Важное, История

«Лучше бы ты стал священником»: из-за чего мать Сталина сказала ему эту фразу

Автор: Орынганым Танатарова  |  2021-10-07 21:49:52

Отношения И. В. Сталина с его матерью Екатериной Георгиевной многие историки называют непростыми. При этом мнения людей, хорошо знавших семью будущего главы СССР, разделились. Одни мемуаристы писали, что сына и мать, несмотря на недопонимание, связывали взаимные теплые чувства. Другие вспоминали, как жалела мать вождя, ведь он не оправдал ее надежд, так и не став священником.

Мечта матери

Известный историк-публицист Игорь Оболенский в книге «Мемуары матери Сталина. 13 женщин Джугашвили» (М., 2013 г.) опубликовал воспоминания Екатерины Георгиевны, которые долгое время хранились в архиве МВД Грузии. Интересующий нас текст, вероятно, был записан со слов пожилой женщины кем-то из тбилисских журналистов в 1935 г. Но поскольку мать И. В. Сталина откровенно рассказала о подробностях семейной жизни и о своей мечте увидеть сына в сане епископа, мемуары так и не вышли в свет в советское время.

Екатерина Геладзе или Кеке, как ее называли близкие, жила в городке Гори. Вышла замуж за сапожника Бесо (Виссариона) Джугашвили. Двое первых сыновей супружеской пары умерли во младенчестве, и муж начал выпивать, не сумев справиться с душевными страданиями.

Иосиф рос болезненным мальчиком, пьяные дебоши отца сделали его замкнутым ребенком. А тут еще родители начали ссориться по поводу будущего своего сына. Отец хотел, чтобы сын стал, как и он, сапожником и помогал ему в мастерской. А мать надеялась, что юный Сосо получит религиозное образование.

«Моей мечтой было, чтобы сын пошел в духовное училище, так как мы были очень верующей семьей. И мне нравилось, когда из Тбилиси приезжал какой-нибудь епископ в своем одеянии», – таким Екатерина Георгиевна видела будущее Иосифа.

После того, как отец ушел из семьи, женщине пришлось зарабатывать, как придется. Она стирала белье обеспеченных соседей, шила одежду, изготавливала одеяла, не гнушалась никакой работы. Ее утешало одно – сын прекрасно учился. Педагоги отмечали, каким способным ребенком был Иосиф. К тому же, он прекрасно пел.

«А как учителя хвалили его голос? Симон Гогличидзе говорил, что у моего сына такой голос, который удивит весь мир. Я не раз ходила в церковь и слушала, как он поет», – с гордостью вспоминала мать Сталина.

Не исключено, что женщина, потерявшая двух детей во младенчестве, решила посвятить своего третьего ребенка служению церкви. Возможно, она надеялась, что это убережет Иосифа от смерти. И поэтому так настаивала на поступлении сына в духовную семинарию, пойдя на прямой конфликт с мужем.

Она била сына

Многие исследователи биографии «отца народов» считают, что отношения юного Иосифа с матерью даже в детстве были непростыми. Историк-публицист Рой Медведев и его брат, писатель-диссидент Жорес Медведев в совместной книге «Неизвестный Сталин» (М., 2007 г.) отметили, что глава СССР весьма холодно относился к родной матери, и ее жизнь никогда его особо не интересовала. И. В. Сталин довольно часто посещал Грузию, но обычно не находил времени, чтобы навестить Екатерину Георгиевну. А его редкие письма к этой пожилой женщине были краткими и формальными.

Не исключено, что холод в отношениях между сыном и матерью возник еще в детстве. Некоторые биографы утверждают, что маленького Сосо регулярно избивал не только отец, но и мать. Характер этой женщины стал суровым от бесконечных скандалов с мужем, от тяжелой работы и бедности, вырваться из которой у нее не было сил.

Дочь И. В. Сталина Светлана Аллилуева в книге «Двадцать писем к другу» (М., 1989 г.) дала дополнительный повод для подобных утверждений. Она написала: «Он [И.В. Сталин – прим. автора] рассказывал иногда, как она колотила его, когда он был маленьким, как колотила и его отца, любившего выпить. Характер у нее был, очевидно, строгий и решительный, и это восхищало отца. Она рано овдовела и стала еще суровее». Действительно, после смерти мужа, случившейся в 1909 г., нрав Екатерины Георгиевны мог заметно ухудшиться.

Тяжелым и безрадостным назвали детство И. В. Сталина писатели И. Я. Вагман, В. В. Мирошникова и Н. В. Вукина. В их книге «100 знаменитых тиранов» (Харьков, 2003 г.) говорится: «Отец, постоянно пьяный, часто и жестоко бил сына, своим грубым отношением изгоняя из сердца Сосо любовь к Богу и людям. Да и мать, уже после отъезда мужа в Тифлис, тоже частенько прикладывала руку к нему, росшему грубым, дерзким и упрямым. Вот в такой обстановке постоянного битья и проходило детство Иосифа».

Нет, не била

Впрочем, многие родственники и близкие люди в своих мемуарах отрицают факт рукоприкладства со стороны Екатерины Георгиевны. Так, друг детства вождя народов и его однокурсник Иосиф Иремашвили в книге воспоминаний «Сталин и трагедия Грузии» (Берлин, 1932 г.) написал, что мама юного Сосо была глубоко религиозной женщиной, она очень любила своего сына и всегда была приветлива с его приятелями.

А Тамара Геладзе – внучатая племянница Екатерины Георгиевны, беседу с которой журналист И. В. Оболенский процитировал в своей вышеупомянутой книге, категорично заявила, что незнакомые люди незаслуженно распускают всякие слухи, рассказывают небылицы о ее родственнице.

«Кто-то пишет, что Кеке била сына. Не могло этого быть, она его обожала», – утверждает Тамара Геладзе.
Сейчас уже точно не установить, на чьей стороне правда. Вполне возможно, что холодок в отношениях матери и сына возник чуть позже, когда религиозная женщина не поддержала увлечение сына марксистской идеологией.

Не оправдал надежд

Иосиф вырос и стал все больше отдаляться от матери. Об этом она сама рассказала в мемуарах. Екатерина Георгиевна была просто в шоке, когда услышала от знакомых, что студент Тифлисской духовной семинарии, ее Сосо, примкнул к революционерам.

«У меня чуть сердце не остановилось. Бунтовщик? Я видела в сыне епископа, а не бунтовщика», – вспоминала пожилая женщина.
Она попыталась вернуть сына на верную, как ей казалось, дорогу материнскими увещеваниями, приехав к нему в семинарию, но Иосиф был непреклонен. Екатерина Георгиевна даже обиделась на сына, приняв его решимость следовать избранному пути за грубость. Он впервые позволил себе не согласиться с мнением матери.

Вскоре будущий вождь народов был исключен из семинарии. Должно быть, это стало страшным ударом для набожной женщины, которая приложила немало трудов, чтобы ее Сосо получил духовное образование и стал священником.

Дальнейшие поступки сына лишь печалили Екатерину Георгиевну. Он не только не оправдал ее надежд, но еще и стал известным деятелем революционного движения в Закавказье, регулярно оказываясь то в тюрьме, то в ссылке. Видимо, тогда теплые отношения, связывавшие мать и сына, окончательно расстроились.

Спустя годы

Разумеется, после того как Сталин стал «отцом народов», Екатерина Георгиевна успокоилась и слегка оттаяла. Только ее вечно занятого сына, по большому счету, уже не волновало мнение матери. Хотя нельзя сказать, что он о ней не заботился. Пожилую женщину перевезли в Тифлис и поселили во флигеле дворца, который раньше занимал наместник русского царя на Кавказе. Но Екатерина Георгиевна сама отказалась от многих предоставленных ей привилегий. Пожилая женщина, всю жизнь работавшая на чужих людей, сохранила многие прежние привычки.

Внуков своих она нежно любила. Отправляла им письма и сладости, жила мыслями о них. В 1935 г. здоровье пожилой женщины стало ухудшаться. Летом ее навестили юные Яков, Василий и Светлана, а 17 октября того же года с матерью повидался и сам Иосиф.
Скорее всего, фраза «Лучше бы ты стал священником», которую часто цитируют биографы «отца народов», действительно была произнесена во время последней встречи матери и сына.

Такой вывод можно сделать на основании воспоминаний С. И. Аллилуевой о своей бабушке: «Она осталась религиозной до последних своих дней и, когда отец навестил ее, незадолго до ее смерти, сказала ему: "А жаль, что ты так и не стал священником"... Он повторял эти ее слова с восхищением; ему нравилось ее пренебрежение к тому, чего он достиг – к земной славе, к суете...».
Правда, на похороны Екатерины Георгиевны, скончавшейся 4 июня 1937 г., ее влиятельный сын так и не приехал. Он был слишком занят, запущенный «отцом народов» маховик массовых репрессий как раз пожинал свои плоды.

Некоторые исследователи видят во фразе матери И. В. Сталина политический подтекст. Они полагают, что мудрая женщина, прекрасно знавшая и о большевистском терроре, и о гонениях на церковь, и о репрессиях, таким образом выразила свою оценку деятельности сына на посту главы СССР. Но кто знает, как повернулась бы история нашей страны, если бы мечта Екатерины Георгиевны увидеть своего Сосо в сане епископа действительно сбылась.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи