История

Какие серые кардиналы вершили историю Европы

2017-10-27 13:01:31

Серьезной политике не свойственна публичность. У большинства «властителей масс» были так называемые «серые кардиналы». Именно они и принимали судьбоносные решения, оставаясь при этом в тени.

Отец Жозеф

Само выражение «серый кардинал» появилось во Франции XVII века. Всем нам с детства знаком образ герцога Ришелье – «красного кардинала». В произведениях Дюма он предстает хитрым и коварным человеком, на самом же деле Ришелье был талантливым политиком и патриотом Франции. Но даже он не мог в одиночку бороться с могущественной испанской кликой при французском дворе. Его верным помощником и участником всех интриг был человек по имени Франсуа Леклер дю Трамбле.

Он мечтал когда-то о военной карьере, но внезапно изменил свои взгляды и постригся в монахи ордена капуцинов под именем Жозеф. Из-за невзрачного бурого облачения его и прозвали «серым», но уважительно именовали «преосвященством», так же, как и его высокопоставленного покровителя, хотя кардиналом отец Жозеф стал только перед смертью, в 1638 году.

«Два человека являются воплощением французской политики начала XVII века: один, Ришелье, был ее архитектором, а другой, отец Жозеф, – ее стержнем» – писал о нем французский историк Пьер Бенуа.

Отца Жозефа боялись и ненавидели современники, да и нынешние историки пока не определились, был он гением или злодеем. Во время Тридцатилетней войны он значительно повысил налоги, из-за чего многие французы оказались в крайней бедности. Но и сам отец Жозеф вел аскетический образ жизни: питался хлебом и водой, ходил пешком и даже умер в полной нищете.

Он вершил международную политику Людовика XIII, наводнил Европу и Восток своими шпионами, интриговал против Англии и Франции, боролся с протестантами. С другой стороны, его называют бессердечным человеком и даже садистом. Он считал, что цель оправдывает любые средства. Суровый аскет, искренний патриот, преданный друг, религиозный фанатик, беспринципный политик, коварный интриган – все это один человек, до сих пор остающийся для нас загадкой, «серый кардинал» герцога Ришелье.

Адольф Фредрик Мунк

«Серые кардиналы» помогали своим покровителям не только на войне, но и в любви. Шведский король Густав III не ладил со своей супругой Софией Магдаленой, как поговаривали, из-за нетрадиционных предпочтений государя. Но, тем не менее, королева должна была родить наследника престола. За помощью Густав III обратился к своему камер-пажу по имени Адольф Фредерик Мунк.

По одной из версий, юноше удалось примирить короля и королеву, и София Магдалена зачала законного наследника. По другой, король, потерпев фиаско, подослал к королеве красавца Мунка, которому удалось соблазнить Софию (тогда именно он приходится отцом наследнику, будущему Густаву IV). Так или иначе, но Мунк был щедро награжден и королем, и королевой, получил титул барона и пост интенданта королевского дворца.

Позже Мунк занял место в Шведском рыцарском ордене – Ордене Серафимов, который по престижности можно сравнить только с легендарным круглым столом короля Артура. К тому времени Мунк носил уже графский титул. Поговаривают, что милости эти бывший паж получал вовсе не за свои советы, а за то, что делил ложе с королем Густавом.

Густав III прислушивался к Мунку и в любви, и на войне. Во время конфликта с Россией король, по совету Мунка, наладил выпуск поддельных российских монет (причем подделка вышла высококачественная, отличались только короны над головами гербовых орлов). Одержав победу на экономическом фронте, Густав III развернул и военные действия, но после нескольких побед решил войну не продолжать.

Жозеф Фуше

Некоторым теневым интриганам удается послужить не одному правителю, а нескольким. Особой беспринципностью в этом вопросе отличался французский политик Жозеф Фуше.

Он получил превосходное духовное образование и формально был монахом, что не мешало ему глумиться над католической церковью и всячески подчеркивать свой атеизм.

Французскую революцию Фуше встретил с радостью – она открывала перед ним множество новых возможностей. Он примкнул к партии якобинцев и активно поддерживал их политику террора. Фуше выступал за казнь Людовика XVI, во время восстания в Лионе именно по приказу Фуше были расстреляны сотни человек.

Но как только популярность подобных методов пошла на спад, Фуше переметнулся к умеренному крылу и стал осуждать террор. Он даже участвовал в свержении и казни своего бывшего соратника Робеспьера.

В августе 1799 года Фуше был назначен министром полиции. Тут его склонность к интригам проявилась сполна: он собирал компрометирующие материалы на сильных мира сего, создал разветвленную шпионскую сеть, целый штат провокаторов и «служителей закона», которые, по сути дела, являлись наемными убийцами.

В это время во Франции восходила звезда Наполеона. Фуше сделал ставку на амбициозного корсиканца и не проиграл. После государственного переворота Фуше сохраняет свой пост, но не пользуется доверием императора. И не напрасно: уже в 1809 году, предчувствуя падение Наполеона, Фуше ведет переговоры с роялистами, республиканцами и англичанами, ожидая, кто предложит ему больше.

После реставрации Бурбонов в числе их самых преданных сторонников оказывается, разумеется, шеф полиции Жозеф Фуше. Но и Наполеона, вернувшегося из изгнания, Фуше встретил как освободителя, и император вновь назначает его на тот же пост. После Ватерлоо Фуше содействует второй реставрации, и в качестве благодарности Людовик XVIII снова назначает его министром полиции. Таким образом, Фуше удалось сохранить свой пост и свою голову при пяти правительствах в самые нестабильные для Франции времена. Еще более удивительно, что Фуше окончил свои дни в собственной постели, будучи в добровольном изгнании в Австрии, в окружении семьи, которой оставил 14 миллионов франков.

Генрих Иоганн Фридрих Остерман

Нашу страну интриги «серых кардиналов» тоже не обошли стороной. При Петре I в России появилось много ярких политиков, так называемых «птенцов гнезда Петрова», один только Меншиков чего стоил. Но некоторые предпочитали оставаться в тени и помогать власть имущим своими советами. Одной из таких теневых фигур был граф Генрих Остерман, которого на Руси окрестили попросту Андреем Ивановичем.

Родился будущий сподвижник Петра в Вестфалии, в семье пастора, и учился в Йенском университете. Но юноша ввязался в дуэль и ему пришлось бежать от наказания в далекую Россию.

Остерман быстро выучил русский язык и попал на службу в посольский приказ – прообраз современного министерства иностранных дел. Там его и приметил Петр I, которому нужны были талантливые дипломаты. Остерман участвовал в заключении Ништадтского мира со Швецией, выгодного торгового договора с Персией, союза с Австрией. Успехи на дипломатическом поприще принесли Андрею Ивановичу баронский титул. Именно по его совету Петр I преобразовывает устаревший посольский приказ в Коллегию иностранных дел. По указаниям Остермана составляется «табель о рангах» - документ, который навел, наконец, порядок в запутанной системе российской бюрократии.

Как и многие его «серые» коллеги, Остерман отличался изворотливостью. После смерти Петра Великого он поддержал Екатерину I и был назначен вице-канцлером и членом Верховного Тайного совета. При Анне Иоанновне получил графский титул. Анна Леопольдовна сделала его генерал-адмиралом. И только Елизавета осмелилась избавиться от могущественного интригана, и то в последний момент заменила казнь пожизненной ссылкой.

Эдвард Мандел Хаус

В 1876 Эдвард Хауз вместе со своим другом Оливером Мортоном оказались вовлечены в президентскую избирательную кампанию. Отец Мортона был сенатором, и юноши смогли попасть «за кулисы» политической жизни страны. Именно тогда Эдвард понял важную вещь. «Лишь двое-трое в Сенате и двое или трое в Палате представителей вместе с президентом действительно правят страной. Все остальные — только подставные фигуры… поэтому я не стремился к официальным постам и не старался ораторствовать», - напишет он позднее.

Получив наследство, Эдвард с удовольствием занялся бизнесом, но это было для него лишь игрой. По-настоящему занимала его только политика. В 1892 году он делает, на первый взгляд, опрометчивый шаг: на губернаторских выборах в республиканском до корней Техасе поддерживает кандидата от демократов Джеймса Хогга. Хауз негласно руководит избирательной кампанией Хогга, и его кандидат одерживает победу.

Следующие 10 лет Хауз был советником четырех губернаторов, не занимая при этом никаких официальных постов. Но лишь в 1912 году, во время очередных президентских выборов, он выходит на мировую политическую арену. Хауз помогает прийти к власти Вудро Вильсону, который отвечает своему «серому кардиналу» благодарностью и дружбой. Дальнейшую политику Вильсона определяли финансовые круги США, и прежде всего – Хауз, который называл себя «властью, стоящей за троном».

Благодаря политике Хауза Соединенные Штаты активно стали вмешиваться в европейские события. Лига наций практически являлась его детищем, так же как и многие решения Парижской конференции, завершившей I Мировую войну. Один проект Хауза, на счастье, все же не был реализован: он полагал, что остальному миру спокойнее будет жить, если на месте России будет не одно государство, а четыре.

В конце жизни Хауз оставил большую политику и занялся литературным творчеством.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи