История

Адмирал Чичагов: в чём соотечественники обвиняли «автора» окончательного поражения французов в 1812 году

2021-03-28 09:00:35

В одном из эмигрантских трудов по русской военной истории можно прочесть такие строки:

«Ближайшей преградой французам явилась не успевшая ещё замёрзнуть Березина. Витгенштейн занимал её левый берег, Чичагов стоял на правом, а его авангард 10 ноября занял Борисов. Несмотря на имевшуюся в Борисове переправу, связи между двумя армиями не существовало: Чичагов знал лишь морскую войну, а Витгенштейн увлёкся второстепенной задачей – преследованием корпуса Виктора. Наполеон устремился на Борисов и 12 ноября выбил оттуда беспечный русский отряд, успевший, однако, сжечь за собой мост. Положение французской армии стало отчаянным: она попала в мешок – и ледяная Березина должна была стать для неё могилой. Гений Наполеона (с помощью Чичагова) вышел из этого положения… Наполеона выпустил не Кутузов, а Чичагов (место которому было на мостике флагманского корабля, а не во главе отдельной армии)».

Автор цитированных строк Антон Керсновский, таким образом, главную вину за то, что остатки армии Наполеона не были целиком уничтожены на переправе через Березину, и сам завоеватель выпущен из России, возлагает на адмирала Чичагова, командовавшего одной из русских армий.

В этом историк следовал традиции, сложившейся ещё в дореволюционной России.

Кем же был адмирал Павел Васильевич Чичагов, как он оказался во главе сухопутной армии в 1812 году и действительно ли он повинен в том, что своей нерасторопностью выпустил Наполеона из России, затянув мировую борьбу ещё на два года?

Первый морской министр России

Отец Павла Чичагова – Василий Яковлевич Чичагов – был одним из видных флотоводцев России эпохи Екатерины II. В 1782 году его произвели в полные адмиралы флота. Павел Васильевич родился в 1767 году и службу свою начал в сухопутной гвардии, но вскоре пошёл по стопам отца. Знаменитая фамилия и протекция обеспечили ему быстрый карьерный рост. В 23 года он был уже капитаном 1-го ранга. Впрочем, он был не без способностей, успел понюхать пороха в морских сражениях со шведами в войне 1788-1790 гг. После одного из сражений его наградили золотой шпагой «За храбрость».

По окончании войны Чичагов решил совершенствоваться в морских науках в первой морской державе того времени – Англии. Оттуда он вернулся, полный желания усовершенствовать морское дело в России по передовому опыту. Но его возвращение совпало с переменами в политике. Екатерина II умерла, на престол вступил её подозрительный сын Павел, окруживший себя такими же мелочными и мнительными советниками. Те быстро опорочили Чичагова в глазах императора, и дело дошло до того, что Павел велел лишить Чичагова орденов и уволить из флота без пенсии, заподозрив его в тайном умысле эмигрировать и поступить на службу в Англии. Правда, вскоре Павел был вынужден простить Чичагова, как он простил и Суворова: Россия нуждалась в военачальниках для начинавшейся войны с Францией.

Опала при Павле сделала Чичагова одним из видных деятелей при дворе Александра I. В 1803 году молодой император назначил Чичагова морским министром, и на этом посту Павел Васильевич сумел осуществить давно задуманные улучшения во флоте. В 1811 году император уволил его с должности, однако назначил на не менее ответственный пост: главнокомандующего всеми вооружёнными силами, как морскими, так и сухопутными, действовавшими против Турции. Чичагов должен был побудить к деятельности дряхлого Кутузова и довести войну до запланированного конца: приведения Молдавии и Валахии в подданство России. Но, пока Чичагов ехал на юг, Кутузов успел заключить предварительный мир с турками, и государю ничего не оставалось делать, как утвердить условия договора.

Чичагов вступил в должность, и тут как раз началась Отечественная война с Наполеоном. Чичагову было приказано двинуть на север Дунайскую армию, высвободившуюся после войны с турками. На Волыни Дунайская армия была объединена с 3-й армией генерала Александра Тормасова, причём Чичагов, как старший по званию, вступил в командование объединёнными силами. В октябре 1812 года, когда Наполеон начал отступление из Москвы, Александр I прислал командующим отдельными армиями свой план окружения и разгрома французов. В то время, как Кутузов должен был гнать их по фронту, Витгенштейн с севера и Чичагов с юга отрезали бы Наполеону пути отступления на запад. То, что этот план не был выполнен, и Наполеон с остатками армии ускользнул, мы уже упомянули.

Изгнание

Общественное мнение сразу выставило Чичагова виновником этой неудачи. Кутузов был вне критики, да и Витгенштейну благоволил государь. Шквал презрительных комментариев соотечественники обрушили на злополучного адмирала. Иван Крылов высмеял Чичагова в басне «Щука и кот», где адмирал представлен в виде щуки, вознамерившейся поохотиться на суше за мышами. Хотя, если Чичагов как моряк действительно был неспособен к командованию сухопутными силами, кто же был повинен в его неудачном назначении, как не сам государь?

Чичагов не мог оставаться на службе и в России. В 1813 году он получил бессрочный отпуск по болезни, а в 1814-м ему разрешили выехать за границу. На родину её первый морской министр больше не вернулся. Умер он британским подданным (его жена была англичанкой). В 1842 году, ещё когда Чичагов был жив, Николай Гоголь выбрал для своего отрицательного героя-прохвоста идентичное имя и фамилию, отличавшуюся только двумя буквами – Павел Чичиков.

Реабилитация в общественном мнении

С течением времени стала развиваться критическая историография Отечественной войны, и отношение к Чичагову и его роли в войне 1812 года начало меняться.

В 1893 году вышло в свет издание генерала Генерального штаба Владимира Харкевича «Березина», специально посвящённое аспектам переправы Наполеона через эту реку. Спустя ещё несколько десятилетий советский академик Евгений Тарле так резюмировал это исследование и своё отношение к нему в монографии «Наполеон» (1938):

«По Харкевичу выходит, что Кутузов даже и не хотел исполнять план Александра и нарочно не спешил к Березине, имея возможность попасть туда вовремя. Внимательное изучение всей документации, исходящей как от самого Чичагова, так и от Ермолова, Дениса Давыдова и даже от самого Кутузова, заставило меня признать, что мнение Харкевича опровергнуть очень трудно».

В 1912 году генерал Всеволод Апухтин в одной из работ по истории Отечественной войны заметил: «Трудно винить Чичагова и Витгенштейна, заведомо ничтожных полководцев, в том, что у них не хватило мужества вступить в единоборство с Наполеоном».

В конце ХХ века историк Николай Троицкий («Фельдмаршал М.И. Кутузов: легенда и реальность», 1998) убедительно, на фактах, показал, что главная ответственность за выпуск Наполеона из России лежит на Кутузове. Чичагов не более, чем разделяет часть этой ответственности с двумя другими командующими армиями.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи