Важное, История

Битва на Калке: как протоказаки помогли монголам завоевать Русь

Автор: Фаина Шатрова  |  2021-09-22 12:58:50

В русских летописях воевода Плоскыня упоминается лишь единожды, но его имя стало обозначением предательства и бесчестности. Почему воевода не сдержал обещания сохранить русским князьям жизнь? Сыграл ли его поступок решающую роль в битве при реке Калке? Что стало истинной причиной поражения русских в 1223 году и точкой отсчета многовекового подчинения Орде?

Скупые строки

Многие десятилетия советская историография транслировала одну версию событий 1223 года. Южнорусские князья три Мстислава (галицкий Мстислав Мстиславович, черниговский Мстислав Святославович и киевский Мстислав Романович) объединились с половцами и выступили против двух разведотрядов Чингисхана под предводительством туменов Джэбэ и Субэдэя.
31 мая монголы разгромили дружины русских князей, «погрузив Русь во тьму». Почти 300 лет захватчики властвовали в русских княжествах, заставляли платить непосильную дань, жгли и грабили целые города, уводили в плен и продавали в рабство жителей. Только победа Дмитрия Донского на Куликовом поле положила начало освобождению Руси от монголо-татарского ига.

Упоминала советская историография и о воеводе Плоскыне, то оправдывая его поступок, то порицая. Говорилось, что именно от него монгольские предводители получали сведения о передвижении русских дружин. И именно он обманом выманил Мстислава Романовича, дружинники которого успешно держали оборону несколько дней.

Предательство воеводы бродников называлось в числе первых причин поражения русско-половецкого войска. Другими причинами считалось нежелание русских князей подчиняться единому командиру, их неготовность действовать сплоченно и сообща. Историк М. Ждан полагал, что к разгрому княжеских войск привели другие факторы: профессионализм татарских предводителей, скоординированность действий и воинское мастерство монгольских воинов.

Предатель или жертва

Русские летописи порицали предательство «варварской сбродной толпы бродников» во главе с воеводою Плоскыней, который клялся и «целовал крест» перед Мстиславом Романовичем. От имени монгольских туменов Плоскыня обещал не пролить ни капли княжеской крови. Обещания эти были нарушены, но неизвестно, что стало причиной.

Не исключено, что Плоскыня сам стал жертвой обмана: монголы могли пообещать сохранить жизнь русских князей, а затем с легкостью нарушить клятву. Возможно, Плоскыня проявил бесчестие не по черноте своей натуры, а в силу обстоятельств. По одной из версий, монголы удерживали в плену его сыновей, и обещали за помощь в покорении Руси их освобождение.

Вполне вероятно, что монголы изначально планировали убить русских князей, отомстив за смерть своих людей. До начала сражений Джэбэ и Субэдэй отправили в русско-половецкий стан переговорщиков, чтобы те применили классический прием рассорили союзников. Послы предложили князьям расправиться с половцами. Но те и слушать не стали. Велели послов казнить.
В статье «Рейд туменов Джэбэ и Субэдэя в Восточную Европу в процессе формирования монгольской империи» А. Головко обращает внимание, что вряд ли коварство Плоскыни можно расценивать как предательство. Он с верными бродниками был наемником в монгольском войске. Напомним, что бродники фактически не подчинялись ни Рюриковичам, ни половецким ханам, ни правителям соседних государств, но охотно нанимались к ним на службу. Бродников многие историки, в том числе академик В. Мавродин, считают праотцами казачества.

Важно, что Плоскиня не являлся подданным южнорусских князей, не состоял у них на службе, не заключал с ними договор и не присягал на верность. Поэтому его нельзя называть изменником и предателем. Скорее нарушителем клятвы, данной при целовании креста. К тому же события с «предательством» Плоскини происходили после того, как исход битвы был предрешен, поэтому на ее результаты поступок воеводы бродников никак повлиять не мог.

Отдельные исследователи отмечают и тот факт, что фактически обещание нарушено не было. Кровь при расправе над русскими князьями действительно не лилась. Татары применили традиционный «бескровный» и мучительный вид казни: положили на спины князей дощатый настил и уселись на него пировать. В итоге раздавили лежащих под настилом насмерть.

Предвзятость древнерусских книжников

Удивление у ряда современных историков вызывают другие факты. Дружина суздальского князя Юрия Всеволодовича, к которому южнорусские соседи обратились за помощью, не успела. В свое время историк Б. Греков высказал вполне обоснованное предположение, что отказавшийся лично участвовать в походе суздальский князь, вероятно, не слишком-то хотел помогать антимонгольской коалиции. Не исключено, что он намеренно затягивал сборы или отдал приказ отряду не спешить в дороге.

Интересно, что русские летописи (в первую очередь Волынская) не упоминают о действиях киевского князя Мстислава Романовича в тот момент, когда дружины двух других Мстиславов и отряды половцев противостояли монголам. В ситуации, когда был шанс переломить ход сражения и одержать победу, Мстислав Романович проявил фатальную нерешительность. Он отказался выходить на бой в открытое поле, приказав 10 тысячам верных киевлян и десятку приближенных князей построить из частокола стену и укрыться за ней. Именно за ней он несколько дней выдерживал осаду, пока не поверил словам Плоскыни: сдайтесь, заплатите выкуп и останетесь живы.

По традиции русские летописцы обеляли русских князей. Поэтому не возлагали вину ни на Юрия Всеволодовича, ни на Мстислава Романовича. Но «злодей-предатель» русской истории был нужен и им сделали Плоскыню. Трагизма ситуации добавлял и тот факт, что воевода был не поганым иноверцем, а православным, который нарушил священную клятву «целования креста».

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи