История

«Это построили пленные немцы»: по каким признакам можно узнать такие дома

Автор: Орынганым Танатарова  |  2021-03-10 18:50:30

После Великой Отечественной войны многие города СССР пришлось фактически отстраивать заново. Тогда на разбомбленных руинах появились пленные немцы: они разбирали завалы, приводили в порядок улицы и скверы, восстанавливали разрушенную инфраструктуру. До сих пор в разных уголках нашей страны можно увидеть дома, возведенные в конце 40-х – начале 50-х годов ХХ века бывшими военнослужащими вермахта. Эти здания можно узнать по некоторым характерным особенностям.

В советском плену

По разным данным, от двух с половиной до трех с половиной миллионов этнических немцев прошли через лагеря системы Главного управления по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР. Труд этих людей использовался на лесоповале, на промышленных предприятиях. Они добывали полезные ископаемые, строили дома, мосты и дороги. Так пленные частично компенсировали ущерб, нанесенный ими советской инфраструктуре в ходе войны.

Сталинград, Москва, Ленинград, Минск, Киев, Новосибирск, Челябинск, Харьков, Луганск, Нижний Новгород и многие другие города отстраивались при непосредственном участии бывших военнослужащих вермахта. При этом немцы возводили самые разные здания: и столичные «особнячки» для чиновников, и бараки для рабочих в небольших поселках, и типовые жилые дома в провинциальных городках, и даже кинотеатры.

До сих пор среди жителей России сохранилось мнение, что пленные строили гораздо более качественно, чем местные рабочие. Это утверждение верно лишь отчасти. Действительно, многие немцы ответственно подходили к своей работе, как привыкли на родине. Но так поступали далеко не все. Многие из них в своих мемуарах писали, что быстро переняли существовавшую в СССР традицию – халтурить.

Совсем не хрущевки

Вероятнее всего, рассказы о качественных, прочных, удобных и надежных домах немецкой постройки возникли в 60-х годах, когда миллионы граждан СССР оказались в пресловутых хрущевках. И разница просто бросилась в глаза. Хотя преимущества зданий, возведенных ранее, не были заслугой немецких строителей, ведь они просто следовали проектам, разработанным советскими архитекторами.

А в послевоенное время в нашей стране, в основном, строились дома типовых серий 1-200 и 1-300. Это были двух-, трех- или четырехэтажные здания с прочными фундаментами и стенами из кирпича или бетонных блоков. Их отличали высокие потолки, просторные комнаты, удобная планировка, хорошая тепло- и звукоизоляция. Правда, перекрытия в этих домах часто делались деревянными, хотя встречались и железобетонные плиты.

Постановление президиума Мосгорисполкома «О типе жилого дома» было подписано 14 июля 1932 г. В СССР началась индустриализация жилищного строительства. И после войны отрасль работала согласно утвержденным типовым проектам. Об этом кандидат архитектуры Ирина Ястребова и магистрант Московского архитектурного института Александр Улько написали в статье «Стандартизация и типизация в отечественном жилищном строительстве (1930-1950 гг.)», которая опубликована в журнале «Архитектура и современные информационные технологии» (№ 2 за 2020 г.).

«К началу 1950-х годов существовало шесть основных методов строительства жилых домов по типовым проектам: кирпичный, крупноблочный, крупнопанельный, каркасный, объемно-блочный, комбинированный», – сообщают А.С. Улько и И.М. Ястребова.

Причем, до начала эпохи хрущевок архитекторы не стеснялись украшать дома различными элементами декора в духе сталинской эклектики.

Свастика в Ленинграде

Известный писатель-краевед Наум Синдаловский в книге «Мифология Петербурга. Очерки» (Санкт-Петербург, 2002 г.) отметил, что восстановлением Ленинграда занимались многочисленные бригады пленных. При этом «…немецкое трудолюбие и аккуратность стали гарантией высокого качества построек и тщательности их отделки».

В городе ходит миф, что дом № 7 в Угловом переулке – дело рук нацистов. Потому что фасад этого здания украшен орнаментом, в котором отчетливо видна свастика. Хотя, на самом деле, данный дом питерский архитектор Генрих Пранг возвел еще в далеком 1875 г. И свастика тогда не имела никакого отношения к нацистской символике. Она считалась лишь древним языческим символом света.

Двух-, трех- и четырехэтажные дома типовых серий 1-200 и 1-300, возводившиеся в Ленинграде пленными немцами, часто были рассчитаны на 5-7 коммунальных квартир. Они отличались просторными ванными комнатами, в которых были окна. Такие дома построены в районе Волково, у станций метро Удельная и Нарвская, а также на улицах Савушкина, Седова и в некоторых других микрорайонах города.

Немцы также возводили и небольшие коттеджи или «особнячки», как их называли ленинградцы, предназначенные для представителей местной номенклатурной и творческой элиты.

Домики из шлакоблоков

Нижегородский краевед, кандидат исторических наук Алексей Гордин тоже считает, что пленные «… трудились с немецкой педантичностью, тщательно и скрупулезно выполняя любую работу». Этой теме исследователь посвятил статью «История 35 и 43 кварталов», которая вышла в местном издании «Автозавод Online» (№ 16 за 2011 г.).

Однако не стоит преувеличивать качество домов, возведенных пленными на улицах Судостроительная, Чаадаева, Макса Гельца и Вождей Революции, в 35 и 43 кварталах г. Горького. Чаще всего это были все те же малоэтажные коммуналки с деревянными перекрытиями, возведенные из шлакоблоков.

А комфортабельные сталинки чаще всего строили местные квалифицированные рабочие, ведь среди пленных было мало собственно каменщиков, маляров и штукатуров. Но немцы все равно с охотой шли работать на стройки, ведь даже ручной труд приносил им неплохой заработок. Хотя сам факт, что в домах, построенных пленными более 70 лет назад, до сих пор живут люди, говорит сам за себя.

Ценная застройка

А вот в столице нашей страны скоро не останется малоэтажек, возведенных немцами. Хотя квартиры в них отличаются высокими потолками, теплыми стенами, удобной планировкой и хорошей звукоизоляцией. Московская земля слишком дорога. В 1990-е годы начался активный снос таких зданий, а на их месте быстро выросли современные торговые центры и жилые корпуса.

Дома немецкой постройки сохранились лишь в некоторых уголках столицы. Например, квартал из 11 зданий, окрашенных в бежевые тона, расположен в районе Октябрьского поля. Единый комплекс с фонтанами, живописными аркадами, ажурными беседками, арками, лавочками и коваными воротами, возведенный по проекту архитекторов Дмитрия Чечулина и Михаила Куповского, получил статус ценной исторической застройки в 1998 г.

Недалеко от станции метро Перово, на Зеленом проспекте, можно увидеть необычную группу зданий темно-красного цвета, среди которых особо выделяется пожарная каланча.

А вот домам, которые немцы построили уже в 1946 г. вдоль Хорошевского шоссе, не повезло: большая их часть снесена в 80-е гг. Между тем, это был первый опыт малоэтажного строительства, начатого в СССР в послевоенные годы. Типовые проекты быстровозводимых зданий, объединенных ажурной оградой, разработали Вера Бровченко и Георгий Вольфензон. Их работу курировал главный архитектор Москвы Д.Н. Чечулин.

Окна наружу

Высоко оценили работу немцев сибиряки. Так, писатель-краевед Игорь Маранин в книге «Мифосибирск: мифы, тайны, байки и реальные истории о Новосибирске» (Новосибирск, 2011 г.) отметил, что местную улицу Богдана Хмельницкого, а также жилой квартал оловянного комбината почти целиком построили пленные.

«Сталинский ампир здесь смешался с немецкой готикой, массивные колонны – с арочками, пафосные фронтоны – с башенками и шпилями. Эти дома, возведенные полвека назад – полногабаритные, с высокими потолками, – до сих пор ценятся не ниже, чем навороченные квартиры в современных новостройках», – написал И.Ю. Маранин.

После войны, когда рабочих рук катастрофически не хватало, пленные работали на сибирских заводах, возводили цеха, укладывали водопроводные трубы, асфальтировали и благоустраивали улицы. Помимо домов немцы построили, например, здание Западно-Сибирского филиала АН СССР.

Правда, пленные строили, как привыкли у себя в стране, где окна домов традиционно открываются наружу. В сравнительно теплой Западной Европе так принято: люди отдыхают с распахнутыми настежь створками. В холодной России же окна редко открываются полностью, а если это происходит, то створки распахиваются внутрь. Поэтому бывали случаи, когда некоторые неосторожные советские граждане, не учтя этого факта, иногда просто выпадали наружу.

Так, поэт Ольга Морозова вспоминала: «Было это в Новосибирске, дом еще немцы пленные строили, поэтому окна открывались на улицу и время от времени из них выпадали соседки (во время уборки). В мою бытность две выпали».

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи