История

Почему Наполеон принял дагестанскую саблю за меч Тамерлана

2021-09-08 18:00:03

Наполеон, как представитель европейской культуры, прекрасно знал легенды о клинках, принадлежавших великим людям, реальным или вымышленным. Начиная со своего похода в Египет, французский император буквально охотился за древними артефактами. Зная об этой страсти Бонапарта, иностранные послы часто дарили ему исторические реликвии.

Сакральная сила

Европейцы, как и жители многих других стран, с древних пор наделяли холодное оружие магическими свойствами. С особым почтением люди относились к клинкам. Мечи, сабли, палаши и их аналоги, которыми пользовались воины разных эпох и континентов, считались средоточием мистической силы. Об этом старший научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи Денис Шехурин написал в статье «О сакральности оружия в культуре средневековой Европы», которая вышла в журнале «Вестник Сургутского государственного педагогического университета» (№ 1 за 2012 г.).

Французы, немцы и англичане считали железо мощным оберегом, способным защитить своего владельца от злых духов. В народных сказаниях часто упоминаются легендарные клинки, у которых были свои имена: «Дюрандаль» рыцаря Роланда, «Эскалибур» короля Артура, «Жуайоз» Карла Великого и т.д. Мечи являлись не просто оружием, а настоящими артефактами, способными наделять своих владельцев силой, непобедимостью, ловкостью и смелостью.

Но легендарная сабля Тамерлана, выкованная из булатной стали, в эфес которой, согласно легенде, был инкрустирован крупный алмаз, долгое время оставалась для Наполеона недостижимой мечтой. Французский император надеялся, что легендарный клинок сделает его непобедимым.

Кроме того, Бонапарт планировал завоевание стран Азии. А сам факт обладания саблей Тамерлана был способен деморализовать будущих противников. Ведь на Востоке считали, что владелец этого оружия, не может потерпеть поражение.

В своей деятельности французский полководец Наполеон I равнялся на великих завоевателей прошлого. Причем, особым восхищением Бонапарта пользовался Тамерлан. Правитель Франции мечтал, чтобы во внушительной коллекции артефактов, собранных им в разных странах, появилось легендарное оружие «Железного Хромца». И после непростых переговоров, 4 сентября 1808 года, персидский посол Аскар хан Афшар Урумейх вручил Бонапарту бесценную реликвию. Но, как выяснилось, Наполеона обманули.

Бесценный дар

Наполеон собирался увенчать свою воинскую славу завоеванием Индии. Далекая страна манила полководца, тем более, что Тамерлану в 1398-1399 гг. удалось одолеть армию Делийского султаната и вернуться с победой, дойдя до берегов Ганга. Но для осуществления столь грандиозного плана Бонапарту требовалось содействие руководства Персии, как военное, так и дипломатическое.

В 1807 г. французский император направил в Тегеран внушительное посольство, в состав которого вошли не только военные, но и ученые. Миссию на восток возглавил бригадный генерал Клод Матье де Гардан. Об этом соучредитель Восточного бонапартистского комитета, этнопсихолог и политолог Кирилл Серебренитский написал в статье «Наполеонологические заметки. Наполеон и сабля Тамерлана», опубликованной на портале «Мезоевразия» 7 августа 2018 г.

Помимо всего прочего, в ходе непростых переговоров французы ратовали за передачу хранившейся в Персии сабли Тамерлана в дар Наполеону. И добились своего.

24 января 1808 г. корреспондент парижской газеты Journal de l’Empire с восторгом писал из Константинополя: «Аскер-Кан, чрезвычайный посол персидского шаха к императору Франции, должен скоро оставить этот город, чтобы отправиться в Париж и привезти с собой великолепные подарки для французского двора. И он специально обязуется преподнести великому человеку, на котором в этот момент сосредоточены взгляды мира, саблю Тамерлана…».

Аскар хан Афшар Урумейх действительно прибыл во Францию через несколько месяцев. Персидский посол был торжественно принят Наполеоном 4 сентября 1808 г. в замке Сен-Клу, неподалеку от Парижа. Среди роскошных подарков находились и два легендарных клинка: первая сабля, по утверждению посла, принадлежала когда-то самому Тамерлану; а вторая – персидскому завоевателю Надир-шаху Афшару. Причем, он тоже, как и эмир Тимур, совершил успешный военный поход в Индию, захватив Дели в 1739 г.

Наполеон даже собирался увековечить факт обретения сабли Тамерлана, ведь это событие возвышало его в глазах европейской общественности до уровня легендарного завоевателя Азии. Император планировал установить на площади Бастилии гигантскую статую слона, на спине которого обыватели увидели бы фигуру бородатого восточного мужчины, преподносящего Бонапарту историческую реликвию.

Амузгинский клинок

Однако персы обманули французов. Вместо бесценных артефактов Аскар хан Афшар Урумейх привез в Париж два прекрасных, богато украшенных клинка, не имеющих исторической ценности. Причем, как установили специалисты по холодному оружию, подаренные Наполеону сабли были изготовлены умельцами из дагестанского аула Амузги.

Этот факт нашел свое отражение в стихотворении известного поэта Расула Гамзатова «Амузгинцы», в котором есть такие строки:

«… Наполеону персы подарили

Клинок Тимура, но велик Восток,

И знатоки, взглянув, установили,

Что это амузгинский был клинок».

Сейчас горное селение кузнецов опустело, и секрет изготовления знаменитых сабель безвозвратно утерян.

Сам Наполеон, находясь в изгнании, допускал, что персы запросто могли его обмануть. Об этом граф Эммануэль де Лас Каз (Emmanuel de Las Cases), часто беседовавший с Бонапартом в конце его жизни, упомянул в своем сочинении «Мемориал Святой Елены».

13 ноября 1818 г. низложенный император, по словам Э. де Лас Каза, печально произнес: «Я владел шпагой Фридриха Великого; испанцы привезли мне в Тюильри шпагу Франциска I – а это была большая жертва с их стороны; турки и персияне присылали ко мне сабли Чингисхана, Тамерлана и Шах-Надира; но я, разумеется, больше ценил намерение сих подарков, нежели верил в их историческую истину».

Сабля в России

Практически все народы Азии были уверены, что владелец сабли Тамерлана сможет стать непобедимым полководцем. Такую реликвию никто не отдал бы чужаку, даже если он Наполеон Бонапарт.

Но русские войска под руководством графа Ивана Паскевича заполучили легендарный клинок 1 (14 – по новому стилю) октября 1827 г. после взятия крепости Эривань (Ереван). Доктор исторических наук Андрей Иванов описал эти события в статье «В Покров день покроем и крепость», которая опубликована порталом «Русская народная линия» 14 октября 2013 г.

Сабля Тамерлана принадлежала некому Гассан-хану, возглавлявшему персидский гарнизон крепости. Это был опытный военачальник, которого называли «Сер-Арслан» (Предводитель львов) за его храбрость и решительность. Обладатель исторической реликвии не сомневался, что его войско не сможет одолеть ни одна армия. Но потерпел поражение.

Генерал Афанасий Красовский, взявший в плен Гассан-хана лично, забрал у него легендарный клинок и отправил императору Николаю I Павловичу. В сопроводительном письме говорилось: «К стопам Вашего Императорского Величества повергаю меч Великого Тамерлана, добытый мной в стенах Эривани. Кому, если не Государю моему и благодетелю, принесу я в дар меч сей, украшавший сокровищницу шахов Персидских?»

Дальнейшая судьба артефакта неизвестна. По некоторым данным, вплоть до Гражданской войны реликвия хранилась в Гатчинском дворце, затем бесследно исчезла.

Что вручили Буденному

Как известно, в июне 1941 г. в самаркандском мавзолее Гур-Эмир полным ходом шли исследовательские работы. Группа советских ученых вскрыла гробницы Тамерлана и его потомков. Вскоре после завершения раскопок руководство Узбекской ССР сделало дорогой подарок маршалу Семену Буденному, ему вручили саблю непобедимого полководца.

В книге «Великие завоеватели» (Харьков, 2013 г.), которую совместно написали В.М. Скляренко, В.В. Сядро, И.А. Рудычева и О.В. Манжос, говорится о неком таинственном клинке, найденном в усыпальнице. Причем, сабля была без ножен. Самаркандские мастера срочно изготовили их по заказу партийных боссов.

«Подарок Буденному, конечно, понравился. Сабля великого Тамерлана пришлась ему по руке. Несмотря на то, что ей было свыше пяти столетий, выглядела она лучше новой. Из воспоминаний маршала следует, что он даже почувствовал, как к нему возвратились оптимизм, бодрость и энергия», – отметили авторы книги «Великие завоеватели».

А в декабре 1942 г., когда некие диверсанты проникли на дачу С.М. Буденного, сабля буквально спасла жизнь своего владельца. Он сумел в одиночку уничтожить пятерых потенциальных убийц.

Дальнейшая судьба этого клинка тоже неизвестна. После смерти Семена Михайловича его личное оружие было передано в Центральный музей революции, с тех пор никто не видел саблю, предположительно принадлежавшую Тамерлану.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи