Важное, История

«Ни одна пушка без нашего позволения выпалить не смела»: как «строил» Европу русский канцлер Безбородко

Автор: Ярослав Бутаков  |  2022-07-07 13:35:25

«Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без нашего позволения выпалить не смела», — так напутствовал молодых дипломатов Александр Андреевич Безбородко. В этих словах была большая доля самовосхваления, но содержалась и несомненная крупица истины. Российская империя в конце XVIII века стала одной из самых авторитетных держав Европы, и очевидно, что в этом имелась и личная заслуга руководителя российской внешней политики в царствования Екатерины II и Павла I.

Карьерный рост

Будущий канцлер был сыном генерального писаря Войска Запорожского Андрея Яковлевича Безбородька и принадлежал, таким образом, к украинской казацкой старшине, в XVIII веке приобретшей под сенью российского престола права наследственного дворянства. Он родился в 1747 году в городе Глухове или в селе Стольном под Черниговом, где у его отца было имение. Образование он получил в Киево-Могилянской академии.

С 1765 года Безбородко начал государственную службу в канцелярии губернатора Малороссии Петра Румянцева и довольно резво продвигался по карьерной лестнице. В русско-турецкой войне 1768-1774 гг., где его шеф был командующим армией, он служил ему секретарём, в том числе по ответственным и тайным поручениям. В конце войны Безбородко произвели в полковники, а в 1775 году представили в Москве Екатерине II. Императрица тут же взяла Безбородко к себе одним из статс-секретарей. Почти все бумаги и прошения, направлявшиеся на высочайшее имя, проходили через его руки. Так Безбородко стал одним из самых влиятельных людей при дворе императрицы.

В 1783 году скончался бессменный на протяжении двадцати лет руководитель российской внешней политики граф Никита Иванович Панин. На его место главноначальствующего коллегией иностранных дел (министра иностранных дел, по-привычному) Екатерина назначила графа Ивана Андреевича Остермана в чине вице-канцлера. Одним из помощников вице-канцлера она сделала Безбородко. Но Остерман, по общему мнению современников, был неспособен самостоятельно управлять таким делом. Постепенно Безбородко оттёр его от кормила правления. Остерман остался номинальным главой ведомства, а фактическим руководителем внешней политики сделался Безбородко.

«Если вице-канцлер неспособен выйти из такого незавидного положения, то он, по крайней мере, достаточно умён, чтобы понимать всю его неловкость. Он досадует на это и оскорбляется настолько, что не может этого скрывать», — писал об Остермане один из иностранных дипломатов. Безбородко прекрасно видел эту ситуацию, но в своих личных записках ещё менее щадил своего начальника: «Беда была, когда он за руль брался: худо правил». Таким образом, практически все начинания русской внешней политики периода 1783-1798 гг. — это дело рук и, прежде всего, ума Безбородко. Примечательно ещё, что Безбородко вёл эту политику из тиши своего петербургского кабинета, лишь однажды выехав за границу.

Достижения внешней политики

За эти пятнадцать лет Россия, прежде всего, заключила выгодный Ясский мирный договор с Турцией (1792), завершивший очередную войну с ней присоединением Крыма, всего северного Причерноморья и Кубани. Затем, важным делом стали второй и третий разделы Речи Посполитой (1793 и 1795), в результате которых Россия воссоединила почти все земли Киевской Руси, кроме Галиции.

Выдающийся историк Василий Осипович Ключевский так оценивал итоги приобретений России в царствование Екатерины:
«В земельных приобретениях на западе тогда считалось до 6 770 тыс. большею частью коренного русского населения, на юге – с небольшим 200 тыс. [так в тексте – Я.Б.] магометан и христиан. Западные присоединения ныне [в начале ХХ в. – Я.Б.] образуют десять губерний, южные – три… В начале царствования Екатерины, в 1762 и 1763 гг., была произведена III ревизия; по расчёту пропорции ревизских душ к общему количеству населения последнего считалось по III ревизии 19-20 млн душ обоего пола и всех состояний. В конце царствования Екатерины, в 1796 г., была предпринята законченная уже преемником Екатерины V ревизия; по такому же расчёту… жителей в империи считалось, по V ревизии, не менее 34 млн».
Такое возрастание численности населения Российской империи произошло, главным образом, за счёт присоединения новых территорий.

Безбородко был и проводником политики России, одобрявшей подавление французской революции. Здесь надо особенно воздать должное талантам этого государственного деятеля. Россия в это время сама не участвовала в войнах с Францией, не посылала свои войска на сомнительное предприятие. Сразу же после ухода Безбородко со своего поста по состоянию здоровья, Россия ввязалась в ненужную ей войну. Та война, хотя и принесла славу русскому оружию Итальянским и Швейцарским походами Суворова, но обернулась в 1812 году нашествием Франции и покорённой ею Европы на Россию. Можно гадать, допустил бы Безбородко до такого или нет, но при нём русская армия воевала только за интересы своей страны.

Возвращаясь к знаменитой фразе Безбородко, можно констатировать, что позиция России во время его руководства внешней политикой стала решающей для возникновения войны или удержания от неё. Без поддержки России европейские страны, кроме Франции, опасались начинать любую крупную войну.

Наследие канцлера

В самом конце царствования Екатерины, при всевластии временщика Платона Зубова, Безбородко оказался на короткое время отодвинут от дел. Тем значительнее был его реванш после воцарения Павла I. Император возвысил Безбородко, сделав его сначала графом, а потом и князем, пожаловав званием канцлера и поручив ему формальное руководство всей внешней политикой России.
Но апофеоз Безбородко был недолгим. Беспорядочная личная жизнь рано подорвала его здоровье. В 1798 году он попросился у императора в отставку. Павел I, не желая расставаться с талантливым министром и надеясь, что отдых вылечит его, дал ему разрешение только на отпуск за границей. Но Безбородко не успел воспользоваться этим разрешением и в 1799 году скончался, по-видимому, от инсульта.

Будучи страстным охотником до женского пола (как тогда говорили), Александр Безбородко так и не удосужился связать себя узами законного брака. После его смерти всё его состояние перешло по наследству к младшему брату Илье, генералу, основавшему потом на большую часть наследства Нежинский лицей. Единственная внебрачная дочь Александра Безбородко рано умерла и не оставила детей. Княжеский титул и фамилия Безбородко перешли к старшей дочери Ильи Андреевича – Любови Кушелёвой, потомки которой носили фамилию Кушелёвых-Безбородко.

Александр Безбородко за свою жизнь собрал коллекцию не только всевозможных титулов и всех российских орденов, включая высший Орден Апостола Андрея Первозванного, но и тонких произведений искусства, включая заграничные, спасённые от неистовств французской революции. А выстроенный по его заказу загородный дворец под Санкт-Петербургом (ныне в черте города) является ценным памятником архитектуры.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи