Важное, История

Сколько людей Россия на самом деле потеряла в Первой мировой войне

Автор: Ярослав Бутаков  |  2021-08-06 13:35:41

Хотя с тех пор прошло уже больше ста лет, вопрос всё ещё далёк от научного разрешения и вряд ли когда-нибудь будет обретена полная ясность. В школьных учебниках с советских времён обычно приводится цифра в 2—2,5 млн. убитых, что как бы призвано показать, что Россия потеряла в Первой мировой войне больше, чем любая другая страна.

«Империалистическая» война

Это выглядит несколько надуманным, так как, во-первых, Россия выбыла из войны до конца 1917 года и не участвовала в кампании 1918 года. Во-вторых, насыщенность русских фронтов Первой мировой войны огневыми средствами и живой силой была ниже, чем Западноевропейского театра той же войны.

В представлении о России как о стране, пролившей больше всего крови в Первой мировой войне, просматривается известный идеологический заказ ещё советских времён. Необходимо было подвести какую-то «социальную базу» под революцию 1917 года, а для этого лучше всего могли служить завышенные данные о потерях в войне. Мол, бездарное руководство войной со стороны царского режима и его генералов вызвало недовольство в народе. Кроме того, львиная доля демографических потерь стран бывшей Российской империи в период 1914—1920 гг. приходится на период после революции и непосредственно ею вызван. Требовалось сгладить впечатление о разрушительном воздействии революционных событий, отнеся значительную часть жертв гражданской войны и красного террора на «империалистическую» войну.

Но сколько же всё-таки россиян погибло на фронтах Первой мировой войны? В современной литературе приводятся цифры, различающиеся почти на порядок – от 500 тысяч до 4 миллионов. Все они имеют обоснование в авторитетных источниках ещё столетней давности. Наименьшая цифра взята из публикации «Трудов» советской «Комиссии по обследованию санитарных последствий войны 1914—1920 гг.», первый выпуск которых вышел в 1920 году. Наибольшая – из появившегося в том же году труда американского исследователя Эрнеста Богарта. Нынешние исследователи чаще всего склоняются к максимальной цифре, игнорируя её развёрнутую критику, которая прозвучала ещё больше шестидесяти лет назад.

Подсчёт Головина

Одним из первых скрупулезных исследователей вопроса стал в 1930-е годы русский генерал Николай Головин, профессор Академии Генерального штаба, основатель Зарубежных высших военных курсов в Париже для эмигрировавших из России офицеров. В работе «Русская армия в мировой войне», впервые вышедшей на английском языке в 1931 году в США, а в 1939 году в доработанном виде на русском языке в Париже, Головин тщательно проанализировал все опубликованные к тому времени источники.

Головин пришёл к выводу, что армейские данные по непосредственному учёту убитых и раненых неполны и требуют доработки. Кроме того, опубликованные цифры погибших не включают в себя умерших от ран и погибших из числа пропавших без вести. Он отверг цифры в 500—700 тысяч убитых на основании данных о количестве раненых. Известно, что во всех больших войнах выполняется определённое статистическое отношение между числом раненых и убитых. Для Первой мировой войны оно было установлено, на основании точных подсчётов в германской и французских армиях, как 2,35—2,39:1. Исходя из того, что в русской армии это соотношение должно было быть примерно таким же, Головин подверг ревизии все существующие данные.

После ряда перекрёстных подсчётов и проверок по разным источникам, Головин пришёл к окончательному результату. Русская армия на фронтах Первой мировой войны потеряла круглым числом 1 300 000 убитыми плюс 350 000 умершими от ран позднее. Итого – 1,65 млн. человек.

Следует учесть, что эта цифра может считаться, скорее, максимально возможной. Головин не щадил руководителей старой русской армии, не пытался преуменьшить кровавую дань, которую Россия заплатила за победу союзников, и ту роль, которую она в ней сыграла.

 

Подсчёт Урланиса

В 1960 году в Москве вышла книга советского историка и демографа Бориса Урланиса «Войны и народонаселение Европы. Людские потери европейских стран в войнах XVII—XX вв.», до сих пор считающаяся классической, несмотря на содержащиеся в ней неточности, особенно касающиеся Второй мировой войны. Для Первой мировой войны данные Урланиса можно считать образцовыми.

Урланис критически отнёсся к результатам подсчётов Головина. Он обнаружил в них методологические неточности и стремление к завышению результатов. По произведённому Урланисом пересчёту на основании тех же источников общее количество потерь русской армии в Первой мировой войне убитыми и ранеными должно было оказаться не менее 900 тысяч и не более 1,2 миллиона. Причём вторая цифра была взята им как максимальное допущение, только на основании того, что, как он предполагал, соотношение потерь русской армии к армиям своим противников не могло быть более благоприятным для России, чем такое же соотношение для армий Антанты на Западном фронте против Германии. Там оно составило 4:3; следовательно, счёл Урланис, будет разумно допустить не лучшее соотношение потерь и для русской армии. Без этого допущения количество людских потерь России в Первой мировой войне по всем документам не превышает 900 тысяч.

Царская Россия потеряла меньше людей, чем Германская империя

Однако справедливо ли априори предполагать, что людские потери России были больше, чем у её противников? Войска западных союзников сражались против одной германской армии, наиболее мощной и технически оснащённой. Русская же армия воевала также против австро-венгерской и турецкой армий, чья боевая мощь и насыщенность огневыми средствами, не говоря уже об умении, были значительно ниже. С учётом низких боевых качеств части наших противников (более низких чем не только у Германии, но и у России), общее соотношение потерь России и её противников на фронтах Первой мировой войны вполне могло быть примерно равным. Следовательно, нет серьёзных оснований произвольно завышать цифру в 900 тысяч убитых и умерших от ран военнослужащих Российской императорской армии, полученную на основе анализа документов.

Интересно их сравнить также с цифрами потерь других стран. По Урланису, Франция потеряла 946 тысяч убитыми и 240 тысяч умершими от ран и отравления газами, Британская империя — 606 тысяч погибшими от всех причин, Германия — 1 473 тысячи убитых и 323 тысячи умерших от ран и отравления газами, Австро-Венгрия — 727 тысяч и 303 тысячи человек соответственно.

Таким образом, людские потери России в Первой мировой войне были ниже, чем потери Германии, что естественно, так как Германия сражалась на многих фронтах, и примерно равны потерям Франции.

Эти цифры 0,9-1,2 млн. известны уже больше шестидесяти лет. Но в широких публикациях они не использовались, так как не отвечали советской идеологической установке всячески преувеличивать количество жертв «империалистической» войны в России. Обескураживающе они смотрятся и на фоне фатальных потерь нашей страны во Второй мировой войне. Да, императорская Россия умела воевать сравнительно «малой кровью».

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи