сомневаются в реальности его подвига.

Завел поляков в болото

Под влиянием множества публикаций, художественных и музыкальных произведений в массовом сознании сформировался устойчивый миф. Суть его известна всем. 21 февраля (3 марта) 1613г. специально созванный Земский собор избрал молодого Михаила Романова на царство. Эта новость не понравилась полякам, стремившимся посадить на русский трон своего королевича Владислава IV. Иностранные интервенты снарядили отряд, который должен был разыскать и убить новоизбранного царя.

Поляки знали, что Михаил Романов находится в окрестностях Костромы – в своем родовом поместье. Недалеко от села Домнино враги встретили крестьянина Ивана Сусанина и потребовали выдать местонахождение царя. Тогда народный герой обманул интервентов, пообещав привести их к Михаилу, а сам тайно поручил своему зятю Богдану Собинину отправиться к усадьбе, в которой молодой человек находился вместе со своей матерью – инокиней Марфой (в миру – Ксенией Ивановной), чтобы предупредить их о надвигающейся опасности.

Затем Иван Сусанин завел польских интервентов в непроходимое болото. Поняв это, враги пытали крестьянина, но он мужественно перенес все страдания. Убедившись, что ничего добиться от него они не смогут, поляки зарубили героя, а сами погибли в болоте. В это время Михаил Романов и его мать благополучно скрылись от опасности за стенами Ипатьевского монастыря.

То есть, крестьянин буквально отдал свою «Жизнь за царя», как следует из одноименной оперы Михаила Глинки.

История и вымысел

Реальность подвига, совершенного Иваном Сусанином вызвала сомнения у многих историков. Еще в XIX веке, когда по воле государственных органов началась героизация костромского крестьянина, некоторые исследователи обратили внимание на различные нестыковки между официальной версией и подлинными историческими событиями того времени.

Доктор исторических наук Алексей Бычков в своей книге «Ледовое побоище и другие "мифы" русской истории» (Москва, 2008 г.) отметил, что широкую известность в российском обществе Иван Сусанин получил лишь через два века после своей смерти. Победа в Отечественной войне 1812 года вызвала среди дворян прилив патриотических чувств, тогда и возник интерес к героям Смутного времени.

«Литераторы внесли свою лепту в "украшение" реальной истории. Например, приписали Сусанину именно то, что лучше всего помнят до сих пор – заведение "вражеского отряда" в непроходимые дебри», – написал А.А. Бычков.

А между тем, в официальных документах отсутствуют сведения, подтверждающие сам факт мифологизированного подвига. Так, царь Михаил Федорович подписал две жалованные грамоты, даровав различные льготы семье Богдана Собинина. В первой из них, датированной 30 ноября 1619 г., говорится: «Как мы, великий государь, были на Костроме и в те поры приходили в Костромской уезд польские и литовские люди, и тестя его, Богдашкова, Ивана Сусанина, литовские люди изымали и его пытали великими немерными муками, а пытали у него, где в те поры мы, великий государь, были, и он, Иван, ведая про нас, где мы в те поры были, терпя от тех польских и литовских людей немерные пытки про нас, великого государя, тем польским и литовским людям, где мы в ту пору были, не сказал, и польские и литовские люди замучили его до смерти».

Вторая грамота подписана Михаилом Романовым 30 января 1633 года. Поскольку Богдан Собинин к тому времени уже умер, царская милость была дарована его вдове Антониде «за терпение и за кровь, и за смерть отца ея Ивана Сусанина». Не были забыты русским монархом и внуки героя – Данилка и Костька.

Последующие представители дома Романовых тоже подписывали жалованные грамоты потомкам костромского крестьянина. Но и в этих документах, датированных 1644, 1691, 1723 и 1724 годами, по словам А.А. Бычкова, не содержится никаких сведений об отряде польско-литовских интервентов, заведенных героем в болото. И лишь в грамоте 1731 г., дарованной императрицей Анной Иоанновной крестьянину Ивану Лукьяновичу Собинину, впервые упоминается, что Иван Сусанин «отвел» поляков и литовцев от села Домнина. За это они его «посадя на столб, изрубили в мелкие части». А произошло это, согласно официальному документу, в селе Исупове.

Как полагает А.А. Бычков, спустя 118 лет вокруг смерти Ивана Сусанина начала складываться легенда, которую мы с вами все знаем. Причем, в первой половине XVIII века еще ничего не говорилось об отряде интервентов, погибшем в болоте.

Спас не царя, а барчука

Сомневается в исторической подлинности подвига, совершенного костромским крестьянином, и автор книги «Загадки колдунов и властителей» (Москва, 2013 г.) Виталий Смирнов. Он считает, что если Иван Сусанин и спас Михаила, то не как новоизбранного русского царя, а лишь как своего барчука – сына боярина Федора Никитича Романова и Ксении Ивановны Шестовой (в девичестве), которым принадлежало село Домнино и его окрестности.

Дело в том, что Михаил был избран на царство 21 февраля, а уже 13 марта 1613 г. в Кострому прибыли послы Земского собора, которых молодой Романов встречал в Ипатьевском монастыре. Многие историки считают, что польское руководство никак не успело бы за такой короткий срок снарядить военный отряд с политической целью – для убийства русского царя. Тем более что разбитые отряды интервентов не имели единого командования.

Некоторые специалисты по истории Смутного времени полагают, что Иван Сусанин спас Михаила Романова раньше – в ноябре или декабре 1612 г., когда этот юноша не был еще даже очевидным кандидатом на русский престол, и отправлять спецотряд для его убийства полякам не было никакой надобности.

Скорее всего, родовитого барчука разыскивала шайка разбойников, которых было много в Смутное время. Такие банды могли состоять из местных лихих людей, заезжих казаков и прибившихся к ним поляков. Их целью была нажива. Михаил мог интересовать разбойников как заложник, ведь у него было немало состоятельных родственников. Несмотря на то, что ростовский митрополит Филарет (в миру – Федор Романов) находился в польском плену, жизнь его сына стоила довольно дорого.

Получается, костромской крестьянин пожертвовал собой, чтобы спасти барского сына от разбойников, и это был мужественный поступок.

Спрятал в овинной яме

В своей вышеупомянутой книге В.Г. Смирнов привел интересную версию тех драматических событий, которую в 1900 г. на заседании архивной комиссии Костромской губернии изложил действительный тайный советник Николай Селифонтов. Этот государственный деятель также относил подвиг Ивана Сусанина к ноябрю-декабрю 1612 г., поскольку до 26 октября Михаил Романов и его мать находились в оккупированной поляками Москве. Интервенты отпустили заложников из числа русской знати лишь под давлением ополченцев К.М. Минина и Д.М. Пожарского.

По мнению Н.Н. Селифонтова, в конце 1612 г. будущий царь и инокиня Марфа находились в селе Домнине. Об этом стало известно польскому отряду, направлявшемуся в Кострому из Вологды, враги решили схватить сына ростовского митрополита и увезти с собой, чтобы в плену у них оказались и Федор, и Михаил Романовы. Но молодого человека успел кто-то предупредить, и он сбежал из Домнина. Заплутав, будущий царь оказался возле дома Ивана Сусанина, располагавшегося в местечке Деревнищи.

Узнав, что барский сын спасается от поляков, крестьянин спрятал его в овинной яме. Затем по следам беглеца, оставшимся на снегу, к дому Сусанина прибыли поляки. Они пытали хозяина, требуя выдать им знатного юношу, но ничего не добившись, зарубили мужественного человека. Найти Михаила врагам так и не удалось. Он выбрался из овинной ямы после ухода поляков и отправился в Ипатьевский монастырь.

Впрочем, версия Н.Н. Селифонтова не нашла поддержки ни в научном сообществе, ни в официальных органах Российской империи. Образ первого царя из династии Романовых никак не вязался в общественном сознании с грязной овинной ямой.

Не было подвига

Известный русский историк Николай Костомаров посвятил данной теме статью «Иван Сусанин (Историческое исследование)», которая вышла в журнале «Отечественные записки» за февраль 1862 г. В ней ученый высказал мнение, что никакого подвига вообще не было.

Н.И. Костомаров обратил внимание, что ни в одной из летописей первой половины XVII века нет ни упоминания об Иване Сусанине, а ведь покушение поляков на жизнь новоизбранного царя и героизм простого крестьянина должны были быть хоть как-то отмечены.

Кроме того, первая жалованная грамота Богдану Собинину была выдана лишь в 1619 г. А ведь Михаил Федорович вскоре после своего венчания на царство щедро наградил всех, кто оказывал ему или его матери хоть какую-то помощь в Смутное время. Например, уже в марте 1614 г. царскую милость получили крестьяне Тарутины из Толгуйской волости, поддерживавшие инокиню Марфу в ссылке, которую она отбывала по приговору Бориса Годунова.

Н.И. Костомаров не верил, что царь мог надолго позабыть о человеке, пожертвовавшем за него собственной жизнью. Исследователь предположил, что Иван Сусанин был одним из многих крестьян, погибших в Смутное время от рук разбойников. А через несколько лет Богдан Собинин решил выставить своего тестя героем и выпросить для семьи жалованную грамоту. Тем более что освобождение от уплаты податей и других повинностей – цель, которой в те времена многие добивались.

Когда некий крестьянин обратился к инокине Марфе с рассказом о подвиге своего тестя, то она растрогалась и поверила, что Иван Сусанин ценой своей жизни спас ее сына. Затем женщина решила помочь семье героя, а Михаил просто не стал перечить матушке. Поэтому первая жалованная грамота и начинается словами: «по нашему царскому милосердию и по совету и прошению матери нашей, государыни великой старицы иноки Марфы Ивановны».

По мнению Н.И. Костомарова, подвиг Ивана Сусанина был придуман через двести лет после его смерти и не имеет под собой никакой исторической основы. Просто к изначальному вымыслу крестьянина Богдана Собинина добавилось коллективное народное мифотворчество.

Это был не Иван Сусанин

Кстати, русская военная история зафиксировала несколько подвигов, идентичных тому, что приписывается Ивану Сусанину.

Так, Н.И. Костомаров упоминает смелый поступок, который в мае 1648 года совершил крестьянин Микита Галаган. А произошло это на территории современной Украины. Польский отряд бежал от гетмана Войска Запорожского Богдана Хмельницкого и его людей. Местный житель взялся быть провожатым и намеренно завел врагов в болото, что позволило казакам одержать легкую победу над поляками.

Автор книги «Великие заблуждения человечества. 100 непреложных истин, в которые верили все» (Москва, 2011 г.) Сергей Мазуркевич считает, что легенда о подвиге Ивана Сусанина возникла не на пустом месте. Ее основой послужило реальное событие, описанное в мемуарах гусара Великого княжества Литовского Самуила Маскевича, участвовавшего в походе на Москву. Он вспоминал, что в марте 1612 г. польский обоз с продовольствием заблудился неподалеку от Волоколамска. Пробиться в русскую столицу обоз не смог, и поляки решили вернуться назад. Нанятый интервентами русский крестьянин увел их совсем в другую сторону. Раскрыв обман, враги убили мужественного героя. Его имя история не сохранила.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи