Важное, История

За что Иван Великий сжёг в клетке своего министра иностранных дел

Автор: Ярослав Бутаков  |  2021-11-21 18:38:29

27 декабря 1504 года на льду Москвы-реки были сожжены в клетках несколько высокопоставленных дворян, в их числе – дьяк Посольского приказа, опытный дипломат великого князя Ивана III Иван Курицын. Это была первая в России массовая казнь еретиков.

Братья Курицыны

Братья Фёдор и Иван Васильевичи Курицыны служили великому князю по дипломатической линии. Боярский род Курицыных происходил от Ратши, дружинника Александра Невского. Старший из двух братьев, Фёдор, был фактическим руководителем внешней политики Ивана III в 1480-1490-х гг. Он возглавлял посольства в Венгрию и Молдавию, московскую делегацию на переговорах с Литвой. На последних был заключён выгодный для Москвы мир и было решено совершить брачный союз между великим князем литовским Александром и дочерью Ивана III Еленой. После 1500 года имя Фёдора Курицына не упоминается, очевидно, в связи с его кончиной.

Младший брат Иван Курицын с 1492 года участвовал в московских посольствах к германскому императору, к литовскому великому князю и в переговорах с Ганзой. Он не стал фактическим преемником своего старшего брата на посту руководителя внешней политики, но его роль в Посольском приказе была значительной.
Оба брата были образованными по своему времени людьми, совершенно не чуждавшимися европейской культуры и даже восхищавшимися ею. Фёдор Курицын занимался литературным творчеством. Его перу принадлежит политико-нравоучительное сочинение «Сказание о Дракуле воеводе», основная мысль которого: нельзя добиться благих целей жестокими средствами. Произведения Ивана Курицына, если и были, то не дошли до нас. Иван занимался переписыванием памятников канонического права – Мерила Праведного и Кормчей книги. Предполагается, что этот труд сыграл некоторую роль в составлении Судебника 1497 года.

Во что верили «еретики»?

Фёдор и Иван Курицыны принадлежали к религиозному течению, которое у современников получило название «жидовствующих».

Очень многое в истории этого движения остаётся тёмным и загадочным. Религиозные сочинения самих «еретиков» до нас не дошли. Их высказывания, как и взгляды, известны нам только в передаче их лютых противников. Им приписывалось отрицание Христа, надругательство над святыми иконами, непочитание воскресного дня и, наоборот, почитание субботы, хула на Господа Бога, на Святую Троицу, отрицание будущего воскресения мёртвых и т.д. Но это обычный набор «еретических» преступлений, который почти всегда и почти в любой христианской стране Средневековья приписывался еретикам. Из него нельзя установить особенностей вероучения «жидовствующих».

Более конкретное указание может содержаться именно в отождествлении их веры с иудейской, хотя это тоже сделали их противники. Можно предполагать, что «еретики» изучали Священное Писание и сверяли его с догматами Православной церкви. Они пришли к выводу, что догмат о Святой Троице не следует из слов Библии. Видимо, они верили в единого, нераздельного Бога, что и позволяло противникам отождествить их веру с иудейской. Почитание субботы также основано на букве Ветхого Завета, а из Нового не следует, что нужно почитать день воскресный вместо субботы. Так что, возможно, и в этом отношении учение еретиков сближалось с иудейским. Противник ереси преподобный Иосиф Волоцкий приписывал «ересиарху» митрополиту Зосиме отрицание загробной жизни, второго пришествия Иисуса Христа и воскресения мёртвых. Что из этого правда, что наговор – судить сейчас сложно.

«Заговор против православия»

«Еретики» не занимались широкой проповедью, а путём бесед вовлекали людей из своего круга, то есть представителей правящей светской и церковной элиты. Именно этот «кружковый» характер ереси заставил её противников видеть в ней зловещий заговор, направленный на замену православия иудаизмом. Эта версия до сих пор поддерживается кое-кем из историков.

Основателем секты её противники называли некоего еврея Захарию Скару, который посетил Новгород накануне его завоевания великим князем московским в 1470 году и посеял семена ереси, которая дальше уже развивалась самостоятельно. Некоторые историки считают эту личность легендарной. Другие отождествляют его с Захарией Скарой, который в 1483 году просился на службу к Ивану III, и сам великий князь приглашал его приехать в Москву. Как бы то ни было, основание секты приезжим евреем, действительное или мнимое, позволяло её противникам обвинять еретиков в измене православию ради иудаизма.

Терпимость великого князя

Как отмечено, члены секты занимали высокие посты, верно, усердно и умело служили Ивану III в созидании Великой России. У великого князя просто не возникало оснований для преследования этих людей. Неохотно уступая настояниям фанатичного духовенства (прежде всего, того же Иосифа Волоцкого, а также новгородского архиепископа Геннадия), Иван III согласился в 1490 году созвать первый церковный Собор по поводу еретиков. Но, по настоянию великого князя, Собор воздержался от наложения жестоких наказаний. Митрополит Зосима, которого тоже обвиняли в ереси, добровольно подал в отставку и ушёл в монастырь, дабы не создавать соблазна.

Иван Великий был человеком довольно широких взглядов. Ему служили и итальянцы («латиняне»), а за границей – и евреи. Он совсем не был догматиком в вопросах религии и однозначно был против жестоких наказаний за инакомыслие в отдельных религиозных вопросах.

Противники ереси тоже обладали широким кругозором. Иосиф Волоцкий призывал сжечь еретиков по примеру испанского короля, устроившего массовое аутодафе в 1492 году и «тако очистивши своё государство».

Борьба за престолонаследие и за церковные земли

Источники жестокой расправы над «еретиками» следует искать в борьбе за престолонаследие.
В 1498 году Иван III венчал своим наследником своего внука – сына своего умершего сына от первой жены Ивана – Дмитрия. Однако довольно скоро он переменил мнение («Кому хочу, тому и дам государство», заявил он по этому поводу) и подверг опале Дмитрия, а наследником стал выдвигать своего сына от второй жены – гречанки Софьи – Василия.

Так получилось, что в окружении вдовы Ивана Ивановича, матери Дмитрия, молдавской принцессы Елены оказались интеллектуалы, «еретики», «жидовствующие». Софья, выдвигая наследником своего сына, оперлась на фанатичные церковные круги. Иван III поэтому в итоге взял их сторону.

Кроме того, у Ивана III, которому не удалось на Соборе 1503 года провести секуляризацию церковных и монастырских земель, была надежда, что, уступив в вопросе о репрессиях против «ереси», он потом сумеет легче добиться своей цели.

На втором Соборе против еретиков в 1504 году, присудившем жестокие казни заподозренным интеллектуалам из кружка Елены и Дмитрия, председательствовал уже не Иван Великий, а его сын и наследник Василий. Как полагают, дело было не только в старческой немощи великого князя (он через год умер), а в том, что Василий уже реально отстранил отца от власти.

«Еретики» были сожжены, но никаких ответных уступок от духовенства Иван III уже не добился.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи