Важное, История

"Клубничка": почему название ягоды стало синонимом непристойности

Автор: Марианна Марговская  |  2021-10-11 13:11:39

В русском языке существует множество всевозможных эвфемизмов, с помощью которых в более деликатной форме передаются грубые, неуместные или щекотливые понятия. Так с 1990-х годов в разговорной речи плотно закрепилось переносное значение слова «клубничка», подразумевающее интим, эротику, а иногда даже порнографию. На самом деле этот эвфемизм зародился гораздо раньше и, по всей видимости, пришел в Россию из западных языков.

Версии иностранного происхождения

Еще в XVI веке знаменитый нидерландский художник Иероним Босх, известный своими художественными аллюзиями, создал триптих под названием «Сад земных наслаждений», центральным «персонажем» которой стала ягода земляника. Трактуя изображение земляники как аллегорию плотских удовольствий, иллюзорных, скоротечных земных наслаждений, искусствоведы ссылаются на то, что эта ягода обладает ярким цветом и сильным, манящим запахом, который, однако, быстро выветривается. Таким образом, можно предположить, что современное понятие «клубничка» зародилось еще в позднюю эпоху Возрождения.

Однако это не единственная версия. Например, историк Евгений Кузьмишин пишет о том, что слово «клубника» во французском языке является омонимом такой детали придворного туалета XIV-XIX веков, как воротник-фреза (fraise). Если на портретах XIV-XVI столетий такой кружевной гофрированный воротник мы видим на множестве портретов аристократических особ обоего пола, то к XVIII – началу XIX столетия, отмечает историк, воротник-фреза значительно уменьшается в размерах и становится принадлежностью исключительно дамского туалета. Как раз в XVIII веке, по мнению исследователя, выражение «попользоваться насчет клубнички» в смысле интимных отношений и входит в моду. По другой версии, французское выражение cueillir des fraises («собирать клубнику»), обозначающее интимные отношения с женщиной, отсылает нас к ассоциации с формой женской груди. Данное сравнение встречается, например, в поэзии знаменитого французского поэта второй половины XIX века Поля Верлена. В английском языке также «земляничинами» (strawberries) называют иногда женские соски.

Родом из классики

В русском языке эвфемизм «клубничка» начинает мелькать в классических произведениях передовых писателей XIX столетия. Родоначальником данного выражения в отечественной художественной литературе считается Николай Васильевич Гоголь. Соответствующее выражение дважды встречается в «Мертвых душах» и звучит из уст Ноздрева во время его пересказа Чичикову пикантных событий, связанных с его знакомым:

«А какой, если б ты знал, волокита Кувшинников! Мы с ним были на всех почти балах. Одна была такая разодетая, рюши на ней, и трюши, и черт знает чего не было... я думаю себе только: «черт возьми!» А Кувшинников, то есть это такая бестия, подсел к ней и на французском языке подпускает ей такие комплименты... Поверишь ли, простых баб не пропустил. Это он называет: попользоваться насчет клубнички».

«...В театре одна актриса так, каналья, пела, как канарейка! Кувшинников, который сидел возле меня, – “Вот, говорит, брат, попользоваться бы насчет клубнички!”»

Понятие «клубничка» подхватывается и другими классиками русской литературы, которые начинают вводить в обиход новые однокоренные слова, похожие по смыслу. Так, например, Салтыков-Щедрин вводит понятие «клубницизм» для обозначения низкосортной беллетристики любовного жанра. Писатель также отмечает в своей статье 1868 года «Новаторы особого рода. “Жертва вечерняя” П. Боборыкина»: «...клубника во всех видах и формах, как отдохновение от подвигов по части необузданности».

А Достоевский в своих «Записках из подполья» использует в соответствующем ключе слово «клубничник»: «Ненавижу клубничку и клубничников. И особенно клубничников». Введенный Достоевским термин явно приобрел популярность и встречается, в частности, в дневниковых записях прославленного хирурга Н. И. Пирогова: «Молодая раба, довольно красивая собою, чуть было не попавшая в руки какого-то московского клубничника, вышла благополучно замуж без всяких документов». Выражение «клубничка» как символ непристойности присутствует также и у Тургенева в романе «Дым»: «...десять французов сойдется, беседа неизбежно коснется “клубнички”, как они там ни виляй...». Плотно войдя в массовую культуру уже в постсоветское время, «клубничка» как эвфемизм скабрезности используется до сих пор.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи