Важное, История

Кодунское государство: как в 1919 году погибла буддийская теократия в Бурятии

Автор: Тимур Сагдиев  |  2022-11-04 14:44:44

В эпоху революционной смуты многие народы бывшей Российской империи взяли курс на самоопределение. Одно из самых экзотических национально-государственных образований возникло в Бурятии, которая ориентировалась на пример теократического Тибета.

Бунт из-за мобилизации

Для российских буддистов начала XX века полунезависимый в ту пору Тибет служил образцом государственного устройства. Страной правили буддийские ламы во главе с Далай-ламой, который считался воплощением боддхисатвы Ченрезига. В 1919 году теократические идеалы попытались претворить в жизнь участники Балагатского движения в Бурятии. Согласно «Исторической энциклопедии Сибири», у его истоков стоял лама Кижингинского дацана Лубса-Сандан Цыденов.

Сразу после Февральской революции 1917 года крестьяне в Бурятии начали присваивать земли буддийских дацанов. Местные Советы узаконили эту практику. Сменившие коммунистов осенью 1918 года белогвардейцы вернули ламам их имущество. Однако «воцарившийся» в Забайкалье диктатор-атаман Григорий Семёнов сам вызвал недовольство буддистов.

23 января 1919 года Бурятская народная дума издала указ о мобилизации 2000 человек коренного населения в возрасте от 22 до 25 лет. Буряты и тунгусы нескольких аймаков должны были влиться в этническую бригаду «Зорикто-батор», подчинённую Семёнову. Но буддисты возмутились. Прежде царское правительство никогда не призывало их на военную службу. У членов правления Кижингинского кредитного товарищества возникла неожиданная идея – выйти из состава Хоринского аймака.

Сепаратисты обратились с прошением к 78-летнему ламе Лубса-Сандану Цыденову. Тот поддержал их инициативу. По словам Цыденова, Бурятская народная дума, согласившись с требованиями атамана, предала свой народ. А значит, буряты получили право создать собственное государство, основываясь на общественных и нравственных нормах буддизма. По мнению идеологов Балагатского движения, учение Будды не могло оставаться только в стенах монастырей. Сторонники Цыденова стремились привлечь широкий круг людей к развитию сиддх («сверхспособностей») по методам средневековой тантрической традиции Индии.

Помимо Тибета участники движения, по-видимому, ориентировались на пример соседней Монголии, которая в 1911 году откололась от Китая под управлением главы буддистов Богдо-гэгэна VIII.

«Пришествие» Дхармараджи

Авторитет Лубса-Сандана Цыденова, который с 1898 года проживал в затворе, был среди верующих чрезвычайно высок. Сторонники ламы немедленно приступили к практической реализации его идеи в Хоринском аймаке. В Цаганском, Бодонгутском и Хальбинском хошунах прошли выборы делегатов в Великое учредительное собрание. Свой голос могли отдать все, желающие стать «харликами» – подданными нового государства.

Собрание состоялось 23 апреля 1919 года при участии 102 делегатов. Буряты «свергли» народную думу и провозгласили власть над собой Дхармараджи-хана («царя учения») – такой титул принял Лубса-Сандан Цыденов. Кроме того, лама называл себя «царём-деспотом трёх миров». Атрибутом власти Цыденова была корона с изображением ваджры (ритуального оружия) и человеческого черепа.

Урочище Халцагай-Тологой (в нынешнем Кижингинском районе Бурятии), где стояла келья ламы, было переименовано в Соёмкус. Теперь это место считалось столицей Кодунского государства (Кодунай Эрхидж Балгасан).

По указанию Цыденова его сторонники написали Конституцию из 36 статей. Кодунское государство состояло из 11 «балагатских обществ», которые, в свою очередь, делились на тосхоны, заменившие прежние сомоны. В структуре власти имелись президент, вице-президент, кабинет министров, суд и народное собрание – Великий суглаан из 36 человек. Историк Баясхалан Чимитдоржиев определяет строй Кодунского государства как унитарную парламентскую теократическую монархию.

Рейд казаков

Атаман Семёнов, которому «подданные» Цыденова прислали Манифест об образовании теократического государства, наверняка, только ухмыльнулся. Образование государства по сути представляло собой акцию гражданского неповиновения, так как у теократов не было, согласно Конституции, собственных вооружённых сил. «Силовая» основа власти Цыденова ограничивалась органами общественного порядка. Это прямо проистекало из буддистского принципа ахимсы (ненасилия).

Поначалу Бурнардума рассчитывала решить разногласия мирным путём. Она дважды присылала в аймак переговорщиков, но те встречали холодный приём. Теократы слали Семёнову депеши с просьбами оставить их в покое. А народ успокаивал себя слухами о чудесной силе Дхармараджи, которая якобы прогонит всех врагов. Однако эти чаяния не сбылись. Да и моральный облик «ламы-деспота» выглядит не таким уж однозначным. В архиве Совета по делам религии при Совете министров Бурятской АССР сохранились свидетельства о том, что для подношений «богам-хранителям» послушники Цыденова привозили ему целые ведра водки, к которой прикладывался и сам лама. А для воздействия на воображение верующих Цыденов, по некоторым данным, использовал купленный им в Санкт-Петербурге пояс с электрическими лампочками.

Когда политическое противостояние затянулось, в ставку теократов нагрянул казачий отряд начальника верхнеудинского гарнизона Корвин-Пиотровского. 11 мая 1919 года казаки арестовали 14 виднейших сепаратистов во главе с Дхармараджой и заключили их в тюрьму Верхнеудинска. На допросе Цыденов отрёкся от созданного государства:
«Я считаю свою инициативу заблуждением, объясняемым моей старостью, политической неосведомленностью и нахождением в изолированном от общества созерцании», – сказал лама.

Через месяц белые выпустили Цыденова, поскольку сочли его сумасшедшим. Однако в том же году буддистский наставник ещё дважды отбыл в заключении такой же срок. Это лишь укрепило авторитет Цыденова – жители аймака каждый раз радовались его «чудесным» освобождениям. О своём отречении лама не вспоминал, а Семёнов не стал жёстко преследовать теократов. Так или иначе, с помощью Цыденова часть хори-бурятов избежала призыва в армию.

Долгое эхо

С падением власти Семёнова Балагатское движение не угасло. В период Дальневосточной Республики, когда появилась Бурят-Монгольская автономная область, было реставрировано и Кодунское государство.

«В апреле-мае 1921 г. движение теократов активизировалось и привело к выделению нескольких сомонов Бодонгутского и Хальбинского хошунов Хоринского аймака из состава автономной области», – сообщается в третьем томе «Истории Бурятии».

Примечательно, что в новых условиях теократы отступили от строгого понимания принципа ахимсы, начав создавать вооружённые отряды. Им удалось объединить 30 обществ с населением 16 тысяч человек. Балагаты требовали от ДВР узаконить их статус. Но власти республики 20 января 1922 года выпустили циркуляр о недопустимости сепаратизма. Лама Цыденов в непосредственной борьбе уже не участвовал – он был арестован в 1920 году и содержался в Верхнеудинске до марта 1922 года. На сей раз Цыденов защищал свою теократию более упорно. Он называл себя «спасителем» для своих последователей, а свои действия в качестве «ламы-деспота» объявлял религиозными.
«Эта власть ниспослана мне божеством», – писал Цыденов в черновой рукописи обращения в Политический суд. В итоге Цыденова выслали в Ново-Николаевск, где он умер от плеврита 15 мая 1922 года.

В письме к сторонникам Дхармараджа успел назвать имя своего преемника – 8-летнего мальчика Бидии Дандарона, который считался перерождением почитаемого ламы из Тибета. Однако «наследнику престола» уже не суждено было властвовать. В марте 1922 года чекисты ДВР разогнали Шолотский дацан, где укрывались сепаратисты. 11 главарей Кодунского государства были арестованы. В мае 1922 года власти ликвидировали большинство административных органов теократов. Последние остатки Балагатского движения были разгромлены силами ОГПУ в феврале 1927 года.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи