Важное, История

Тимофей Ящик: что стало с личным казаком-телохранителем Николая II после революции

Автор: Орынганым Танатарова  |  2021-09-23 20:43:13

Октябрьская революция 1917 г. перекроила судьбы многих людей, приближенных к царской семье. Пострадал и Тимофей Ящик – личный телохранитель Николая II. Но, несмотря на перемены, он до конца исполнил свой долг. Оставив в России собственную семью, казак охранял мать свергнутого императора Марию Федоровну вплоть до самой ее смерти.

Личные телохранители

Почетная обязанность по защите жизни и здоровья представителей династии Романовых легла на плечи казаков осенью 1832 г. Привлечь их к охране Высочайшего двора императору Николаю I порекомендовал генерал Иван Паскевич-Эриванский. В дальнейшем терцы и кубанцы служили личными телохранителями монарших особ, неизменно пользуясь их особым доверием. Об этом известный писатель, атаман Северо-Западного отдельного округа «Союза казаков» Борис Алмазов написал в книге «Петербург – столица русской гвардии. История гвардейских подразделений» (М., 2015 г.).

Поскольку эти люди постоянно находились рядом с царственными особами, сопровождали своих «подопечных» в поездках и на торжественных мероприятиях, то и выглядеть они должны были весьма представительно. Из многочисленных казаков, желавших получить престижную должность царского телохранителя, отбирали не только самых достойных, но и наиболее красивых, высоких, широкоплечих. А еще, у них должны были быть пышные, окладистые бороды.

Разумеется, для таких красавцев шили особую форму. Парадный мундир камер-казака – алого цвета, а повседневный – ярко-синего. Сам Тимофей Ящик в книге «Рядом с императрицей. Воспоминания лейб-казака», которая была издана в Дании в 1968 г., написал, как нравилась ему даже повседневная одежда.

«У нас было много очень красивых униформ и большие серые военные шинели, подбитые медвежьей шкурой, что делало их настолько похожими на генеральскую форму, что офицеры и солдаты часто отдавали нам честь, когда встречали на улице», – вспоминал Т. К. Ящик.

На этой престижной службе казаки-телохранители получали приличное жалованье. В начале ХХ в. оно, например, составляло 418 рублей 14 копеек. К тому же, монаршие особы делали подарки всем своим приближенным по праздникам и дням рождения.

Кубанский казак

Оружиевед Сергей Талантов обнаружил в зарубежной частной коллекции кинжал, который когда-то принадлежал Т. К. Ящику. Свою находку известный специалист по казачьим и кавказским клинкам описал в статье «Кинжал Тимофея Ящика, камер-казака при императоре Николае II и императрице Марии Федоровне», которая вышла в журнале «Историческое оружиеведение» (No 4, 2016 г.). Доказывая принадлежность клинка типа «кама» личному телохранителю императора, С. В. Талантов внимательно изучил его биографию.

Тимофей Ксенофонтович Ящик родился в 1878 г. на Кубани, в станице Новоминской. В 1900 г. был призван в Ейский полк, расквартированный в то время в Тифлисе. Командование сразу обратило внимание на представительную внешность дюжего молодца. И он попал в конвой генерала Григория Голицына, командовавшего Кавказским военным округом.

В 1904 г. Т. К. Ящик сменил место службы. Он прибыл в Петербург и был зачислен в Кубанскую сотню императорского конвоя. Но сразу в личные телохранители к монарху казак не попал. Вместе с товарищами он нес обычную караульную службу, а через три года вернулся в родную станицу.

В 1912 г. руководство вспомнило о видном красавце, его снова призвали в императорский конвой. И вот, когда срок службы Т. К. Ящика уже подходил к концу, Николай II выбрал 36-летнего казака из множества других претендентов на должность личного телохранителя. Почти весь 1915 г. кубанец регулярно находился рядом с императором.

Видимо, Т. К. Ящик заслужил безоговорочное доверие монарха, ведь в начале 1916 г., желая усилить охрану своей матери, Николай II назначил ее телохранителем именно Тимофея Ксенофонтовича.

После революции

Свержение монархии никак не изменило отношение Т. К. Ящика к своим обязанностям, он остался верен присяге. Об этом научный сотрудник Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника Павел Новиков написал в статье «Портрет Кубанского казака-конвойца Т. К. Ящика», которая вышла в журнале «Культурная жизнь Юга России» (No 3, 2015 г.).
Вместе с вдовствующей императрицей и уцелевшими членами царской семьи Тимофей Ксенофонтович покинул захваченный революционерами Петербург и направился на Юг России. Причем, в 1918 г. младшая сестра Николая II великая княгиня Ольга Александровна родила своего сына Гурия в родной станице Т. К. Ящика.

«После того как Мария Федоровна 11 апреля 1919 года на английском крейсере "Мальборо" покинула Крым, Ящик сопровождал ее и продолжал охранять в Англии, а затем в Дании, куда императрица со свитой прибыла 19 августа 1919 года», – написал П. В. Новиков.

Дело в том, что мать Николая II, урожденная Мария София Фредерика Дагмар, являлась дочерью датского короля Кристиана IX. И после революции родная страна приняла русскую императрицу.

Оставил свою семью

В конце 1919 г. по поручению Марии Федоровны Т. К. Ящик предпринял опасную поездку на полыхающий в огне Гражданской войны Юг России. Казак сумел вывезти семью великой княгини Ольги Александровны из Новороссийска в Константинополь на борту итальянского судна. Затем через Болгарию и Сербию путешественники добрались до Вены, откуда на поезде отправились в Копенгаген.

«Так получилось, что все же я доставил родственников императрицы. Я был горд тем доверием, которое императрица мне оказала, и признаюсь, что я смахнул слезу, когда увидел, как была счастлива императрица увидеть вернувшихся к ней родственников. Они не виделись друг с другом в течение полутора лет», – написал Т. К. Ящик в своих мемуарах.

Только вот телохранитель скромно умолчал, что спасая представителей династии Романовых, он не смог позаботиться о собственной семье. Его супруга Марфа (по другим данным – Марта Сидорская) жила с детьми в станице Новоминской.
«Тимофей Ксенофонтович оставил в пылающей России, на родной Кубани, семью – жену и девятерых детей. Вывезти их в Данию, как он ни пытался, ему не удалось. В 1922 году его жену Марфу расстреляли "за контрреволюцию"», – сообщил в своей статье П. В. Новиков.

А вот в предисловии к датскому изданию воспоминаний телохранителя приведены другие сведения. Там сказано, что Марта Сидорская погибла в 1917 г. во время революционных волнений. Причем, у супружеской четы было не девять, а четверо детей. И Т. К. Ящик, находясь в эмиграции, «много раз тщетно пытался вывезти из России в Данию своего младшего сына, который страдал туберкулезом. Когда сын, наконец, получил выездное разрешение, то было уже поздно...».

Верность императрице

Незаурядная внешность казака поражала датчан, как и его преданность императрице. Когда в Копенгагене происходили незначительные политические волнения, демонстрации или забастовки, русские эмигранты, пострадавшие от революции, особенно напрягались. В такие дни Т. К. Ящик даже спал у дверей в покои вдовствующей императрицы, постелив на паркете резиденции датского короля походную казачью бурку и положив рядом с собой заряженный револьвер.

В своих воспоминаниях телохранитель трогательно описывает последние годы жизни Марии Федоровны. Рассказывает, что эта женщина, несмотря на трагическую гибель сына и всей его семьи, держалась с достоинством.

«В августе и сентябре она выезжала на автомобиле на свои избранные грибные угодья и всегда возвращалась с большой добычей. Не было ни одного гриба, который ускользнул бы от ее зоркого глаза, и она не уставала наклоняться за ними», – так Т. К. Ящик описал одно из любимых занятий Марии Федоровны.

Казак охранял императрицу вплоть до самой ее кончины, случившейся 13 октября 1928 г. Только отстояв многочасовую панихиду, телохранитель решил, что его служба окончена.

Женитьба на датчанке

Видный казак, несомненно, пользовался успехом у жительниц Дании. На одной из них вдовец и женился. Будущие супруги познакомились в 1922 г. во дворце Видёре – резиденции Марии Федоровны. Молодая датчанка Агнес Обринк зашла в гости к подруге и случайно встретила Тимофея Ксенофонтовича.

Влюбленные встречались три года и решили пожениться. Будучи человеком строгих нравов, Т. К. Ящик испросил разрешения на брак у вдовствующей императрицы. «Ее величество подумала и попросила меня пригласить к ней мою избранницу. После того, как императрица побеседовала с Агнес, дело разрешилось положительно», – вспоминал жених.

Невеста выучила русский язык, приняла православие и получила в крещении новое имя – Нина. Венчание состоялось в мае 1925 г. Торжества происходили во дворце Видёре с участием членов королевской семьи. Агнес в тот день было 32 года, а Тимофею – 47 лет.
«Благодаря родственникам императрицы моей супруге и мне удалось завести небольшое дело, которое дает нам хлеб насущный. У нас маленький скромный дом и много хороших русских друзей...», – так сам Т. К. Ящик описал свою жизнь в Дании.

Он признался, что так и не выучил датский язык, поскольку все время надеялся, что политическая ситуация вот-вот изменится, и ему удастся вернуться в Россию. Многие русские эмигранты жили воспоминаниями о далекой родине.

Т. К. Ящик скончался в 1946 г. Агнес Обринк еще несколько лет держала бакалейный магазин, располагавшийся в Вальбю (район Копенгагена), а затем его продала. Она умерла в 1952 г. и была похоронена рядом с супругом на кладбище Ассистенс.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи