История

Какая разведка была у Петра I

Автор: Антон Бредихин  |  2017-10-28 21:11:41

Создатель Российской империи и “окна в Европу”, “Антихрист” и “немец”, провевший революцию в русском обществе. Петр I имеет и сейчас неоднозначное восприятие у россиян. Однако именно на его долю выпала участь направить Россию на европейскую цивилизационную волну, отторгнуть ее у Азиатского мира постмонгольских государств.

Естественно, что Европа не дружелюбно принимала Россию в свои объятия. Шпионы самых разных стран стремились к русскому двору, а войны по всем фронтам способствовали формированию российской разведки нового типа, отвечающей запросам того неспокойного времени.

 

Сложная паутина разведывательной сети

Функции разведки и контрразведки были переданы Преображенскому приказу. Его бессменным руководителем в 1686-1717 годах являлся князь Федор Юрьевич Ромодановский. Штабами и условными “центрами” российских разведывательных сетей выступали дипломатические представительства. Пожалуй, они первыми прошли процесс “евроинтеграции” и по своей одежде, манерам поведения и мышления ни на толику не уступали тогдашним прообразам “Ми-6” и “Штази”.

Главам посольств российский царь-император лично раздавал поручения с секретными пунктами. Наиболее видными в их выполнении стали послы Толстой в Османской империи, Матвеев в Голландии, Хилков в Швеции и др. Так, Петр Андреевич Толстой должен был собирать информацию о личности султана, его ближайшем окружении, фаворитах, склонностях к войне и миру, данные о численности и дислокации турецкой армии и флота, а также перспективы их модернизации.

Финансирование шпионов и акций было значительным: Россия вела активную торговлю, и деньги, получаемые из Европы, направлялись в том числе и на сбор сведений об ее государствах. Драгоценности, ткани, а нередко и услуги способствовали внедрению российских резидентов в высшие слои европейских аристократических сообществ. Несомненно, что важную роль играло идеологическое направления, в частности христианство на территории Турции, Польши и Закавказья.

Передача информации в империю происходила самыми различными способами. В эпоху, когда не было цифровых носителей и программ-шифровальщиков, письма с донесениями государю писались невидимыми чернилами, гонцы сменяли друг друга в пути, случалось, что некоторые из них везли документы “в слепую” не предполагая имени конечного адресата. В случае поимке такого гонца его ожидало только одно - смерть. Но доносить информацию все таки нужно было.

Немаловажной выступила вербовка иностранцев прибывающих на территорию империи. Активно приглашая для работы лучших европейских специалистов, агентура смогла привлечь порядка 800 врачей, инженеров, офицеров и мастеров. Императорскими властями ставилась задача присутствия военных представителей при европейских армиях. Большинством военных атташе становились дипломаты, получившие функции внешней разведки.

Уже тогда сформировалась конкуренция разведок на европейском континенте, в котором русским, как это было заложено еще Иваном IV Грозным, не было равных. Перекуп информаторов, лоббирование мнения императорского двора, шантаж и давление, все это было свойственно тому времени. Благодаря “петровскому прорыву” в Европу, ее постепенно начали наводнять русские студенты и дворяне, шарлатаны и торговцы, они же становились частью единой агентурной сети, управляемой из посольств.

 

Работа агентуры

Ключевым для разведки петровского периода стал “шведский вопрос”, потому все силы и возможности были направлены для его разрешения.

В состав “Великого посольства”, направленного в Европу Петром I входил Адам Адамович Вейде, чьи функции заключались в сборе и анализе информации о странах пребывания в целях их дальнейшего включения в антишведскую коалицию. Создателем Северного союза выступил лифляндский дворянин Иоганн Паткуль, который благодаря обиде на шведов за конфискацию его имения и наличия многочисленных связей среди королевских дворов Европы помог России создать новый военный союз.

Голландский посол Матвеев в период Северной войны смог собрать и передать императору сведения о намерениях шведского короля Карла XII направиться на территорию Малороссии в целях объединения с поляками и крымскими татарами. А посол Хилков, пребывавший в Швеции, смог передать информацию о готовящейся шведской акции в Архангельске, что нашло отражение в киноленте “Россия молодая”.

Штирлицем петровской эпохи стоит назвать Генриха Фика, немца, который оказался в роли глубоко законспирированного агента в Стокгольме. Швеция тогда была передовой страной Европы, ее система государственного управления была отлажена как часы. Аналогичной ей Петр I хотел видеть Российскую империю. Разведчика подбирали более чем тщательно: проверяли его биографию, связи, характеристики. Главным условием было отсутствие “российского следа”.

Получив тысячу четыреста червонных в 1715 г. Фик отбыл на Скандинавский полуостров. Там он со своей семьей прожил год, успев накопить более 1000 документов. Их пришлось так тщательно скрывать от возможных перехватчиков, что часть была зашита в платье жены Фика. Операция прошла успешно и шпион привез в Санкт-Петербург сведения о торговле, морском, монетном и банковском деле, о государственных расходах, расположении войск, настроениях в обществе и о многом другом.

Велась работа и на азиатском фронте. Завербованный в Российской империи итальянец Флорио Беневини способствовал заключению договора с Бухарой в целях обороны от Хивинского ханства. Он же впоследствии будет направлен для выяснения наличия границы Азии и Америки. Таких примеров много, но большая часть из них так и осталась сокрыта пеленой истории.

Петровская разведка стала значимым компонентом нового имперского мышления Государства Российского. Направленная на расширение влияния Санкт-Петербурга в странах Востока и Запада, она выступила источником объективной информации “о думах” соседствующих монархах, их слабостях и возможностях взаимоотношений.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи