Важное, История

Кем были два еврея, без которых Россия вряд ли стала бы великой

Автор: Ярослав Бутаков  |  2021-11-19 18:59:41

Роль этих личностей в истории нашего государства обычно замалчивается или явно недооценивается.

Хозя Кокос

Конец XV века было ключевым временем в истории России. Собственно, Россия как единое государство тогда ещё только рождалась. Этому «новорождённому ребёнку» грозили многочисленные опасности, которые могли убить его ещё в колыбели. Единая Россия могла и не возникнуть.

Важнейшим моментом, которым Россия заявила о своём появлении на свет, стало полное освобождение от ига Золотой Орды. Это стало возможно благодаря искусной внешней политике, которую вёл московский великий князь Иван III. Он не стремился вступить с остатками Золотой Орды в лобовое столкновение, предпочитая обходные пути. Он старался освободить Россию с наименьшими собственными потерями. На этом пути главную роль приобретал поиск союзников.

Молодой России было ещё потому крайне важно самой не тратить силы на борьбу с Золотой Ордой, что на западе она вступала в соперничество с могучей Литвой за воссоединение всех русских земель. А союз Литвы и Золотой Орды мог просто уничтожить молодую Россию. Этот враждебный фронт надо было прорвать.

Дипломатия Ивана III прекрасно справилась с этой задачей. Москва нашла себе постоянного союзника в лице Крымского ханства. Крым соперничал как с Литвой, так и с Золотой Ордой. В нужные для Москвы моменты крымские орды разоряли Литву и не позволяли ей не только помочь Золотой Орде, но и бросить все силы против Московского государства.

Это всем известно. Но мало кто знает, что решающую роль в налаживании и укреплении московско-крымского союза сыграл постоянный агент Ивана III в Крыму, богатый купец Кафы (нынешней Феодосии), еврей Хозя Кокос. Именно через него преимущественно осуществлялись сношения Москвы с двором крымского хана. Кокос на месте знал, с кем и как нужно говорить. Одновременно он снабжал великого князя политической информацией о внутренних делах Крыма.

Понятно, что Кокос оказывал эти услуги России не бескорыстно. Иван III регулярно присылал ему богатые «поминки», то есть подарки. При этм Иван Великий «кланялся» еврейскому купцу, извинялся за скудость «поминков»! И это делал властитель, перед которым трепетала не только вся Россия, но уже и Литва и ряд соседних стран! Сам этот стиль общения свидетельствует о ценности услуг, которые Кокос оказывал Русскому государству.

Сношения с Кокосом начались в 1472 году. В 1474 году они увенчались установлением прочного союза между Иваном III и крымским ханом Менгли-Гиреем. Этот союз просуществовал до самой смерти великого князя в 1505 году. Под сенью этого союза выросла и окрепла единая Россия.

Сами же сношения Ивана III с еврейским купцом прекратились после 1486 года, по-видимому, вследствие смерти резидента. В последнем известном письме великий князь пишет Кокосу: «Как еси наперёд нам служил и добра нашего смотрел, и ты бы и ныне служил нам, а мы, аж даст Бог, хотим тебя жаловати».

Нетрудно представить, какой вред могло нанести зарождающейся России Крымское ханство, если бы было враждебным. В 1571 году, при Иване Грозном, хан Девлет-Гирей сжёг Москву. А если бы такое случилось при Иване Великом? Посредничество Хози Кокоса уберегло Россию от такой напасти.

Пётр Шафиров

Отец Петра Шафирова – еврейский купец Шая Сапсаев (1648-1706) – до русско-польской войны 1654-1667 гг. проживал с родителями в Смоленске. После взятия города русскими войсками семья приняла православие, и Шая Сапсаев стал именоваться Павел Филиппович Шафиров. Хорошее знание иностранных языков доставило Павлу Шафирову, в итоге, работу в Посольском приказе в Москве. Своего сына Петра, родившегося в Москве в 1669 году, Павел Шафиров тоже устроил в Посольский приказ.
Видя, что знания обеспечивают карьеру в Московском государстве, невзирая на происхождение, отец обучил Петра Шафирова латинскому, немецкому, французскому и голландскому языкам. Это позволило в дальнейшем развиваться дипломатической карьере Петра.

Важный шаг для выдвижения Шафирова сделал руководитель русской дипломатии от времён царевны Софьи до Петра I, первый кавалер Ордена Андрея Первозванного боярин Фёдор Головин. В 1704 году он рекомендовал Шафирова на должность вице-канцлера. С 1706 года, после смерти Головина, Шафиров стал вторым по рангу, после Гаврилы Головкина, руководителем Посольского приказа, то есть вице-министром иностранных дел.

Помимо разных обычных дипломатических переговоров, Шафиров имел честь однажды оказать чрезвычайную по важности услугу Российскому государству.

В 1711 году Пётр I выступил в поход против Турции. Дезинформированный своим союзником – господарём Молдавии – Пётр на сей раз довольно легкомысленно отнёсся к предприятию, рассчитывая на быструю победу. Поход оказался плохо подготовлен. В степях у Прута голодавшая русская армия оказалась окружена многократно превосходящими силами турок. Хотя русские в укреплённом лагере отбили все турецкие атаки, его осада делала неминуемым позорный плен.

В окружении Петра рассматривался вариант прорыва и бегства из лагеря хотя бы царя, чтобы ему не попасть в плен к туркам. Дело спас находившийся при нём Шафиров. Он снёсся с турецким главнокомандующим Балтаджи Мехмед-пашой и сумел убедить его заключить мир на почётных для России условиях. Русская армия отпускалась домой при оружии и с развёрнутыми знамёнами, Россия только возвращала туркам ранее завоёванный Азов. Шафиров обещал контрибуцию в 150 тысяч рублей. До её уплаты он лично оставался у турок в заложниках. Вместе с ним заложником в Стамбул отправился и генерал Михаил Шереметев (сын старого фельдмаршала).

Взбешённый султан потом казнил Мехмед-пашу, но договор был подписан. А Шафиров два года собирал на контрибуцию деньги у своих стамбульских соплеменников. Не будь Шафиров евреем, не собрать бы ему этих денег, и турки отсекли бы ему голову. Деньги выдавались, естественно, под векселя от имени русского правительства. В 1713 году Шафиров и Шереметев вернулись в Россию.

Что случилось бы, если бы не находчивость и не национальность Шафирова? Пётр предвидел возможность попасть в плен ещё в 1709 году, перед Полтавой, поэтому приказал Сенату не считать царским указом то, что будет написано им из плена. Но пленение 30-тысячной русской армии свело бы на нет все успехи в Северной войне. Шведы взяли бы реванш. А заодно и турки наверняка овладели бы Украиной. Россия была бы сведена к границам начала XVII века, у неё не осталось бы ни Петербурга, ни флота. Российская империя просто не возникла бы. Россия осталась бы региональной державой, но не стала бы мировой.

Что касается самого Шафирова, то в 1723 году из-за конфликта со всесильным Александром Меншиковым его сослали. Однако в 1727 году Екатерина I возвратила его из ссылки, и Шафиров служил Российской империи на разных дипломатических постах до самой смерти в 1739 году.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи